10. 11. 2017

О рейдерстве и судах. Интервью с министром юстиции

В №41 журнала Корреспондент вышло интервью с министром юстиции Украины Павлом Петренко.

Валерий Литонинский поговорил с министром о последних законодательных изменениях, борьбе с рейдерством, проблемах реестров, безоплатной правовой помощи. Без чисто политических вопросов тоже не обошлось, так как министр Петренко представляет в правительстве Народный фронт — ключевого союзника правящей коалиции.

В Украине сейчас бурно обсуждается вопрос о лишении депутатов неприкосновенности. Какова ваша позиция по данному вопросу, какой должна быть оптимальная формула?

— Моя позиция как гражданина и госслужащего: неприкосновенность не должна означать безнаказанность. Когда человек кого-то сбил на дороге, избил или нагло занимается коррупционными действиями, прячась за неприкосновенностью, — это точно не то, что прописано в Конституции. Однако полная ликвидация неприкосновенности народного депутата будет означать, что у нас фактически не станет площадки, где будут решаться политические вопросы, отстаиваться права оппозиции. Я считаю, что нужно говорить об ограничении неприкосновенности, но не могут народные депутаты быть зависимы полностью от правоохранительной системы за свои высказывания и профессиональную деятельность.

Будет еще серьезная дискуссия по этому вопросу, вспомните 2013 год, революцию, участие депутатов в тех событиях. А во время развязки, когда нашлись 235 депутатов, которые приняли ряд решений? При отсутствии неприкосновенности — вопрос, сколько бы еще депутатов собралось в зале. Нужно, чтобы в стенах парламента был найден консенсус и формулировка этой ограниченной неприкосновенности депутата, которая бы предусматривала не только ликвидацию возможности произвола со стороны народного избранника, совершения им уголовно наказуемых действий, но и защиту политического деятеля от давления.

Верховная Рада со скандалом проголосовала за судебную реформу. Чего от нее ожидать, как вы оцениваете принятые изменения?

— Суть реформы: у человека, который обращается в суд, есть четкий механизм и четкое определение сроков получения окончательного решения. Он имеет право на справедливый суд в разумный срок. Основная претензия к Украине со стороны Европейского суда по правам человека — это абсолютно не обоснованная продолжительность судебных рассмотрений.

Вторая новация реформы — введение электронного суда, то есть возможности использовать такой сервис в первую очередь бизнесу, чтобы ускорить рассмотрение дел в судебном процессе.

Третья — для простых категорий дел вводится возможность так называемого приказного производства в хозяйственном процессе, то есть когда дело касается денежного долга, то не нужно тратить бюджетные деньги на громоздкий процесс. Достаточно установить факт наличия долга, и судья будет выносить по более упрощенной и быстрой процедуре решение, которое имеет силу исполнительного документа.

Александр Ильницкий для Корреспондента

Вы упомянули об упрощении доступа к суду, но когда критикуют судебную реформу, то говорят и о новом положении, по которому при подаче иска в суд нужно будет предоставлять какой-то денежный залог для обеспечения компенсации ответчику. Не сузит ли это доступ к суду?

— На самом деле речь идет о коммерческих спорах, о хозяйственных спорах. Это абсолютно нормальная практика коммерческих арбитражей, английских судов, считающимися одними из лучших с точки зрения правил правосудия. Если лицо в судебном споре хочет наложить арест на большой объем имущества или активов другого лица, суд, когда начинает рассмотрение дела, еще не может установить, кто в этом споре прав. Ранее наша судебная система работала так, что в небольшой временной срок и при наличии определенных контактов в судебном корпусе, можно было накладывать бесчисленное количество арестов и запретов, блокируя работу бизнеса на неопределенный срок. От этого достаточно серьезно страдал украинский бизнес и иностранные инвесторы. Это был огромный теневой бизнес украинского правосудия.

А в исках физического лица норма о залоге будет использоваться или нет?

