14. 11. 2016

Как живут в «Белорусской Кремниевой долине»: 9 многоэтажек, детсад и магазин на 20 кв.м

Термин «Белорусская Кремниевая долина» был придуман в «сытые» годы, когда на территории Парка высоких технологий возводилось жилье и офисы, особая зона привлекала инвестиции и вселяла веру в светлое экономическое будущее. Но в какой-то момент IT-шники перестали быть «священной коровой»: в лексике Президента появился эпитет «яйцелоговые», а микрорайон ПВТ в чем-то повторил судьбу Сухарево и Каменной Горки. IT-шники признаются: их квартиры упали в цене даже по сравнению со стадией строительства. Подробности — в репортаже Realt.by.

Когда в особой экономической зоне за бюджетный счет построили первые арендные дома, жильцами которых стали сотрудники частных IT-компаний с тысячедолларовыми зарплатами, риторика государства была направлена на спасение мозгов от утечки. «Очевидно, что для города проект не самый рентабельный, — сказал на заселении домов глава администрации ПВТ Валерий Цепкало, — но главное на сегодня — поддержка молодых программистов». 

По словам жителей ПВТ, от обычных панельных гетто их район отличается хорошей экологией и тем, что в нем нет алкоголиков.

Квартал состоит из девяти 19-этажек, 3 из них — коммерческие новостройки, жилье в которых предлагали широкому рынку, две — арендные, четыре строились для сотрудников Парка. Остальные здания представляют собой офисы компаний-резидентов и администрацию ПВТ. Из социальной инфраструктуры — переполненный детский сад, совмещенный с начальной школой, физкультурно-оздоровительный комплекс, предназначенный только для работников IBA, и квартира в многоэтажке, переоборудованная в скромный продуктовый магазин на 20 кв.м. На территории микрорайона нет ни одного банкомата. 

Жильцов ПВТ можно условно разделить на три категории: первые строились в коммерческих домах, которые предлагались широкому рынку. Среди них — как обычные люди, так и сотрудники Парка, для которых была предусмотрена скидка в $20 с кв.м.

Лишь немногие организации-резиденты ПВТ возводили дома самостоятельно в качестве заказчиков. Два дома построил EPAM Systems, один — «Системные технологии», еще в одном получили прописку работники нескольких компаний-резидентов, например IBA. Будущие жильцы формировали ЖСПК, экономя на прибыли застройщика.

Помимо этого, некоторые компании давали займы на жилье ценным сотрудникам. Например, EPAM Systems кредитовал покупку и строительство квартир в долларах под 7,5% годовых сроком на 5 лет. Размер займа мог составить не более $50 тыс., а его доля не превышала 70% от цены квартиры.

Наконец, третья категория — жители арендных домов. Больше половины арендных квартир распределяют компании-резиденты среди своих сотрудников. Остальные населены судьями, прокурорами и работниками КГК. 

Кроме силовиков и программистов в квартале живет самая разношерстная публика, и, по субъективным ощущениям собеседников, меньше половины из них работают в офисах, расположенных на территории ПВТ. 

— С точки зрения контингента нам повезло, — считает Татьяна, QA-инженер одной из крупных компаний-резидентов ПВТ. — В районе живут не только IT-шники, и не только продвинутая молодежь. Есть пара десятков пенсионеров. Кого здесь никогда не встретишь, так это алкоголиков.

Оказался далек от реальности и миф о повальной автомобилизации местных жителей. Даже те из них, кто работает за пределами парка, часто обходятся без машины. Например, программист Александр, компания которого не входит в Парк высоких технологий. Его тезка, работающий в EPAM Systems, тоже ездит на общественном транспорте. Офис находится в районе метро «Уручье», путь до работы занимает 20-30 минут.

В среднем жители ПВТ имеют один автомобиль на семью. Среди автовладельцев некоторые непрочь ездить до работы на общественном транспорте, но сообщение не позволяет:

— Мой офис находится в центре города, — рассказывает Александр, программист частной организации, которая не состоит в Парке. — Ехать одному через весь город на машине — непозволительная роскошь, которая противоречит моим убеждениям. Но путь на общественном транспорте занимает не меньше часа, а собственный автомобиль довозит меня до работы за 20-25 минут.

