18. 09. 2018

Врач из Минска прокомментировал расследование «Ежедневника» о вакцине «Эупента»

Врач-инфекционист из Минска Николай Голобородько прокомментировал на свой странице Facebook расследование белорусского сайта «Ежедневник» по поводу южнокорейской вакцины «Эупента». Получился большой, но подробный материал.

«Я решил написать, что не так в «расследовании» Сергея Сацука (главный редактор «Ежедневника» - прим. Телеграф) и в последующих перепостах его слов другими СМИ», - написал доктор. 
 
Приводим его заметку с сохранением авторской орфографии и пунктуации.
 
«Моя позиция не в том, что в системе здравоохранения нет требующих неотложного обсуждения тем, а в том, что свобода слова не означает данной журналисту возможности занимать удобную позицию откровенно несведущего и бросать серьезные но бездоказательные обвинения. «Испытательный полигон» сейчас сделали как раз-таки СМИ из медицинского сообщества: это испытание на тему может ли начатый журналистами буллинг пройти без соразмерного ответа медиков. И вот – извините за многословность, а может быть и за уже несвоевременность моей рефлексии – подробнее:
 
1. Сацук не удосужился (или не захотел) уточнить информацию, которая есть в открытом доступе:
 
- Ребенок умер в результате анафилактического шока, развившегося после введения двух вакцин (Эупента и Имовакс Полио). Почему-то в отношении Имовакса Полио для Сацука «в принципе не может быть никаких вопросов», он каким-то магическим образом узрел что виновата именно Эупента. В любом медицинском источнике Сацук мог бы прочесть, что анафилактический шок – это заранее непредсказуемая индивидуальная реакция организма на любой антиген, независящий от «качества» антигена, в данном случае прививки. В открытых публикациях СМИ последних лет можно прочесть, что анафилактический шок случался в Беларуси и на Пентаксим (который Сацук называет «очень хорошая вакцина» и противопоставляет Эупенте), и на лекарственные препараты (например, на цефтриаксон), и на что угодно – вот только вчера прочел о случае смерти после анафилактического шока на укус осы.
 
- «Минздрав… фактически начал на территории Беларуси масштабные клинические испытания». Для тех, кто понимает, – этот бред и комментировать не нужно. Но все же. Клинические испытания проводятся с целью сделать полученные результаты об эффективности и безопасности препарата публичными. Это не закрытый процесс, по результатам которого выноситься заключение «да, препарат хорош» и «нет, плох». На каждом этапе клинические испытания контролируются многими незаинтересованными сторонами: от независимой этической экспертизы (которая работает и в Беларуси) до экспертизы надзорными органами страны, где испытание проводится, и редакторами медицинских журналов, где эти данные будут публиковаться. В конце концов у каждого участника (или у законного представителя ребенка) берется информированное согласие на участие в исследовании. Нельзя тихо и тайно, не соблюдая международного и беларуского законодательства, провести клинические испытания. И даже если Сацук к фразе «из белорусских детей сделали испытательный полигон» добавит «чтобы потом их разобрать на органы», то тоже единственное что я смогу сказать – нет, это не так. К счастью, и в Беларуси, и в мире уровень недопустимости того, в чем Сацук обвиняет Минздрав, таков, что это просто нельзя вообразить. Хотя, как говорил один не к ночи помянутый человек, чтобы в вашу ложь поверили, она должна быть грандиозной.
 