— Насколько я помню первоначальную редакцию закона о реформе, такие положения касаются только хозяйственного судопроизводства. В административном производстве, в споре с государством о нарушении прав человека, какие-то гарантии и какую-то денежную компенсацию брать с человека, который считает, что его права нарушены государством, — нецелесообразно.

БОРЬБА С РЕЙДЕРСТВОМ

Как вы оцениваете эффект от принятия так называемых антирейдерских законов, изменилась ли ситуация с рейдерством?

— Тут есть две стороны украинской реальности. Первая — в Украине за 25 лет не появилось, к сожалению, до конца полноценной культуры уважения к праву собственности. До 2016 года не было даже уголовной ответственности за рейдерство.

Знаете, какие использовались статьи? Например, подделка документов — легкая статья, которая не предусматривает лишения свободы. Злоупотребление служебным положением — это максимум, и касалось служащих, причастных к рейдерству. Мошенничество — но его еще попробуй докажи в контексте сложных хозяйственных споров. В 2016 году мы ввели прямую уголовную ответственность за незаконный захват чужого имущества и распространили эту ответственность на должностных лиц, у которых есть определенные функции по регистрации. Например, если это судья, который выносит решение, на основе которого лицо будет незаконно лишено собственности. Или если это регистратор или нотариус.

Также ответственность мы возложили на выгодополучателей. Потому что у конкретного факта рейдерства есть конкретный выгодополучатель. Если это элеватор или завод — он кому-то переходит в оперативное управление, кто-то извлекает из него выгоду. И в антирейдерском законе была прописана ответственность — 8-10 лет тюрьмы для тех лиц, которые осуществили незаконные действия по перерегистрации собственности, или корпоративных прав, или вынесли решение, на основе которого лицо потеряло это имущество. На выгодополучателей распространяется режим спецконфискации, то есть все имущество, которое есть у этого лица, направляется в доход государства. Это дало свой эффект, убрав массовость.

В среднем за 2010-2014 годы только в Минюст поступало 2-3 тыс. жалоб в год на противоправные действия тех или иных регистраторов, связанных с имуществом. После принятия антирейдерского законодательства классических заявлений, имеющих признаки рейдерства, у нас было всего несколько десятков. То есть таких, где есть классические признаки рейдерства, когда регистратор без каких-либо документов или по поддельным документам совершил регистрационное действие. Человек, который совершает регистрационное действие, тот же нотариус, понимает, что, нажав кнопку в компьютере и подписав своей электронной цифровой подписью такую сомнительную операцию, он получает завершенный состав преступления, и следователю не составит труда это доказать. Но остался еще перечень проблем, которые находятся вне сферы классического рейдерства. Вопрос, например, аграрной сферы.

По инициативе правительства летом были созданы оперативные штабы, призванные бороться с попытками рейдерских захватов земель и собранного урожая. Каков эффект?

— Впервые за 20 лет мы инициировали создание аграрных антирейдерских штабов в середине лета, потому что конфликты, возникающие с урожаем, связаны не с рейдерством, а с классическим бандитизмом. Когда приезжает группа вооруженных мужчин, собирает урожай, бьет фермеров. Это же не рейдерство, рейдерство — это определенная интеллектуальная составляющая, где кто-то подделывает какие-то документы. А это чистое воровство и бандитизм. Эта составляющая, к сожалению, связана со многими и объективными обстоятельствами.

Когда фермеры составляют договоры аренды земельных паев и не регистрируют их, чтобы не платить налоги. Или когда в рамках одного района две аграрные компании начинают между собой конкурировать и у людей перекупают право аренды, создавая тем самым на ровном месте конфликт. То есть это более глубокие проблемы, которые не решишь линейными действиями.

А в этих делах вы каким-то образом сотрудничаете со смежными министерствами?

— Конечно. Я считаю, это первый сезон сбора урожая, когда мы не видим большого количества глобальных кровавых конфликтов. Антирейдерский штаб в каждой области возглавляет или глава облгосадминистрации, или его заместитель. В этот же штаб входят представители силовиков, Национальной полиции, прокуратуры, Министерства юстиции, Госземгеокадастра, если речь идет о землях коммунальной или государственной собственности, и представители местных аграрных ассоциаций. Еженедельный формат работы и разбор каждой потенциальной конфликтной ситуации, которая поступает или на горячую линию штаба, или в полицию. До сотни потенциальных конфликтов было снято. Например, в Днепропетровской области после реакции антирейдерского штаба прямо на поле не допустили незаконный сбор урожая и стрельбу.

