23. 03. 2015

Поможет ли Беларуси внутренняя девальвация?

Сверхжесткая денежно-кредитная политика, такая непривычная для Беларуси, но проводимая правительством и Нацбанком последние несколько месяцев, требовала объяснений. Официальные лица, конечно, намекали на изменения в правилах игры, но четких сигналов не было. Теперь начинают проступать общие контуры задуманного.

Привычные и неоднократно опробованные методы выхода из кризиса за счет девальвации не приносят положительных результатов, так как основной рынок сбыта белорусской продукции – российский – сам находится в рецессии. А сдерживать курс белорусского рубля за счет ЗВР банально нечем – дай бог, рассчитаться в этом году по гособязательствам. МВФ помогать не спешит, а кредитор последней надежды – Россия – непривычно ставит условия и требует их выполнения.

Если раньше переждать какое-то время можно было за счет внутреннего рынка, то сейчас, после активного его насыщения в предыдущие годы, и этот инструмент практически потерян. Печатный станок запускать нельзя, так как в нынешних условиях новые деньги тут же окажутся на валютном рынке и обвалят курс. Собственные средства предприятий (как государственных, так и частных) заморожены в недвижимости и складских запасах. Чтобы понять всю сложность ситуации, достаточно сравнить сумму средств на расчетных счетах предприятий (переводные депозиты), которая составляет 10,15 трлн белорусских рублей и 1,33 млрд долларов, и задолженность предприятий перед банками по статьям строительство и операции с недвижимым имуществом и аренда, которая составляет 12,34 трлн белорусских рублей и 1,37 млрд долларов. Ничего удивительного, что внутренних инвестиций от самих предприятий ждать не приходится.

Остаются только банковские ресурсы, но кредиты по действующим ставкам из-за высоких ставок по депозитам считать инвестиционными ресурсами никак нельзя. То есть Беларуси на внутренние инвестиции рассчитывать не приходится. Вот и остается каким-либо способом привлечь внешних инвесторов. Причем речь идет не о точечных инвестициях, привлекаемых на особых условиях под гарантии государства, а о самостоятельных независимых инвесторах. Для чего необходимо создать приемлемые для них условия в экономике. Как минимум, речь идет о низкой инфляции и стабильном курсе.

Но в экономике все взаимосвязано, поэтому в условиях слабой открытой экономики с недостаточными ЗВР добиться таких макроэкономических параметров можно только за счет сокращения госрасходов и заработных плат. Такая политика называется внутренней девальвацией.

Обычная девальвация национальной валюты – классический способ разрешить проблемы высокого госдолга и низкой конкурентоспособности своих товаров. Преимущества очевидны: за счет девальвации обесценивается номинированный в национальной валюте госдолг, экспорт товаров и услуг растет за счет падения цен в валюте, а импорт, который становится дорогим, наоборот, сокращается.

Но очевидны и недостатки: иностранные инвесторы теряют свои деньги, сворачивают свой бизнес. Одновременно становится сложнее перекредитовываться в валюте, инвестиции сокращаются, а вместе с ними падает и спрос внутри страны. Кроме того, страны, имеющие международные обязательства по валютной политике, не могут девальвировать валюту по собственному усмотрению. Наглядный пример - страны еврозоны и кандидаты на вступление в нее.

В отличие от обычной девальвации, "внутренняя девальвация", когда  курс национальной валюты остается стабильным, а стоимость труда и цены намерено и сознательно снижаются правительством за счет жесткой экономии бюджетных средств, роста налоговой нагрузки и снижения заработных плат, позволяет увеличить конкурентоспособность экспорта и не подорвать доверие инвесторов к национальной экономике.

В результате (в теории) должны решаться проблемы экономики, страна не теряет свой кредитный рейтинг и увеличивает выручку от экспорта своих товаров. Крайним оказывается население и бизнес, ориентированный на внутренний рынок, так как доходы людей и внутренний спрос падают, а издержки бизнеса растут за счет высоких ставок.

К подобному способу решения экономических проблем в мире уже обращались. Из наиболее известных случаев можно назвать три: Аргентина, Греция и Латвия. Рассмотрим их более подробно.

Аргентина. В конце 90-х годов прошлого века власти страны жестко привязали курс национальной валюты к доллару и начали снижать стоимость труда в экономике, чтобы избежать дефолта. После трех лет рецессии дефолт внешних гособязательств и полноценная девальвация песо все равно состоялись. При этом с последствиями кризиса Аргентина не может разобраться до сих пор.

