21. 11. 2013

Форвард «Цмокаў» и сборной Беларуси Никита Мещеряков рассказал о своей карьере

«В детстве занимался гимнастикой и авиамоделированием»

— Никиту Мещерякова можно назвать успешным баскетболистом?

— Хах, сразу забавный вопрос :). Моя карьера довольно интересно складывается. За океаном я поиграл в двух хороших университетах, которые выступают в двух сильнейших конференциях Америки. В Джорджтауне у меня было мало игровой практики, поэтому перевелся в Уэйк-Форест. Считаю, хорошо проявил себя в студенческой лиге. Колледж пошел мне на пользу. В Италии тоже провел удачный сезон. После студенческого баскетбола многие игроки испытывают проблемы с переходом во взрослый спорт. У меня же получилось довольно гладко.

— Какие баскетбольные мечты строил в детстве?

— Всегда ставил максимальные цели. Конечно, хотел попасть в НБА. Думаю, каждый ребенок об этом мечтал. Амбиции остаются до сих пор. Поэтому я и оказался в «Цмоках». Не хотелось засиживаться в А2 — в клубах, о существовании которых за пределами Италии никто даже не знает.

— Кто был твоим кумиром в школе?

— Все мы росли и смотрели на Майкла Джордана. Собирали карточки с изображениями баскетболистов, покупали журнальчики, куда нужно было вклеивать наклейки. Уже в колледже заинтересовался игрой Дирка Новицки. Вот он, наверное, и остается любимым игроком. После моего брата, конечно :).

— При таком брате не заинтересоваться баскетболом было тяжело.

— Ты прав. Егор играл в Университете Джорджа Вашингтона, а я в Беларуси просматривал кассеты с его матчами. Мне очень понравилась тамошняя атмосфера. Уже тогда захотелось оказаться в Америке. Первые шаги делал у тренера Вадима Николаевича Алексина. Этот человек научил меня азам баскетбола и привил любовь к этому спорту. Вадим Николаевич стал отцом для меня и многих других ребят. Он не только учил нас баскетболу, но и воспитывал через спорт. Алексин всегда учил ребят играть в пас, так как у нас командная игра. Больших побед можно добиться только вместе — это правило сохраняется и за пределами площадки. Поэтому Вадим Николаевич подготовил много хороших спортсменов или просто успешных людей.

— В каком возрасте впервые взял в руки баскетбольный мяч?

— В 9 лет. Считаю, это оптимальный возраст. Ребенок уже немного понимает, что от него требуется.

— Альтернатив баскетболу не было?

— По детству перепробовал много всякого. Даже гимнастикой занимался, но не задалось.

— Почему?

— Еще в детском саду к нам пришел тренер по гимнастике, сделал набор. Я занимался года полтора, но потом все поняли, что мальчик Никита уж очень высок и для гимнастики не подходит. Но я не очень-то расстроился. В гимнастике много упражнений давали на растяжку — это очень скучно. Детям гораздо интереснее движение — взял мяч и понесся веселиться :).

— В детстве были только спортивные увлечения?

— Почему же? Параллельно с баскетболом занимался авиамоделированием. Мне всегда было интересно сконструировать что-нибудь своими ручками. Но уже такого хобби нет.

— Когда был маленьким, часто смотрел баскетбол?

— Сам понимаешь, насколько это было доступно у нас в стране. Тогда интернет еще не был распространен как сейчас. Но иногда случались чудесные ночные трансляции по БТ. Я их смотрел, а потом с утра продирал глаза и шел в школу :).

— Когда окончательно понял, что баскетбол — это твое?

— Еще в детстве, когда в РУОР поступал. А после учебы в колледже пришла уверенность, что смогу закрепиться в европейском баскетболе. Не было ни одного дня, когда я размышлял о прерывании карьеры. Финансовая сторона? Никогда не задумывался о деньгах. Я занимаюсь тем, чем умею. Люблю баскетбол.

— Что больше всего запомнилось из детского баскетбола?

— Наверное, мое первое попадание в кольцо. Первый раз я пришел на тренировку к Михаилу Аркадьевичу Фейману. Все ребята были старше на 2-3 года. Играли двухсторонку. Я пошел в проход и на мне сфолили. Когда бросал штрафной, мяч очень странно залетал — ударился о дальнюю дужку, отскочил на щит и скатился в кольцо :). Курьезный момент.

«Тяжело привыкал к американскому стилю игры»

— Твой самый крутой матч?

— Это был Senior Night в Уэйк-Форесте — моя последняя домашняя игра в университетском баскетболе. Соперник — Дьюк, одна из топовых дружин NCAA. Мы проиграли, но создали нешуточную интригу. После первой половины проигрывали 16 очков. В концовке оставалось всего 2-3 — находились на расстоянии вытянутой руки, но чуть-чуть не хватило. Я набрал 18 очков — моя самая результативная игра в Америке. Получил громадное удовольствие! В тот день я последний раз вышел на паркет любимого зала, а поддерживало нас около 10 тысяч болельщиков.