- Сацук «предполагает», что отсутствие регистрации препарата означает, что «испытания прошли не совсем гладко и потребовались дополнительные» и в США тоже «и там испытания прошли не совсем успешно». Зайдя на сайт любого регуляторного органа (Центра экспертиз в Беларуси или FDA в США) нетрудно понять, что успешное завершение испытаний – это одно, а его регистрация – совсем другое. Регистрация – тоже дорогая процедура, и фармацевтическая компания обычно подает документы на регистрацию только в те страны, в которых она собирается продавать свой препарат, либо проходит преквалификацию ВОЗ, если поставки в страну будут осуществляться через эту организацию. Так часто бывает, что испытания проходят в одной стране (например, в Южной Корее, где производителю было удобнее их организовать), а регистрация происходит в других странах. Как любой человек может увидеть на сайте Центра экспертиз, в большом числе случаев для регистрации препарата в Беларуси проходить отдельные клинические испытания 3 фазы необязательно. И, напомню, что это не корейская компания LG Chem собиралась выходить на рынок Беларуси, а Минздрав в условиях негарантированного качества российской АКДС начал искать возможности закупки из альтернативных источников (и оперативно обратился к LG Chem), соответственно компания и не думала заранее о регистрации вакцины в Беларуси. И в знакомом Сацуку Техническом задании на закупку, составленном Минздравом, которое можно найти в открытом доступе на сайтах электронных торговых площадок Беларуси (например, на сайте Белорусской товарной биржи), четко сказано что для закупки вакцины может быть достаточно не регистрации ее в Беларуси, а наличия преквалификации ВОЗ или регистрации в странах ICH (страны с сильным регуляторным органом по регистрации – США, Канада, страны ЕС, Швейцария и Япония).
 
- Сацук утверждает, что «преквалификация ВОЗ проводится по упрощенной процедуре». Упрощенной по сравнению с чем? Если мы знаем, что парацетамол снижает температуру и является достаточно безопасным средством, то не нужно для каждого нового торгового наименования препарата парацетамола проводить клинические исследования как он влияет на снижение температуры и насколько он безопасен – достаточно биоэквивалентных исследований, которые покажут что в таблетке действительно парацетамол и что при поступлении в организм человека он ведет себя как обычный парацетамол. Большинство регистрируемых в Беларуси препаратов проходят только определение биоэквивалентности, и не проходят клинических исследований 3 фазы (установления эффективности и безопасности на людях). Многие развитые страны (далеко не только упомянутые Сацуком «Нигерия, Конго и Сомали») пользуются международными закупочными платформами, управляемыми отдельными структурами ООН (для закупок на которых обязательно наличие преквалификации ВОЗ), поскольку они позволяют закупить препараты доказанного качества по более низкой цене. В Беларуси так в течение многих лет закупаются многие препараты для лечения ВИЧ-инфекции и туберкулеза. Ульяна Супрун, выходец из США, а ныне Министр здравоохранения Украины, внедрение закупок лекарственных средств на международных торговых площадках включает в перечень первоочередных мер по улучшению доступности лекарств и борьбе с коррупцией в здравоохранении.
 
- Открыв Национальный календарь вакцинации на сайте Минздрава, Сацук бы легко ответил на свой вопрос, зачем на сто с небольшим тысяч детей закупать «полмиллиона доз» вакцины: то, что каждому ребенку вакцина вводится 4 раза (в возрасте 2, 3, 4 и 18 месяцев), Сацуку невдомек.
 
- Сацук эксплуатирует тему цен на альтернативные прививки: «дороже, но разве на это смотрят в цивилизованной стране, когда речь идет о детях?». Да, как раз таки в цивилизованных странах смотрят. Не принимают эмоциональных решений, а рассчитывают такие показатели как соотношение стоимости-эффективности (cost-effectiveness), и стоимость спасенного года человеческой жизни с поправкой на ее качество ($ per QUALY). Не нужно быть специалистом, чтобы понять что замена относительно дорогой трехвалентной российской вакцины на более дешевую пятивалентную южнокорейскую, при их относительно схожем качестве – это хорошо. Такое решение Минздрава кроме сокращения расходов (что мне кажется не было основным аргументом – речь действительно не об огромных в масштабах страны суммах), но это решение позволило сократить число уколов детям первого года жизни (на 5 уколов, если вводить отдельно российскую АКДС и другие вакцины – полио и гепатит В), а также обеспечить возможность вакцинации всех детей в стране против гемофильной (ХИБ) инфекции (от которой до этого вакцинацию получали только дети города Минска). Данное решение не принималось единолично чиновниками, а было поддержано национальным Экспертным советом по иммунизации. И, кстати, цена прививок действительно сильно отличается в зависимости от того кто и для кого их закупает: например, прививка от папилломавируса в Украине (где ее закупает международная организация GAVI Альянс) стоит 4,5 USD за дозу, в развиваюшихся странах при самостоятельной закупке - около 50 USD, в Беларуси - 70-100 USD, в США - 200 USD.
 