Село Врадиевка Николаевской области, там один горе-предприниматель фактически держал в заложниках на протяжении последних четырех лет несколько сел района, подписывались договоры с людьми, которые умерли, и продлевались от их имени. Люди шли в суд, получали решения о расторжении договора. Был факт, когда исполнитель Минюста выехал на место, чтобы выполнить решение суда, его просто побили. Куча уголовных дел. Этот местный горе-предприниматель, имея поддержку на местном уровне, на все претензии не реагировал, пока мы этот вопрос не вынесли на уровень Кабмина. Сейчас ситуация урегулируется, людям вернули землю. Предприниматель начал рассчитываться по договорам аренды. И я полагаю, что более 15 уголовных дел только по этому факту начнут расследовать.

В рамках работы антирейдерских штабов были созданы мобильные группы из сотрудников органов юстиции и нашей системы безоплатной правовой помощи, которые объездили более 1.200 сел и поселков, где проводили консультации по вопросам аренды земли. Будет отчет всех руководителей обладминистраций по результатам работы антирейдерских штабов до середины ноября. Правительство принимает ряд решений, которые технически сделают невозможной двойную регистрацию договоров аренды. И будет внесен в парламент законопроект, который установит более жесткие гарантии защиты права собственности крестьянина на землю.

Александр Ильницкий для Корреспондента

Каким образом происходит борьба с недобросовестными регистраторами и нотариусами? Есть ли в этом вопросе подвижки?

— Технология тут очень простая. Первый момент — неотвратимость наказания, и я надеюсь, что первые десятки дел по новому антирейдерскому закону и изменениям в Уголовный кодекс дойдут до приговоров и люди получат реальные сроки наказания. Сейчас в рамках работы антирейдерских штабов нами инициированы в вопросах аграрного рейдерства 15 уголовных производств, и они достаточно активно расследуются. В антирейдерских штабах работают силовики: они сразу документировали все факты, и это персональная ответственность и прокурора области, и начальника полиции, чтобы довести эти дела до конца. По обращениям, поступающим в комиссию по рассмотрению жалоб в сфере госрегистрации при Минюсте, мы направили около 20 обращений правоохранителям по тем кейсам, у которых есть признаки привлечения регистратора к незаконному захвату имущества. Насколько мне известно, несколько дел в Киеве против нотариусов, которые были участниками мошеннических схем, уже направлены в суд с обвинительными актами. Другие дела, которые расследовались Национальной полицией, находятся на разных стадиях, но первых приговоров еще не было. Очень рассчитываю, что они появятся. Вторая часть противодействия — по рекомендации бизнес-омбудсмена мы решили опубликовать список регистраторов и нотариусов, к которым применялись санкции. Мы с начала октября начали это делать. Очень рефлексировали нотариусы по этому поводу, мол, как же это так, это же их репутация. У нас очень простая рекомендация: не нарушайте закон — и с репутацией все будет в порядке. И мы будем продолжать это делать дальше.

А есть статистика, скольким регистраторам и нотариусам аннулирован доступ к реестрам?

— 112 регистраторов и нотариусов были лишены доступа к реестру прав на недвижимое имущество. По 14 из них были направлены материалы в правоохранительные органы. Временно ограничен или аннулирован доступ в госреестры для 227 государственных регистраторов. Из них — 70 нотариусы.

