07. 12. 2018

IT-шник из Минска купил участок, а на него подали в суд: «У меня возникало огромное желание плюнуть на все и уехать из Беларуси»

Минчанин купил участок под Минском, а через несколько месяцев получил повестку в суд. Мужчина уверен, что в этой ситуации может оказаться любой, потому что законных способов проверить сделку нет: «Когда понимаешь, что государство в любой момент может конфисковать твою недвижимость, жить в этой стране дальше не хочется».

Минчанин купил участок под Минском, а через несколько месяцев получил повестку в суд. Мужчина уверен, что в этой ситуации может оказаться любой, потому что законных способов проверить сделку нет: «Когда понимаешь, что государство в любой момент может конфисковать твою недвижимость, жить в этой стране дальше не хочется».

Участки на первой береговой линии озера Селюты хорошо известны многим. Они были проданы с аукциона в 2015 году. Лоты уходили по рекордным ценам, но, как сообщили Realt.by в Минском областном центре инвестиций и приватизации, большинство этих сделок были аннулированы сразу после торгов. Большинство, но не все. Смежные земельные наделы №3 и №4 ушли в один день за Br1 млрд 83 млн ($70,4 тыс.) каждый. Позже выяснилось — оба участка приобрел некий Михаил, в рассрочку на 24 месяца. Правда, ее выплаты сельсовет так и не дождался. Информация о сделке где-то забылась, а опомнились чиновники лишь спустя два года, когда у земельных наделов поменялось по несколько собственников. Одним из них стал Петр:

 Я давно искал участок, выбирал разные направления, так наткнулся и на Селюты. Созвонился с продавцом, посмотрел, все понравилось  решил брать. Сделка оформлялась через БРТИ, по процедуре все было чисто: регистратор проверял документы, изучал историю, оформили без проблем. На тот момент ничего не предвещало беды: участок в частной собственности, изначально приобретался с аукциона, а это значит, у государства, потом перепродался через БРТИ. В законности сделки не было сомнений. Все открыто, подвоха быть не должно.

Участок без подъезда и каких либо коммуникаций обошелся Петру в $38 тыс. Со слов мужчины, ажиотажного спроса (как во время аукциона) на вторичной продаже не было. Сделка проходила спокойно, очереди за землю возле водоема не стояло.

13 октября 2017 года участок был переоформлен на Петра, получено свидетельство государственной регистрации права собственности, а уже в январе 2018 года на соседний участок наложили арест. Только в этот момент собственник узнал, чтоземля находитсяв рассрочке у сельсовета.

 О том, что на участок имеется рассрочка, мне сообщила соседка (ред. —собственница участка №4, которая попала в аналогичную ситуацию). На имя ее матери, на которую оформлен дом, пришло уведомление о наложении ареста. Я тут же позвонил в БРТИ, узнал, есть ли какой-то арест  сказали, нет. Другого мнения был председатель, он подтвердил, что сельсовет подал иски в суд, а в ходе процессов участки арестовали (на самом деле, на мой участок суд арест не накладывал ни в первом судебном процессе, ни во втором, и будь я «хитрецом», я мог бы его продать).

В этот день Петр узнал, что его участок был продан 14 июля 2015 г. в рассрочку, но сельсовет денег так и не получил, и в настоящий момент задолженность с учетом процентов по рассрочке и пени только за его участок составляет 146 тыс рублей, то есть выплатить чужую задолженность оказалось бы очень накладно. Что интересно — претензию о взыскании задолженности в досудебном порядке исполком направил не после первого или второго просроченного платежа, а через несколько месяцев после истечения всего срока рассрочки, в течение которых и прошли сделки — 23 ноября 2017 года. Почему? — вопрос, ведь по закону нарушения плательщиком порядка внесения платежей по рассрочке приводит к ее расторжению.

Однако и это не главное. Со слов Петра, в ходе судебного расследования открылось удивительное: после аукциона в 2015 году оба участка были зарегистрированы в БРТИ в собственность Михаила, о рассрочке в документах ни слова. Именно это дало собственнику право беспрепятственно их продать. Исполком же, поняв, что деньги не вернуть, пошел в суд с иском об изъятии участков у добросовестных покупателей.