- Сацук не счел нужным обратить внимание, что южнокрейская компания LG Chem – это известный мировой производитель вакцин (их всего-то ничего – пару десятков в мире, ведь производить вакцины совсем не так просто, как лекарства), а у Беларуси есть длительный опыт сотрудничества с данной компанией – ее вакцина против гепатита В (Эувакс В) закупается и успешно применяется в Беларуси уже в течение многих лет.
 
- И наконец, Сацук не удосужился вчитаться в абсолютно адекватные комментарии, высланные ему Минздравом, начав снова бороться с правдой. После этого, Змiцер Лукашук (Еврорадио) делает интервью с Сацуком и объясняет отсутствие в программе другой точки зрения тем, что он позвонил в Минздрав и там ему отказали в помощи найти врача который бы это прокомментировал, а вот найти врача самому или хотя бы спросить у Гугла насколько прав Сацук в своих утверждениях, Лукашук не решился.
 
2. Пугающую меня степень недоверия журналистов Минздраву проиллюстрирую примером: Сацук получил ответ Минздрава о том, что за последние несколько лет регулярно имелись претензии к качеству российской АКДС (а каждая партия ввозимых иммунобиологических препаратов проходит контроль качества в соответствующей лаборатории), затем Сацук звонит тому самому производителю АКДС к которому есть вопросу у Минздрава – российской фирме «Микроген», где этому «очень удивились» и на словах заверили Сацука, что вакцина качественная. Журналист солидаризируется с высказанной на словах позицией российской компании, ставя под сомнения заключения беларуской лаборатории: «не странно ли это» с учетом того что «в свое время «Микроген» обеспечивал вакцинами весь СССР»? Для меня странно что для Сацука слова российского производителя является гарантией качества вакцины, для меня странно что Сацук не понимает, что для гарантии качества иммунобиологических препаратов недостаточно однократно пройти процедуру регистрации а нужно контролировать качество каждой партии вакцин, что он напрочь не доверяет проводимым в Беларуси экспертизам. А может это не недоверие, а прямая заинтересованность Сацука в поставках именно российской АКДС? (побуду и я конспирологом :-)
 
3. Дозволенную обществом степень обесчеловечивания журналистами чиновников Минздрава проиллюстрирую заголовком статьи на Онлайнере «Минздрав о вакцинации: просим извинения по поводу смерти ребенка, но прививаться надо». Как написал по этому поводу российский педиатр Сергей Бутрий, это «разумеется немедленно вызвало шквал комментов "засуньтесебевж*пуизвинения"», но ведь «они не извинялись, а принесли соболезнования – неужели так трудно заметить разницу?». И неужели для журналиста Александра Владыко кажется этичным так зло вывернуть слова соболезнования в своем заголовке?
 
4. Еще раз процитирую Сергея Бутрия (сам лучше не скажу): «Вообще, реакция завода-изготовителя Эупенты (приехали в РБ, открыты для изучения всех деталей и исправления технологических ошибок, если они будут найдены) и Минздрава (проводят прозрачное расследование, пресс-конференции, приостановили использование вакцины на всей территории РБ до конца расследования, подробно объясняют чем грозила полная остановка вакцинной кампании из-за дефицита российских препаратов, почему стала закупаться корейская вакцина и тд) кажутся мне очень достойной, и вызывает уважение». Сацук думает по-другому, для него визит представителей компании LG Chem – событие скорее настораживающее, поскольку «а вот французы пока хранят сдержанное молчание и даже не собираются ехать в Беларусь». Мне сложно представить, насколько сложно у журналистов с принятием простых человеческих поступков, если в словах соболезнования от представителей Минздрава они слышат издевку, а видя обычный процесс расследования случая серьезного события после прививки (это такой медицинский термин) – строят конспирологические теории.
 