Мы также ввели такую услугу, как SMS-информирование о любых регистрационных действиях по вашему недвижимому имуществу. Гражданин может открыть свой электронный кабинет, поставить свою квартиру или объект недвижимости на контроль, и когда любой регистратор заходит в раздел в реестре по этому объекту недвижимости, человек получает SMS-сообщение. Государство за такую услугу деньги не берет. Что с этим делать дальше? Условно вы получили SMS, что зашел регистратор и открыл раздел вашего объекта недвижимости. Вы можете подать любому регистратору во всей стране заявление, как собственник, о прекращении любых операций на 10 дней. За 10 дней у вас есть возможность разобраться, что это была за подозрительная операция. Такую же услугу мы сейчас вводим и по земле, в начале ноября будем презентовать возможность постановки на контроль собственниками земельных участков их объектов, чтобы не было двойной регистрации. Это тот набор, который позволит человеку защитить себя от мошеннических действий.

Какие реестры чаще всего используют для рейдерства?

— На самом деле вопрос не в реестрах. У рейдерства есть конкретное лицо, если в рейдерской схеме используется регистратор или нотариус, то он как законный пользователь, лицо, у которого есть доступ, заходит в единый государственный реестр субъектов предпринимательской деятельности физических и юридических лиц, или реестр прав на недвижимое имущество. Можно сказать, что эти два реестра чаще всего используются.

Но сам по себе реестр не является площадкой для рейдерства. Например, есть конкретный человек, с конкретным ключом, которые зашел и без каких-либо документов перерегистрировал вашу квартиру на другого человека. Это такое же воровство, как если бы к вам бы в дом залез вор и вынес какое-то имущество. Поэтому на такого рода действия регистраторов есть четкий ответ в виде уголовной статьи — ответственность от 8 до 10 лет, это особо тяжкое преступление. Кроме того, мы ввели дополнительные требования к ключам, чтобы избежать манипуляций наподобие «кто-то у меня этот ключ украл». Ключ со специальной дополнительной идентификацией, ты его не можешь никому передать. Я вижу, что таких случаев стало намного меньше.

Ранее анонсировались планы по объединению земельного кадастра и реестра недвижимости. Зачем это нужно?

— Это миф, хочу его развеять. Сначала учет участков велся в так называемых поземельных книгах децентрализовано. А учет земли предусматривает, кроме фиксации права собственности, фиксацию всех других производных прав, в том числе и аренды. Сейчас есть небольшое количество договоров, около 2-5%, которые заключались до 2000 года на 20-30 лет, и факт их заключения фиксировался в поземельной книге в сельском совете. Может появиться собственник и сказать: вот у меня договор 1999 года, и вся эта земля моя. Как это проверить? Никак. Государство эту информацию не собирало и не проверяло.

Следующий этап истории с фиксацией договоров — в так называемом земельном кадастре, на который на протяжении 2000-х годов успешно списывались сотни миллионов гривен бюджетных средств, но он так до конца и не был наполнен, потому что очень много информации сохранялось на бумажных носителях. Потом в 2013 году государство приняло решение создать единый реестр прав на все недвижимое имущество, и его начало делать Министерство юстиции.

В 2014 году государство прописало, что регистрация договоров аренды земли должна проходить в этом реестре, который ведет Министерство юстиции. Но при этом те договоры, которые были в земельном кадастре и которые были на бумажных носителях у сотрудников нынешнего Госземгеокадастра, никуда не делись. Люди, заключившие договоры до 2000 года, после 2000 года имеют те же права, как и те, кто после 2013 года регистрировали свои права в реестре недвижимого имущества. Откуда сейчас появляются основные конфликты в вопросе аграрного рейдерства? Есть массив фермеров, у которых есть договоры, заключенные до 2014 года, зафиксированные в земельном кадастре, а есть фермеры, которые начинают дублировать эти договоры в реестре недвижимого имущества.

Это было очень удобно — найти себе регистратора в каком-то сельском совете и сделать двойную регистрацию договора аренды, формально направив запрос в земельный кадастр, а в земельном кадастре другой такой же регистратор этот запрос потеряет.

Что мы сейчас сделали и что мы будем презентовать в начале ноября? Это не слияние земельного кадастра и реестра прав на недвижимое имущество. Это невозможно сделать. В земельном кадастре есть карты и техническое описание качества почвы, а это то, что не нужно реестру недвижимого имущества, который содержит исключительно юридически значимую информацию — площадь земельного участка, собственник, документ, на основании которого собственность была получена, обременения и кадастровый номер.