— По случаю заключительного матча в университете прошли торжественные мероприятия?

— Это был незабываемый вечер! Перед игрой состоялась торжественная церемония для игроков-выпускников. Каждый из нас выходил в центр площадки в сопровождении родителей или родственников, тренер и спортивный директор вручали подарки — мяч с подписями всех игроков и руководства, заключенную в рамку баскетбольную майку. Кроме того, мне особенно повезло, так как в этот вечер компания IMG College Films сняли небольшой ролик про нашу последнюю игру. Было очень приятно.

— Подаренные вещи и сейчас у тебя хранятся?

— Мяч здесь, а вот форму перевезти не удалось — настолько огромная была рамка! Очень обидно.

— Как родилось решение уехать в Штаты?

— Давно хотел пойти по стопам брата. Сначала агент Егора помог устроиться в High-School на один год. Играл за школьную команду, адаптировался к местной культуре, учил английский. Очень тяжело сразу поступить в колледж, не зная языка. Но не с этим у меня были основные проблемы. Тяжело было привыкнуть к американскому стилю игры. В школьном баскетболе многие тянут одеяло на себя, играют индивидуально. Пришлось набираться наглости в нападении, царапаться за каждый подбор и работать на свои очки.

— Против чернокожих тяжело играть?

— Со всеми можно бороться. Они более атлетичные, чем белые игроки. Значит, нам нужно добиваться своего хитростью. Я хорошо себя проявил в школе. Когда проходил турнир Sleepy Thompson в Мэрилэнде, меня заметил тренер Джорджтауна. Спрашивает у друзей: «Что за парень бегает под 55-м номером?» Мой агент Стив оказался рядом: «Это брат Егора Мещерякова». После того случая тренер стал посылать своих скаутов на наши игры. Слава Богу, вторая половина сезона у меня получилась очень успешной — часто набирал по 30 очков за матч. Вот так я и попал в Джорджтаун. Правда, играть сразу не мог.

— Почему?

— Еще до Америки провел сезон в белорусском чемпионате за «Виталюр». По правилам же американского студенческого баскетбола игроку нельзя до колледжа выступать в профессиональной команде. Получил дисквалификацию на 20 матчей.

«По профессии я экономист»

— Легко ли оказаться в американском колледже?

— Если поступаешь сразу по приезде, нужно сдать один тест. Если же проучился там какое-то время, необходимо пройти SAT.

— Сложный тест?

— Не каждый американец его с легкостью сдаст. Часть теста ориентирована на знание английского, часть — на математику. Нужно решить 10 разных секций. На каждую секцию — 10-15 минут. Времени на раздумья практически нет. Прочитал вопрос — сразу пиши ответ. Все в спешке. Чтобы попасть в Джорджтаун, нужно было сдать тест на 950 баллов. С первой попытки я недобрал около 150. Зато второй раз сдал на 970. Комиссия удивилась: «Как можно сделать такой рывок за короткий промежуток времени?!»

— Как готовился к экзамену?

— Есть специальный учебник на несколько тысяч страниц по SAT. Решал различные упражнения по английскому и математике. Плюс там можно прочитать о системе этого теста, узнать о каких-то закавыках. Приезжему очень тяжело сдавать. С первого теста я вышел просто зеленый. Шок!

— Чему обучался в колледже?

— По профессии я экономист. Американская система очень интересная. Первые два года ты берешь общеобразовательные кредиты. Затем нужно набирать кредиты по специальности. Каждый класс — три кредита. Чтобы стать экономистом, необходимо иметь 30. Таким образом, я набирал 10 классов. В Джорджтауне обучался общеобразовательным предметам — истории, математике. Когда перевелся в Уэйк-Форест, набирал кредиты по экономике, статистике и прочим предметам по специальности.

«Снимал трехкомнатную квартиру за 350 долларов»

— Спортсмены в американских колледжах занимаются только спортом. Заблуждение?

— Это совсем не так. Обычный день студента-спортсмена в Америке начинается в 8 утра. Завтракаешь, идешь на занятия. Обычно наш академический эдвайзер ставил классы так, чтобы можно было посреди дня сходить в качалку. Там проводишь около часа. Затем возвращаешься на учебу. Где-то до четырех часов грызешь гранит знаний, а потом на тренировку. Времени на отдых практически нет. Домой возвращаешься часов в 8, если не позже — это уже как тренеру захочется :). Потом делаешь домашнюю работу. Если в 11 ляжешь в постель, можешь называть себя счастливчиком.