Квартира в одной из многоэтажек переоборудована в скромный продуктовый магазин. Его общая площадь — 25 кв.м, 5 из которых — склад. Ассортимент товаров соответствующий. Магазин работает с 9 утра до 9 вечера. 

— Однажды я простоял здесь в очереди целый час, — рассказывает программист Александр. — Внутри магазина помещается человек пять, так что очередь тянулась через весь пандус. С тех пор я туда не хожу, но подозреваю, что такая ситуация повторяется каждый будний вечер. 

Для того чтобы обеспечить себя провизией, местные жители заказывают доставку продуктов через интернет. По их словам, в микрорайоне постоянно курсируют курьеры. А вот решить вопрос с лекарствами оказалось гораздо сложнее:

— Не дай бог заболел ребенок — аптеки рядом нет, — сетует Татьяна, QA-инженер, а ныне — мама в декрете. — Либо ждешь, пока муж с работы вернется, либо с больным ребенком едешь за лекарством. Многие наловчились: держат хорошую аптечку дома или просят лекарства через скайп-чат жильцов, который мы организовали в этом районе. Только эти чаты порой и спасают. 

Детский сад и начальную школу в микрорайоне построили через полгода после того, как сдались все дома, за что жители очень благодарны городу. Учреждение возводилось за счет бюджета, но мест в нем категорически не хватает.

— Сад рассчитан на 120 человек, а детей в нем как минимум в полтора раза больше. Жильцам квартала очень сложно попасть в этот сад, сюда везут детей всех ближайших поселков и деревень.

Одним из аргументов в пользу строительства квартиры в этом районе для наших собеседников явился тот факт, что рядом с домами был запроектирован физкультурно-оздоровительный комплекс. 

— Мы радовались, смотрели, как он строится, ждали открытия, а потом увидели этот забор и табличку: «Вход только для сотрудников IBA». Компания строила этот ФОК за свои средства, но чиновники считают, что норма выполнена, жители микрорайона обеспечены спортивным объектом и город им ничего не должен.

Район молодой, но мест на парковках уже не хватает. Жители паркуются на тротуарах, в том числе на безопасной пешеходной дорожке в детский сад и начальную школу. Младшим школьникам ничего не остается, кроме как идти на учебу по проезжей части.

Некоторые пешеходные дорожки внезапно заканчиваются прямо в середине квартала, другие спроектированы так, что приходится наматывать лишние сотни метров. Для заболоченной местности с перепадами высот проблема более чем актуальная. Многие дороги до сих пор не освещаются. 

— Вместо того, чтобы сделать лестницу-пандус к детскому саду и Парку камней, жителям оставили опасный склон и возможность обойти его, намотав лишних 2 км. Люди, конечно, поднимаются в гору — так быстрее. И с колясками, и в гололед, и в межсезонье.

В планах города — построить на территории квартала еще пять многоквартирных домов. Наши собеседники опасаются, что с появлением новых жителей нагрузка на поликлиники сильно возрастет. Она и сегодня не маленькая: очередь к детскому ортопеду может длиться 5 месяцев.

Но строительство социальных объектов на территории ПВТ городские власти в ближайшее время финансировать не намерены. Поэтому жителям остается рассчитывать только на курьеров, платную медицину и взаимопомощь.

Несмотря на проблемы, о переезде никто из наших собеседников и помышлять не хочет: в стройку вложены силы, у многих остались финансовые обязательства перед работодателем, появились дети. Да и время не самое лучшее для продажи жилья: деньги, потраченные на строительство и ремонт, явно не отобьются.

— Некоторые квартиры в наших домах до сих пор не заселены, стоят неотапливаемые, без ремонта. Видимо, кто-то построил как вложение инвестиций, а продавать невыгодно — квартиры стоят дешевле, чем на стадии строительства несколько лет назад. Поэтому ждут лучших времен.

Выбрать новостройку на Realt.by

Фото: Павел Садовский

 

Источник: realt.by

Эротические фантазии взрослого человека:
Хочу, чтобы кто-нибудь жадно сорвал с меня ответственность и грубо вошёл в мое положение.

еще

17 ноября в Беларуси пройдут парламентские выборы.

Намерены ли вы участвовать в них?