Сейчас наконец-то мы смогли совместно с Госземгеокадастром сделать очень простую процедуру — и здесь хочу поблагодарить за помощь нынешнего исполняющего обязанности министра агрополитики и продовольствия [Максим Мартынюк]. Мы так изменили интерфейс и электронную аппликацию, что, когда к регистратору приходит арендатор с договором аренды, который он хочет зарегистрировать, и с пакетом документов, регистратор начинает заполнять пошагово новую аппликацию. Первое и самое основное — кадастровый номер: вбивает кадастровый номер, и он автоматически подтягивается из земельного кадастра. Если такого кадастрового номера нет, высвечивается красный свет, и дальше никакие операции регистратор сделать уже не может.

Тогда регистратор отдает документы арендатору и отправляет его в подразделение Госземгеокадастра по месту нахождения земельного участка: искать свои бумажные носители, поднимать свой кадастровый номер, сверять. Сотрудник Госземгеокадастра должен ввести под своим ключом этот номер в электронную базу земельного кадастра. После этого арендатор возвращается к регистратору, тот начинает процесс регистрации снова: если зеленым цветом засветится кадастровый номер, значит, будут заполнять другие графы. Другие графы — это данные о собственнике, также с земельного кадастра автоматически подтягивается информация. Если под этим кадастровым номером другое лицо — снова красный светится, и опять сначала. Да, может, это не комфортно, но это точно защищает и участок, и собственника от каких-либо манипуляций.

Вот такая система начнет функционировать с начала ноября. Я думаю, что 99% двойной регистрации и манипуляции с землями мы снимем. И в этом будет заключаться обмен информацией между земельным кадастром и реестром недвижимого имущества. Сливать это все в одну базу данных или какой-то один программный продукт нецелесообразно.

БЕЗОПЛАТНАЯ ПРАВОВАЯ ПОМОЩЬ

Вы вспомнили о центрах безоплатной правовой помощи. Каким образом сейчас это работает, кому доступно?

— Мы расширили перечень лиц, имеющих право на бесплатную вторичную помощь. Есть первичная помощь — эта ваша консультация, вы пришли, получаете консультацию по юридическому вопросу. Вторичная помощь — когда государство предоставляет гражданину адвоката, который на бесплатной основе представляет его интересы в судах. В уголовных делах всем лицам, независимо от их имущественного состояния, если они попадают к правоохранительным органам и их задерживают, государство по умолчанию предоставляет адвоката. Он допускается к ним в течение первых двух часов после задержания. Следователю запрещено общаться с человеком до момента, пока он не получил государственного адвоката. И это, кстати, фактически сняло проблему пыток и выбивания показаний на протяжении первых суток после задержания. До 2014 года Украина всегда была в первой пятерке антирейтинга Европейской комиссии против пыток.

Сейчас две новации: следователь не имеет права общаться с задержанным до прихода адвоката. Если он это нарушает, адвокат все равно придет и зафиксирует какие-то изменения в физическом состоянии задержанного. И второе — на уровне законодательства — показания задержанного лица, собранные во время досудебного следствия, должны быть переустановлены в суде. То есть человек дает в суде повторные показания и может отказаться от тех, которые он давал во время досудебного расследования. Следователю нет смысла выбивать эти показания во время задержания.

Каждый год мы предоставляем услуги бесплатного адвоката в уголовных делах более 70 тыс. людей. В других категориях дел, административных делах — это социальные вопросы: начисление пенсий, субсидии, земельные вопросы — мы расширили круг лиц, имеющих право на вторичную помощь, на адвоката. Это пенсионеры, малообеспеченные, или если совокупный доход в месяц меньше двух прожиточных минимумов, несовершеннолетние дети, участники АТО и их семьи, переселенцы. Ориентировочно — это 8 млн человек, которые имеют право на бесплатную помощь в системе безоплатной правовой помощи Министерства юстиции. Сейчас действует 550 точек доступа безоплатной правовой помощи по всей стране.