— С учебой проблемы возникали?

— У некоторых ребят из команды были. Но я старался все выполнять вовремя. Если не запускать и не накапливать снежный ком, то учиться не очень сложно. Ничего нельзя оставлять на потом. Особенно на экономическом факультете. Поэтому многие спортсмены выбирали факультеты попроще. Если же человек не успевает, ему назначают дополнительные занятия с репетитором. Тренер за учебой тоже пристально наблюдает — следит, чтобы не было провалов ни по одному предмету. Учиться тяжело, но для студентов созданы все условия.

— Что про быт расскажешь?

— На семестр нам выдавалась специальная карточка питания, на которую можно было набрать очень много обедов. Заходишь в кафетерий, проводишь по терминалу и набираешь все, что хочешь. Удобная штука. Кроме того, всем нуждающимся колледж предоставлял общежитие. Причем в Уэйк-Форесте студенты должны прожить в кампусе не менее двух лет. Только после этого можно съезжать, предварительно предупредив тренера. Я так и сделал. Причем из-за того, что не жил в общежитии, университет выделил деньги на съем жилья.

— Дорого?

— Не очень. Мы с товарищем платили за трехкомнатную новенькую квартиру по 350 долларов. У каждого своя спальня, свой санузел и большая гостиная. Мой сосед в зале даже барабанную установку поставил. Но он мне не мешал — барабанил только во время обеда. Расслаблялся :). Я тоже пробовал научиться, но у меня с ритмом проблемки есть.

«Университетский баскетболе веселее, чем НБА»

— В американских колледжах развиваются разные виды спорта. Какие наиболее популярны?

— Зависит от региона и традиций. В Джорджтауне, например, все помешаны на баскетболе. Футболисты играют в низком дивизионе и никого не интересуют. В Уэйк-Форесте ситуация иная — 50 на 50. А в Орегоне основное внимание уделяется американскому футболу.

— На студенческий спорт в Америке людей ходит не меньше, чем на профессиональный. Что за феномен?

— Я бы не называл это феноменом. Просто молодые ребята играют искренне, стараются чего-то достичь. Студенты выступают не за деньги, а за уважение и за имя своего университета. У каждого свой pride... До сих пор словечки вылетают :). Гордость! В НБА такого не увидишь. Это легко объясняется. В студенческом баскетболе игр гораздо меньше, чем в НБА, — можно и нужно выкладываться на сто процентов во всех матчах. Каждая победа на вес золота.

— На «Мартовском безумии» (финальные игры NCAA) побывал?

- «Джорджтаун» однажды выбрался туда. Но я тогда как раз был дисквалифицирован. Правда, в решающих играх нам не повезло. В соперники во втором раунде попался «Дэвидсон», где блистал тогда еще мальчик Стефен Керри. Он в одиночку нас разорвал — набрал больше 30 очков и забросил самые сумасшедшие «трюльники».

- «Мартовское безумие» – особое время в американском баскетболе?

— Это основной турнир в студенческом спорте. Все его смотрят. Американцы даже шоу создали «ObamaBracketology». Президент США Барак Обама в эфире ESPN предсказывал, как закончатся матчи. Это было весело.

Ставить ставки на студенческий спорт — неблагодарное дело, на самом деле. Очень тяжело предсказать победителя. Много равных команд. Зачастую решающим фактором является фарт, а не мастерство отдельно взятой дружины.

— Именитые выпускники свой колледж не забывают?

— Они часто приезжали — Тим Данкан, Крис Пол, Джош Ховард и другие довольно известные ребята. У нас в Уэйк-Форесте даже организовывались так называемые Pick-up Games — игры в формате «5 на 5». В некоторых пульках мы были близки к победе. Но все-таки у ребят из НБА класс повыше.

— Сам на матчах НБА присутствовал?

— Да, на «Вашингтон» съездил, на «Шарлотт». На матчах плей-офф не был, но во время «регулярки» все как-то спокойно. Сидят люди, веселятся, пьют пиво, смотрят баскетбол. В колледже на матчах веселее.

— Чего тебе больше всего не хватало в Америке?

— На первых порах скука по дому и по белорусской кухне была сильной. Родного общения очень не хватало. Порой уставал разговаривать на английском. Но у меня много друзей баскетболистов, которые поехали туда играть и учиться — созванивались, поддерживали друг друга.

«Итальянский чемпионат — хороший старт-ап после университета»

— После американского студенчества ты попал в Италию.

— Не хотел сразу после США ехать в «Цмокi». Намеревался заявить о себе в каком-нибудь европейском чемпионате. Итальянская А2 — идеальный вариант. В эту лигу многие уезжают после университета — хороший старт-ап. Я приехал в «Триест» на просмотр, сыграл пару хороших матчей и мне предложили полноценный контракт.

