28. 08. 2012

Почему Папа Римский до сих пор не приехал в Беларусь

Беларусь является одной из немногих стран Европы, на территорию которой до сих пор не ступала нога Папы Римского. При этом количество людей, которые относят себя к католикам, в стране, по разным оценкам, колеблется от 10% до 20%.

Вместе с тем Иоанн Павел II, во время понтификата которого Беларусь обрела независимость, и Бенедикт XVI, который сейчас возглавляет Католическую церковь, побывали с визитами во всех соседних с Беларусью странах, кроме России, и даже в тех государствах, где количество католиков не превышает и пару процентов.

Как сообщал Телеграф, в 2009 году президент Беларуси Александр Лукашенко посетил Ватикан, где встретился с Бенедиктом XVI. При этом понтифик выразил свою готовность посетить Беларусь, но, как говорится, воз и ныне там.

Страны, которые посетили Иоанн Павел II и Бенедикт XVI

Прокомментировать данную ситуацию и ряд других вопросов корреспондент Телеграфа попросил Тьерри Бонавентуру (Thierry Bonaventura), пресс-секретаря Совета Конференций католических епископов Европы – организации, которая объединяет Католическую церковь во всех странах нашего континента.

Telegraf.by: Беларусь – чуть ли не единственная страна Европы, где до сих пор не был с визитом Папа Римский. При этом численность католического населения в стране значительна, тогда как, например, на Кипре, где Папа был два года назад, количество католиков составляет лишь около 2%. В чем причина этого и когда стоит ожидать его визита в Беларусь?

Бонавентура: Я надеюсь, что Папа сможет посетить Беларусь как можно скорее. Обычно Папа приезжает в страну после того, как его туда приглашают. Однако я не знаю, получил ли он официальное приглашение от руководителей вашей страны. Вначале Папа должен получить официальное приглашение от президента или главы правительства, и лишь после решается, когда состоится визит. Я не знаю, было ли официальное приглашение.

Telegraf.by: В Беларуси распространено мнение, что против визита Папы выступает Русская православная церковь. Как вы считаете, поможет ли недавнее соглашение между РПЦ и Католической церковью в Польше изменить данную позицию?

Бонавентура: Признаюсь, что я не слышал о такой позиции Русской православной церкви. Хочу отметить, что отношения между Католической и Православными церквями развиваются хорошо. И как мне, кажется, в Беларуси обе Церкви поддерживают диалог между собой. Кстати, здесь, в Беларуси, в 2014 году пройдет католическо-православный форум, участие в котором примут представители различных епископских конференций Европы и различных православных церквей.

Повторюсь, что я ничего не слышал о такой позиции. Но очень жаль, если позиция руководства Русской православной церкви такая, как вы сказали. Всегда есть возможность разрешить данные проблемы. Приезжая в страну, Папа всегда совершает пастырский визит и встречается с главами местных церквей. Православные – наши братья, и мы хотим встречаться с нашими братьями. И я уверен, что в ходе своего визита Папа бы также встретился и с главой Белорусской православной церкви.

Telegraf.by: С какими основными проблемами сталкивается Католическая церковь в Европе?

Бонавентура: Проблемы Католической церкви в Европе в той или иной степени такие же, как и проблемы Католической церкви в остальном мире. Тем не менее, есть ряд вопросов, которые здесь наиболее выражены по сравнению с другими странами или континентами. Прежде всего, это касается своеобразной формы секуляризации, которая пытается задвинуть духовное измерение человека исключительно в частную жизнь, полностью исключив библейский опыт из публичной жизни.

У нас есть ряд фактов, которые указывают на то, что преследование христиан все более и более увеличивается. Появляется все больше фактов нетолерантности по отношению к христианам. Но это только часть проблемы.

Другая сторона проблемы заключается в том, что мы как христиане боимся исповедовать публично свою веру. Все было бы легче, если бы мы как христиане могли легко говорить то, что мы думаем, какие наши ценности, во что мы верим. Одна из основных проблем современной Европы. В связи с этим Церковь должна обновить себя, используя новые средства, новые способы коммуникации, чтобы внедрить Евангелие нашего Господа в современное общество. Из-за того, что общество очень быстро развивается, у обычных людей есть мало времени и возможности, чтобы остановиться и посмотреть, что происходит. Это, как мне кажется, является основной проблемой Церкви в Европе.

Между тем ситуация в Европе отличается от страны к стране. В некоторых странах секуляризация достигла больших размеров. В некоторых странах, как, например, в вашей, в Беларуси, христианство было запрещено на протяжение долгого времени. Основной вызов здесь – свидетельствовать и передавать новым поколениям нашу веру.

Telegraf.by: В СМИ часто можно услышать о стремительной исламизации ряда стран Западной Европы, например, Франции. Насколько серьезна эта проблема?

Бонавентура: Я не уверен, что мы можем говорить об исламизации. Число мусульман в Европе растет в основном за счет иммигрантов. С другой стороны, переход в ислам связан с тем, что, как я уже говорил, мы теряем свою веру в секуляризованном обществе. Возможно, христиане более скромные в выражении своей веры, ислам же – это религия с наиболее ясно выраженной идентичностью. В Европе легче увидеть присутствие мусульман, чем христиан, так как христиане предпочитают выражать свою веру в личном измерении.

Что касается Франции, то я не вижу этой проблемы, так как мусульмане хорошо интегрированы в общество. Здесь также есть советы на местном уровне, на которых представители различных общин, к примеру, католических, могут встречаться с мусульманами. В странах, где таких советов для мусульман нет, ситуация обстоит сложнее, так как у них нет организаций наподобие Церкви. Мусульмане объединены в небольшие сообщества, и иногда из-за этого с ними тяжело контактировать.

Telegraf.by: Сейчас в нашем регионе особый резонанс получили акция Pussy Riot в Москве и последовавшая за ней акция Femen в Киеве, в ходе которой был спилен крест. Каково ваше отношение к таким акциям?

Бонавентура: Что касается приговора суда, то, по моему мнению, он не должен был быть таким строгим. Тем не менее, их акция оскорбила чувства верующих, причем не только православных, но и других христиан по всему миру. Мы не выступаем против свободы слова, но секуляризм и релятивизм, о которых я говорил ранее, привел этих женщин к мнению, что здание церкви ничем не отличается от рынка. Поэтому с моральной точки зрения я их осуждаю. Нельзя делать такое в церкви, пилить кресты и говорить, что мы делали это не против христиан. Люди должны понимать, на что они идут.

Если мы будем говорить, что это неважно, то мы можем спровоцировать действия, которые даже не можем вообразить. Свобода выражения мысли не означает, что я могу вломиться к этим женщинам в дом и делать все, что я захочу.

Мы должны уважать приватность или сакральность определенных мест. Есть ряд мест (храмов, судов), которые имеют очень большое значение для общества, и, по-моему, люди не должны позволять себе устраивать представления там. Но я не против искусства и не против свободы выражения мысли.

Но, возможно, для них приговор слишком строг. Они не понимали, что делали и как оскорбляли всех верующих. 

Не так страшен торт, как количество свечек.

еще

А вы участвовали в выборах?