А денег хватает на всю эту систему?

— Да, за счет экономии. Я отказался от разветвленной управленческой системы Министерства юстиции, от районных управлений юстиции, которые не выполняли никакие функции. Всю экономию средств плюс помещения мы передали системе безоплатной правовой помощи. Они набрали людей с абсолютно другими принципами, сейчас там работают 1,5 тыс. штатных сотрудников и 5 тыс. адвокатов, работающих по контракту с государством. В среднем в год обращаются 700-800 тыс. людей в систему безоплатной правовой помощи. Но количество увеличивается. В сентябре было около 30 тыс. обращений в месяц, сейчас — уже 70 тыс. Когда я пришел в офис министра юстиции, было всего 26 центров, они занимались только уголовными делами, только в областных центрах, а в 2015 году мы открыли 100 бюро правовой помощи, которые уже занимались и другими категориями дел, а в 2016 году еще 400. Мы думаем, что выйдем на 1-1,2 млн людей, которые будут обращаться в эти центры. Мы показали хороший пример, когда можно за счет оптимизации большого, неповоротливого министерства сделать хорошее дело.

Александр Ильницкий для Корреспондента

ДЕНЬГИ И БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

Каковы ваши пожелания по финансированию Министерства юстиции в 2018 году, отобразились ли они в проекте государственного бюджета на следующий год?

— Мы всегда с пониманием подходим к государственному бюджету, потому что, когда страна воюет, экономика только восстанавливается, ожидать 100%-ного финансирования невозможно и нецелесообразно. Поэтому нашей задачей была оптимизация расходов, и если у нас есть сэкономленные средства, то мы должны направить их на правильные проекты в рамках Министерства юстиции. Поэтому часть нашей экономии идет на систему безоплатной правовой помощи, на адекватную среднюю заработную плату в системе Министерства юстиции, которая по регионам составляет 6-8 тыс. грн, чтобы она стала более-менее конкурентной, особенно по сравнению с 2014 годом, когда зарплата была 1.200 грн и ни один адекватный юрист не шел к нам работать. Второй блок вопросов, который очень чувствительный, — это тюрьмы. Тут мы также выступили перед правительством с инициативой о том, чтобы сэкономленные средства оставить внутри системы. Только на консервации полупустых тюрем в следующем году мы сэкономим около 400 млн грн. В этом году мы 14 учреждений отправили на консервацию, сейчас готовится еще 10. Также я попросил больше средств на медицинское обеспечение заключенных, потому что тюремная медицина всегда была недофинансирована: выделялось только 20-30% от потребностей, а это означает, что любую болезнь лечили зеленкой. Мы вывели медицину из-под контроля тюремщиков и делаем ее гражданской. Закупки лекарств будут производиться централизованно Министерством здравоохранения через международные организации. Только в этом году мы сэкономили на закупке лекарств — 12,5 млн грн (из 50 млн грн). Причем очень просто. Закупаются девять препаратов: ретровирусные и противотуберкулезные. Что делали горе-специалисты, которые ранее отвечали за закупки? Они делали один лот или максимум два. И таким образом группировали препараты, что ни у одного производителя или крупной дистрибьюторской компании не было набора всех девяти препаратов. И по странному стечению обстоятельств две маленькие никому не известные конторки выигрывали тендер по самой высокой цене, потому что не было конкуренции. Мы просто разбили девять препаратов на девять лотов (каждый препарат отдельно) — и экономия, и мы докупили больший объем.

Мы планируем навести порядок в хозяйственной части тюрем, потому что это страна в стране. Сейчас готовится законопроект, который даст возможность на публичные электронные аукционы выставлять право пользования землями. В тюремной системе 40 тыс. гектаров земли, 100 предприятий, 92 из них убыточны. Если государство не может этим эффективно управлять, оно должно через аукцион передавать право на пользование землей тем же агрохолдингам, но не через серые схемы, а чтобы агрохолдинг зашел, купил право пользования на 10 лет, заплатил государству в спецфонд средства, которые пойдут на реформу тюрем, на улучшение содержания заключенных, государство не будет тратить деньги из бюджета — и все будут счастливы.

