21. 02. 2014

Белорусскоязычные литвины Генрика Сенкевича: Белорусскоязычные литвины Генрика Сенкевича

Одним из главных героев романа польского писателя Генрика Сенкевича "Огнем и мечем", описывающего начало восстания под руководством Богдана Хмельницкого, является шляхтич-великан Лонгинус Подбипента (в русском переводе - Лонгин Подбейпята или Лонгинус Подбипятка). Примечательно, что этот персонаж был белорусскоязычным литвином, которого желание исполнить данный Деве Марии обет завело в пылающую огнем Украину.

"Скшетуский с интересом приглядывался к новому знакомцу, и в самом деле заслуживавшему называться чудаком. Это был мужчина росту столь высокого, что головою почти касался потолочных бревен; небывалая же худоба делала его и вовсе долговязым. Хотя весь он был кожа да кости, широкие плечи и жилистая шея свидетельствовали о необычайной силе. На удивление впалый живот наводил на мысль, что человек этот приехал из голодного края, однако одет он был изрядно - в серую свебодзинского сукна, ладно сидевшую куртку с узкими рукавами и в высокие шведские сапоги, начинавшие на Литве входить в употребление. Широкий и туго набитый лосевый пояс, не имея на чем держаться, сползал на самые бедра, а к поясу был привязан крыжацкий меч, такой длинный, что мужу тому громадному почти до подмышек достигал", - говорится в произведении о пане Лонгинусе.

Происходил Лонгинус Подбипента от Стовейки Подбипенты, который в 1410 году в битве под Грюнвальдем одним ударом отсек головы сразу трем монахам-крестоносцам, за что и получил от короля герб "Зервикаптур" (буквально, "Сорвикапюшон", в русском переводе - "Сорвиглавец"). Откуда родом был Стовейко, автор не указывает, но созвучие его имени с рядом шляхетских фамилий ВКЛ (Минейко, Домейко), дает основание полагать, что по происхождению он был также литвином. 

Примечательно, что на территории современной Беларуси в XVII веке (к которому относится действие романа) жили представители рода Подбипентов. Так, около 1624 года упоминается Григорий (Ромуальд) Иванович Подбипента, который владел землями в Глубокском районе Витебской области (деревня Плисса).

В память о своем предке Стовейке Лонгинус Подбипента дал в Троках (теперь - Тракай, Литва) обет Деве Марии, пообещав ей хранить целомудрие, пока не повторит подвиг своего предка. Повторить подвиг ему на самом деле удается во время осады казацко-татарским войском замка Збараж (Тернопольская область Украины), однако вскоре он будет убит татарами при попытке пробраться к королю и великому князю Яну Казимиру. 

Что касается Великого княжества Литовского (Литвы), то оно в романе описывается как провинциальный, старомодный и даже немного дикий край по отношению к Польше ("шведские сапоги, начинавшие на Литве входить в употребление", "сбегут куда-нибудь в литовские или мазовецкие пущи, где до них даже могучая княжеская рука не досягнет"), однако все же более цивилизованный, чем Украина ("удивлен тоже был и пан Лонгин Подбипятка, привыкший у себя на Литве к другим обычаям").

Самое же интересное - это язык, на котором разговаривал пан Подбипента. К сожалению, русский перевод не передает особенностей "певучего литовского говора" великана. Однако оригинал все же дает представление, что представлял собой "śpiewny litewski akcent" Лонгинуса Подбипенты. "Słuchać hadko (Слухаць гадка)", - говаривал он с типичным белорусским фрикативным "г", когда слышал непристойности от своего друга пана Заглобы.

Примечательно, что один из персонажей второй книги из трилогии Генрика Сенкевича "Потоп", действия которой в значительной мере происходят на территории ВКЛ, - жмудин, который разговаривает уже с литовским (в современном понимании этого слова) акцентом. "Panas Kmitas", - говорит он, объявляя о приезде Анджея Кмицица.

Отметим, что род Генрика Сенкевича происходил из Великого княжества Литовского, он часто бывал на бывших его землях, много времени провел на хуторе Дубники (Островецкий район Гродненской области) на самой границе современных Литвы и Беларуси. Так что о белорусском и литовском языках он знал не понаслышке, а значит, и не без причины разговаривали у него литвины с белорусским акцентом, тогда как по-литовски говорили жмудины. 

Максім Гацак

Поздравляя людей с очередным Новым годом на этот раз главное не перепутать ударение в слове 'свиньи'.

еще

Уже совсем скоро наступит Новый год.

Решили ли вы, где будете его проводить?

Загрузка...