 Исполком пошел в суд, даже не известив владельцев. Суть иска была в том, чтобы конфисковать участки, но судья резонно отметил: «Как мы можем конфисковать участки у должника, если они ему уже не принадлежат?». В новом судебном иске и уточненных требованиях исполком запросил признать первую сделку по моему участку незаконной, по цепочке аннулировав последние. То есть участок отходит сельсовету, Михаил возвращает деньги Борису (ред. — второй собственник участка, который и продал участок Петру), а Борис  мне. Однако вероятность, что Михаил, который уже находится под следствием по обвинению в мошенничестве, вернет деньги, равна нулю, а значит, и я ничего не получу. Еще хуже ситуация у соседки, которая на участке возвела дом. Ее потери оценивались гораздо больше, чем $38 тыс.

В деле действительно много вопросов: кто должен был предоставить в БРТИ данные о рассрочке? Почему участок, купленный в рассрочку, оформлен в собственность без ограничений? Почему сельсовет не принимал мер, имея такие задолженности и будучи извещен о сменах собственников? Как, в конце концов, проверить чистоту сделки, если информация о рассрочке нигде не зафиксирована? Петр шокирован тем, что самая обычная сделка, оформленная по закону через БРТИ, может закончиться иском в суд на изъятие участка:

 По сути, у людей нет других возможностей проверить «чистоту» объекта, кроме как в БРТИ, а там «проблемные» участки числились как «чистые». В суде поднимался вопрос о том, кто виноват, что БРТИ не наложило ограничений на продажу. Сельсовет обвинял БРТИ, а БРТИ говорил, что регистратор не виноват, он действовал по инструкции. Из ответов следовало  виноват сам приобретатель. Как такое может быть?

Судебное расследование выявило множество нестыковок и новых вопросов. Однако дело закончилось в пользу честных покупателей — сначала суд предлагал оформить мировую, в итоге и вовсе отказал сельсовету в изъятии участков. Петр рад и даже приятно удивлен такому исходу дел. Мужчина отмечает, что, даже имея возможности, никогда не планировал уехать из страны, но эта история пошатнула веру в Беларусь:

 Может, я и не прав, но мне кажется, что выиграть суд у госоргана и потом у прокураторы  большое дело в нашей стране. И очень радует, что судебная система у нас все-таки не безнадежна. Я никогда особенно не стремился уехать из Беларуси, даже имея возможность и предложения. В принципе, работая в IT сфере и обладая некоторым опытом, можно жить в любой стране и зарабатывать хорошие деньги. Но я думал: везде есть свои плюсы и минусы, не считал, что за границей будет намного лучше, чем в Беларуси.

Переживая это, я поменял мнение. У меня возникало огромное желание плюнуть на все и уехать. Когда ты всю жизнь работаешь, чтобы самостоятельно решить жилищный вопрос, а потом заводить детей (а не наоборот  завести детей, а потом просить помощи у государства), оказывается, что ты можешь вмиг все потерять. Когда понимаешь, что государство в любой момент может конфисковать твою недвижимость, жить в этой стране дальше не хочется.

Радует одно  на данном этапе судебная система не подвела. В иске отказали двое судей районного суда (по моему и соседнему участку) и как минимум 3 судей областного. Есть риск, что истец в течение года подаст надзорную жалобу в Верховный Суд, но я надеюсь, что этого не произойдет. Разрешение на строительство уже получено, осталось сделать проект с учетом местности и наконец-то начать строиться, ведь сроки, отведенные на строительство, идут, а прошлой зимой оказалось не до этого.

Источник: realt.by

- Доктор, мой муж Лёва таки случайно проглотил нурофен! Шо делать?
- Не суетитесь вы так! Сделайте ему таки теперь головную боль - не пропадать же таблэтке!

еще

17 ноября в Беларуси пройдут парламентские выборы.

Намерены ли вы участвовать в них?