— В чем смак итальянского баскетбола?

— Это особенная вещь. Итальянский баскетбол отличается и от американского, и от общеевропейского. В глаза бросаются две особенности. Первая: нельзя делать разворот — это автоматическая пробежка. Но разворот — мое любимое баскетбольное движение. А тут мне говорят: «Выруби его напрочь!» Второй момент: нельзя идти в противоположную сторону от осевой ноги. Эти вещи замедляют баскетбол и делают его менее зрелищным.

— Итальянские тиффози любят игру?

— В Триесте почти всегда собирался полный зал. Группа поддержки внушительная. Было приятно отдаваться этой публике. В Италии баскетбол любят. Наверное, более рьяные болельщики только в Турции, Греции и Испании.

— Летом появлялись новости, что тобой интересовался «Милан».

— Попасть в «Милан» было нелегко — состав был сформирован задолго до моего приезда. Побывал в их тренировочном лагере, поучаствовал в нескольких матчах. Хотел, чтобы меня заметили. Были и другие европейские варианты, но я выбрал «Цмокi». Единая лига ВТБ — очень престижный турнир.

«Понимаю, что у меня за спиной стоит родной человек»

— О твоем контракте с «Цмокамi» договаривался брат?

— Да, с этого года Егор стал моим агентом. С предыдущим представителем расстались на хорошей ноте. Все-таки американскому агенту тяжело из-за океана следить за моими делами в Европе. Но мы продолжаем с ним общаться. Стив много сделал для меня в Америке. Очень благодарен ему.

— Проще, когда агентом является родственник?

— Я всецело доверяю Егору. И, конечно, проще работать, когда абсолютно ни о чем не задумываешься. Понимаешь, что у тебя за спиной стоит свой, родной человек. Егор постоянно следит за мной — подсказывает, советует.

— Какие у тебя сохранились воспоминания о Егоре Мещерякове-игроке?

— В любой своей команде брат всегда оставался лидером. В этом и заключается класс баскетболиста — играть без перепадов. Егора отличала стабильность и преданность команде. Брат никогда не тянул лямку на себя и полностью отдавался игре. Наверное, поэтому его и любят везде, где он играл.

— Ты на площадке часто выходил против Егора?

— Довольно. Например, когда в сборную вместе приезжали. Интересно было играть пульки «1 на 1».

— Кто был сильнее?

— С переменным успехом игры проходили :). У каждого свои преимущества. Егор мощнее меня — проще выигрывает единоборства под кольцом. Зато за меня всегда играла скорость. Егора во время игровой карьеры отличал стабильный бросок. У меня же очень неплохой проход.

— Споры с братом часто возникают?

— Очень редко.

— А в детстве конфликтовали?

— Мы были очень дружные. Когда брат учился в университете, виделись только летом. Даже времени не было, чтобы поругаться :).

«Кайрис пытается привить американскую систему в Минске»

— Как тебе обстановка в «Цмоках»?

— Необходимо время для адаптации. В любой новой команде нужно доказывать, на что ты способен. Буду стараться. В «Цмоках» выступают несколько американских игроков. Поэтому мы играем в своеобразный баскетбольный микс.

— Не смущали прошлогодние результаты «драконов»?

— Нет. Я видел, каких легионеров в этом межсезонье приобрел минский клуб. Пришел хороший тренер. Понимал, что результаты обязательно пойдут в гору. Уже в товарищеских матчах «Цмокi» начали оправдывать ожидания. Стартовали в сезоне достаточно хорошо, но я уверен, что мы еще свой потенциал до конца не раскрыли. Есть к чему стремиться.

— Что о Кайрисе скажешь?

— Видно, что это тренер с головой. Он поработал со многими сильными командами, прошел стажировку в США. Сейчас пытается привить американскую систему в Минске. У него это неплохо получается. Низко сидеть в ногах, разговоры в защите — по его системе это все должно присутствовать. Он требует четких действий в обороне и нападении — все конкретно. Многие вещи у нас никогда не делались. На каждой тренировке Дональдас требует от команды максимум.

— Лагерей «белорусов» и «легионеров» в «Цмоках» не создалось?

— Нет. Просто у некоторых ребят английский не блестящий. Но я со всеми неплохо общаюсь. С Бранко Мирковичем очень хорошо ладим. Правда, выходных у нас мало. Если и выпадают, то проводим их с близкими. Времени на походы в кафе с легионерами нет совсем.

Фото: из архива Никиты Мещерякова, Goals.by/Юлия Чепа/Александр Кабунин

Выпившей самке богомола даже некому позвонить.

еще

Уже совсем скоро наступит Новый год.

Решили ли вы, где будете его проводить?

Загрузка...