5. СМИ играют на эмоциях убитых горем родителей. Смерть ребенка – это трагедия, это тяжелое потрясение для родителей. Они переживают острую реакцию горя, в том числе стадию агрессии – внутренней в виде чувства вины (зачем я повел ребенка на прививку) и внешней (зачем врачи сделали эту прививку). То, что нужно родителям в этой ситуации – это только поддержка; сейчас их поведение обусловлено только эмоциями, не логикой. Понимание того, как все произошло, действительно ли все было сделано для лечения анафилактического шока и что этот трагический исход был непредотвратим – это придет позже, и возможно тогда отец ребенка по-другому посмотрит на те свои слова, которые напечатали СМИ. Истории родителей, у чьих детей случились серьезные события после вакцинации, есть в австралийском фильме «Привитые: любовь, страх и вакцины», и спустя годы родители совсем по-другому оценивают сказанное ими раньше, и по-другому оценивают атаковавших их тот момент журналистов – посмотрите. Некто «ПД», автор «Радио Свобода», сам формально ничего плохого не говорит о вакцинации, но пользуясь цитатами отца трагически погибшего ребенка, в статье звучит и «забiлi дзiця», и «вопыты на маленькiх дзетках», и «халатнасьць», и «пакараньне». Прием, достойный прессы уровня The Sun, но никак не возможный для The Guardian – я здесь про степень желтизны, которую само позволяет себе каждое СМИ. Да, и вместо журналиста соболезнования родителям и другие адекватные вещи написали читатели «Радио Свободы» в комментариях под материалом.
 
6. Сацук я думаю четко понимает что он делает. В интервью «Еврорадио» он заявляет, что хотел написать больше и жестче, но многое вычеркнула их редакционный юрист. Действительно, помимо того, что «лично он назвал бы такие действия Минздрава геноцидом» и «от вывода, что это были испытания на детях, не отказываюсь», Сацук не устает пересыпать свои тексты фразами «насколько достоверна эта информация, мы не беремся судить» и «мы не специалисты и не будем делать здесь каких-то утверждений». Хитро. Но я думаю что он прекрасно понимает, что «ложки найдутся, а осадок останется». Правда в осадке – это и репутация Сацука, и репутация его желтого издания.
 
7. Журналистское сообщество с одной стороны порицает Минздрав за его обращение к Следственному комитету (Класковкий на naviny.by: «обиженные функционеры сразу апеллируют к силовым структурам»), а с другой стороны, сами как дети радуются, что Следственный комитет и Администрация президента заинтересовались вопросом как прошли закупки вакцины. Так что, друзья журналисты, у нас с вами один и тот же «большой брат»? Обсудить вопрос на уровне двух сообществ – медицинского и журналистского – и понять несостоятельность обвинений мы не можем, а выводы вы делаете скорые. Для меня показательно, что Сацук затеял своё фэйковое «расследование» именно в тот период когда у Следственного комитета возникли реальные вопросы к Минздраву (коррупция в закупках медтехники). Сейчас можно и Сацуку безболезненно пнуть Минздрав, пока в стране общий тон таков – это похоже на буллинг. И его гениальное противопоставление работы Минздрава и того что в государственном таможенном комитете «не дураки работают». Нужных пнул, перед нужными прогнулся. И в нужный момент.
 
