11. 05. 2015

Деньги есть, а ресурсов нет

Источник фото: Telegraf.by

Согласно данным нацбанка в марте 2015 года убытки белорусских комбанков составили более 320 млрд. рублей. Общая негативная ситуация в экономике тут повлияла только косвенно – кризис начался не в марте, при этом в январе-феврале банки сработали с прибылью. То есть проблема не в кризисе (в том же 2011 году ситуация была не лучше), а в другом – в 2011 году была видна перспектива, а сейчас не видно ничего. Даже торговля (локомотив экономики) в 2015 году демонстрирует отсутствие роста.

В марте наложились друг на друга два встречных потока: нежелание бизнеса привлекать кредиты для своего развития и естественное желание хоть что-то заработать. А рекомендация нацбанка обеспечить положительную доходность рублевых депозитов стала катализатором этих процессов. В результате высокие ставки по рублевым депозитам при стабильном курсе доллара стимулировали приток денег в банки, а высокие ставки по кредитам, наоборот, стимулировали снижение объема кредитов.

Государство же весь первый квартал придерживалось жесткой денежно-кредитной политики и не увеличивало рублевую денежную массу. Судя по данным нацбанка, даже льготные кредиты если и выдавались, то по средней ставке более 40%. На выходе за март объем рублевых кредитов сократился на 900 млрд. рублей, а объем рублевых депозитов вырос почти на 4 трлн рублей. Вот эти 5 трлн рублей неработающих денег и стали причиной убытков комбанков.

Если смотреть динамику, то в январе-феврале комбанки постоянно привлекали у нацбанка 3-4 трлн рублей, в марте ситуация постепенно вышла в ноль, а уже в начале апреля нацбанк начал «отсасывать» у банков 1-2 трлн рублей. И только в конце месяца налоги за первый квартал «съели» избыток денег. Это означает, что население и субъекты хозяйствования по-прежнему не видят перспектив в экономике и продолжают нести свои свободные деньги в банки. Банки же, не видя возможности куда-либо пристроить деньги, активно снижают процентные ставки.

Еще одним интересным моментом является резкий прирост срочных рублевых депозитов физлиц (2,8 трлн рублей) именно в марте . Если в январе-феврале происходил переток рублевых депозитов в валютные и обратно, то в марте снижение валютных депозитов только отчасти (0,8 трлн рублей в эквиваленте) перешло в срочные рублевые депозиты, 2 трлн рублей появились извне банковской системы. Учитывая же что з/п остались почти на прежнем уровне, это означает начало возврата в банки спекулятивного капитала «теневого» сектора, выведенного в ноябре-декабре в валюту, и сейчас переведенного обратно в белорусские рубли. Еще одним выводом является то, что и «теневой» сектор не видит перспектив в своем развитии.

Нацбанк в очередной раз начал административное наступление на стоимость рублевых ресурсов. Предыдущие три закончились поражением нацбанка и отскоком процентных ставок на исходные 50%. Основная причина – это нежелание государства дать возможность экономике самой найти реальную стоимость денег, оставив за собой только регулирующую функцию. Вместо того чтобы создать условия для определения уровня стоимости рублевых ресурсов крупными игроками, государство продолжает поощрять искусственный высокий уровень, определяемый небольшими банками, обеспечив свою гарантию на все депозиты. Стоит ввести планку по гарантированному возврату депозитов (как это сделано во всем мире), и погоду на рынке будут определять крупные банки. Бояться тут нечего – заметного оттока денег не будет, так как 80-90% всех рублевых депозитов размещены или на срок 1-3 месяца, или с ежемесячной капитализацией, то есть на тот же месяц.

В результате ставки на рынке откровенно завышены, что повышает и стоимость кредитов. К тому же высокие ставки по депозитам создают завышенные ожидания у участников рынка. А это уже условие для возможной паники на валютном рынке и значительного оттока ресурсов из банковской системы в случае роста валютного риска на фоне снижения ставок ниже 25%. Именно этим и объясняются неудачи прежних трех попыток победить депозитную пирамиду.

В этом году такой датой может стать июль-август, так как на этот период приходятся крупные выплаты по госдолгу (около 1 млрд долларов). А источников закрытия этой дыры пока не видно. Считать же привлеченные в марте ресурсы инвестиционными никак нельзя, это чистые спекулятивные деньги. Вот и получается, то деньги в банковской системе есть, а ресурсов для экономики – нет!

Владимир Артюгин, главный редактор журнала "ВЭД и валютное регулирование", специально для Telegraf.by

Не так страшен торт, как количество свечек.

еще

А вы участвовали в выборах?