Если систематизировать, в каких инстанциях сегодня идет рассмотрение исков Украины против России? Каковы перспективы этих исков и планируются ли новые?

— У нас большая юридическая война с Россией. У нас пять межгосударственных дел против России в ЕСПЧ (Европейском суде по правам человека). Два по Крыму, третье — Донбасс 2014 год, четвертое — Донбасс 2015 — часть 2016 года, пятое — похищение детей-сирот. Мы сейчас подали по наиболее горячему делу — Донбасс 2014 год — правовую позицию в ЕСПЧ. После этого суд должен определить процессуальный график рассмотрения дела, как и где оно будет рассматриваться, как будут допрашивать свидетелей. То есть мы уже переходим к этапу рассмотрения дела по сути.

Также есть ряд дел в Международном суде ООН. Кроме того, у нас большая история с индивидуальными делами украинских граждан против России из-за войны на Донбассе и аннексии Крыма. И против России, и против Украины подаются заявления украинскими гражданами, их уже более 3.700. И у нас есть первое пилотное решение, которое ЕСПЧ обосновал. Согласно ему за нарушение прав человека на территориях Донбасса и Крыма несет ответственность Россия, как страна, у которой там эффективный контроль — через ее вооруженные силы и подконтрольных боевиков.

То есть все эти иски к Украине отпадают, если ЕСПЧ признает российский контроль над этими территориями?

— Один из заключенных в Луганске подал иск против Украины — Лисный против Украины. И ЕСПЧ отказал ему в признании нарушений со стороны Украины. Суд указал, что если бы была привлечена Россия, то реакция была бы другой, а у Украины нет эффективного контроля на этой территории. То есть ЕСПЧ дал свое видение, и я думаю, что это будет продолжаться в других делах, касающихся исков к Украине по Донбассу.

Вы представитель Народного фронта в правительстве. Последнее время мы слышим о непростых отношениях между БПП и Народным фронтом. Есть ли какая-то координация между министрами, которые представляют партию? Есть ли куратор министров от Народного фронта?

— Куратор министров — это украинский парламент. Обстановка и отношения в этом правительстве абсолютно здоровые, рабочие. Члены правительства в повседневной работе не делятся по партийным флагам. У нас нет каких-то неформальных кураторов для членов правительства от Народного фронта. Конечно, все мы общаемся, консультируемся. Мы, как члены правительства от НФ, стараемся присутствовать на всех заседаниях парламентской фракции. НФ имеет свою политическую позицию по многим вопросам, в частности, связанным с войной против России, жесткими санкциями, визовым режимом с РФ. Мы отстаиваем эту позицию в дискуссиях на площадке Кабинета Министров. Формат общения очень комфортный.

У меня глобальных конфликтов не было ни с одной фракцией парламента. Этот парламент имеет шанс войти в историю, как самый результативный и эффективный, и по моим ощущениям, он доработает до конца своего срока.

А есть ли перспективы объединения БПП и Народного фронта?

—Это вопрос времени, как мы будем двигаться дальше. Любое объединение требует взаимного согласия, давайте дождемся тех событий, когда этот вопрос снова появится на повестке дня.

Источник: korrespondent.net

- Привет! Какая классная кофточка!
- Представляешь, а у меня под ней совсем ничего нет!
- Да не волнуйся ты, вырастут!

еще

Гимназии в Беларуси

Нужны ли гимназии белорусскому образованию?

  • Да, ликвидация гимназических 5-9 классов – удар по белорусскому образованию 108 (28,8%)
  • Да, чем отменять 5-9 гимназические классы в гимназиях, лучше создайте такие в обычных школах 68 (18,1%)
  • Нет, гимназии – это создание ложной элиты, все дети должны быть равными 142 (37,9%)
  • Нет, поступление в гимназии – большой стресс для детей, его быть не должно 36 (9,6%)
  • Не знаю, мне все равно 21 (5,6%)
Загрузка...