Греция. По расчетам, жесткая экономия должна была снизить госдолг Греции со 160% ВВП в 2011 году до 120% ВВП в 2020. Ради этого греки должны были в течение десяти лет терпеть сокращение своих доходов. В результате госдолг не сократился, даже несмотря на списание его части, как не произошло и улучшения греческой экономики.

Латвия. В 2009-2011 годах провела жесткую бюджетную консолидацию, сохранив фиксированный курс лата к евро на докризисном уровне. В результате произошло падение производства и рост безработицы на 20%, а латвийская экономика до сих пор не вышла на докризисный уровень.

Во всех трех случаях в результате проведения политики внутренней девальвации произошел массовый отток из страны активной части населения и молодежи, достаточно сильно упал внутренний спрос. В первых двух случаях политика «затягивания поясов» привела к смене руководства страны. В Латвии этого удалось избежать только с помощью разыгрывания антироссийского фактора: противники политики «затягивания поясов» имели так называемые «пророссийские корни» (выступали за развитие отношений с Россией и опирались на русскоговорящую часть населения).

Так как Латвия считается страной, которая «успешно» справилась с экономическим кризисом, стоит сравнить базовые условия экономики Латвии и Беларуси. Внешне условия достаточно похожи. Перед кризисом госдолг Латвии был небольшим (менее 10% ВВП), основной проблемой был долг частного сектора. Особенно много было ипотечных долгов. В Беларуси госдолг также небольшой (менее 17% от ВВП), а основной долг приходится на корпоративный сектор. И хотя объем ипотеки относительно невелик, рынок недвижимости сильно перегрет. Так же, как и Латвия, которая очень сильно зависит от своего основного торгового партнера Евросоюза, Беларусь зависит от России. И проблемы у основного торгового партнера очень сильно влияют на экономику небольшого государства. Особенно с учетом сознательного сокращения внутреннего рынка в рамках политики внутренней девальвации.

В 2012-2013 годах на фоне роста экономики ЕС началось некоторое восстановление экономики Латвии, но в 2014 году после начала проблем в ЕС, оно замедлилось. Заметного притока инвестиций, основной цели политики внутренней девальвации, так и не произошло. Подытоживая опыт других стран по использованию политики внутренней девальвации, можно сказать, что для ее реализации необходимо одновременное соблюдение нескольких условий:

- экономическая модель может работать только в стране с достаточно небольшим населением, чтобы другие страны могли «переварить» лишних людей, и достаточно лояльной к власти остающейся рабочей силой. При этом страна должна быть готова к сокращению численности населения, особенно его трудоспособной части;

- власть должна быть готова жестко отстаивать свою линию в реформировании экономики, несмотря на недовольство населения;

- нужна идея, которая объединит людей в готовности нести потери и лишения ради перспективы, или образ врага, на которого можно будет списать все проблемы;

- необходимо наличие потенциальных инвесторов, которые готовы инвестировать в экономику;

- необходимо иметь перспективные рынки сбыта будущей продукции;

- необходимо выбрать правильные направления развития.

Целью любой страновой экономической политики должно быть сбалансировать доходы экономики с расходами. Политика внутренней девальвации делает упор на сбалансирование доходов и расходов без высокой инфляции при сохранении стабильного курса. Способом достижения этой цели является привлечение инвестиций. Причем для развития именно экспорта, потому что при сжимающемся внутреннем рынке иных вариантов просто не остается. И одними макроэкономическими показателями тут не обойтись.

Нужны не только стабильный курс и низкая инфляция, нужно и стабильное законодательство. А тот же пример Парка высоких технологий, которому досрочно изменили условия работы, лучше любых заявлений и картинок все объяснит потенциальному инвестору. К тому же отсутствие членства Беларуси в ВТО автоматически  создает проблемы с экспортом в страны, с которыми нет общего таможенного пространства. Российский рынок в ближайшие несколько лет расти точно не будет, поэтому выходить надо на рынки третьих стран, для чего необходимо развивать сеть своих представительств или интегрироваться в уже действующие международные компании.

Встает вопрос – кто будет решать, куда направлять инвестиции? Если, как и в предыдущие годы, это будут делать те же лица, то результатом станет повтор модернизации деревообработки и цементной отрасли. Еще одним вопросом станут действия белорусских властей после выборов 2015 года: будет ли продолжена жесткая денежно-кредитная политика или повторится 2011 год? Пока же создается впечатление, что вся эпопея с внутренней девальвацией имеет целью привлечь новые кредиты под «рыночные» реформы.

Владимир Артюгин, главный редактор журнала "ВЭД и валютное регулирование", специально для Telegraf.by

Жена работника ЖКХ летом на две недели перестает готовить горячую еду.

еще

Удовлетворяет ли вас температура воздуха в вашей квартире?