8. Многие журналисты, с которыми я разговаривал, откровенно не понимают в чем суть моих к ним претензий. Во-первых, они позволяют себе писать, не разобравшись в проблеме: действительно, сложно с утра писать о сельском хозяйстве, а вечером о медицине, но ведь и я утром лечу понос, а вечером менингит – и пациенты справедливо рассчитывают, что я и то и то сделаю качественно. Во-вторых, по их (журналистов) мнению это журналисты стоят на защите интересов общества, но никак не врачи: в одном из интервью журналист совсем нежелтого ресурса начинает разговор со мной с того что «простые люди не могли понять, как такое возможно» – а ведь фамилии этих «простых людей» я уже много раз здесь упомянул, как и названия СМИ, которые они представляют. Именно журналисты, не проверив факты, из начинания хорошо и оперативно сработавшего Минздрава сделали страшилку про «дети деньгам не помеха». Журналистам невдомек, что в стране, где одни из самых низких показателей младенческой и детской смертности в Европе, вероятно не все так плохо на уровне системных решений в педиатрии, как возможно они привыкли видеть в работе других отраслей нашей страны. Как сказано на сайте ОО «Белорусская ассоциация журналистов», у них есть Комиссия, в задачи которой входит осуществление контроля за соблюдением журналистской этики. Не понимаю, почему до сих пор нет их заявления насчет статьи Сацука, особенно не понимаю в те моменты, когда ко мне приходят очередные родители с вопросом о вакцинации их детей и со словами «не знаю подробностей, но читал в СМИ, что страна ставит на детях опыты». Известна история неправдивой публикации Andrew Wakefield в Великобритании (1999), которая повлекла за собой массовый отказ от прививок в стране, за чем последовал всплеск заболеваемости среди незащищенных прививкой детей, в том числе были многочисленные смерти детей от кори. Мне кажется, что это именно Сацуку, повышающему рейтинг своего издания раздувая антипрививочные настроения в Беларуси, «дети деньгам не помеха».
 
9. Кому выгодна публикация Сацука, кроме его собственного хайпа? Сацук цитирует неких «поставщиков лекарственных средств, к которым [они] обратились за консультацией» и которые «долго смеялись» над пояснением Минздрава об использовании статуса преквалификации ВОЗ или наличия регистрации в странах ICH как замену национальной регистрации. На самом деле, это общемировая практика для стран со средним уровнем дохода использовать статус прохождения преквалификации ВОЗ или регистрации препарата в странах ICH для применения препарата в своей стране без дополнительной регистрации. Обозначенные процедуры позволяют гарантировать эффективность и безопасность лекарственных препаратов, и при этом позволяют устранить еще одну «лишнюю регистрацию», которая потенциально может иметь коррупционную составляющую. Почему Сацук не прочел об этом на сайтах ВОЗ, ICH и в Технических заданиях на закупку, составленных Минздравом, а обратился к неким знакомым «поставщикам», равно как и кто эти «поставщики» и не являются ли они заинтересованными сторонами при данной закупке – вопрос открытый. Так или иначе, требуя обязательной регистрации любого препарата в Беларуси, Сацук, по моему мнению, скорее поддерживает коррупциогенную практику. Хоть и прячет свою позицию, прикрываясь требованиями Закона о лекарственных средствах. Возможно, Сацук просто не понимает, что процесс регистрации, не менее чем процесс закупок - это весьма подверженный коррупции момент в любой сфере, и вопрос, который стоило бы поднимать журналистам - это как раз необходимость отказа от дублирующей национальной регистрации.
 
Если кто-то дочитал до конца, то в заключение приведу еще одну цитату из комментария российского педиатра Сергея Бутрия: «В республике Беларусь большая трагедия: на введение вакцины Эупента младенец выдал анафилактическую реакцию и погиб, несмотря на правильно оказанные реанимационные мероприятия… [Далее] подключились жадные до скандалов СМИ, провели дешевое "расследование", изо всех сил подогревая истерику и панику, греясь на этом пожаре… Даже те СМИ, которые, кажется, не планировали педалировать истерику открыто, при освещении этой ситуации пользуются очень скользкими формулировками (то ли специально, то ли по глупости), подливая масла в огонь».
 
И фразу самого Сергея Сацука, которая я думаю верна и в отношении его собственных публикаций: «уж больно все некрасиво складывается – один к одному».

30 лет - такой возраст, когда не знаешь, начать ли деньги внукам откладывать, или пойти пупок проколоть.

еще

Удовлетворяет ли вас температура воздуха в вашей квартире?

Загрузка...