Греко-католический священник: Отец Надсон был авторитетом и для белорусов вне Церкви

19.04.2015 09:09
Архив Редакция

Белорусское сообщество 29 апреля в Лондоне попрощается с о. Александром Надсоном, Апостольским визитатором католиков восточного обряда в эмиграции, одним из духовных лидеров белорусов по всему миру. Осмыслить личность о.Надсона корреспондент КРЫНІЦЫ.INFO попыталась в беседе со священником греко-католического прихода Богоматери Фатимской о. Андреем Кротом.

— Отец Андрей, насколько знаковой, по вашему мнению, была деятельность Надсона вне лона Церкви?

— Отец Александр был настоящим духовным лидером белорусов. Именно в этом была особенность его личности — он был авторитетом не только для определенной конфессионально-церковной группы, но и для белорусов, которые либо только формально причисляли себя к той или иной конфессии, либо полностью оставались вне Церкви.

Если говорить об эффективности его работы, то измерять ее можно разными критериями. Я знаю, что он занимался научной работой даже в последние месяцы своей жизни — редактировал белорусский перевод Псалтири. Кроме того, он жил как белорусский «старец», — к нему в Лондон приезжали люди, он охотно с ними разговаривал, делился своими мыслями, воспоминаниями. Это, думаю оказывало на людей гораздо большее влияние, чем публичные выступления. Если учесть, что приезжали к отцу люди, которые имеют влияние на общественное мнение, — ученые, люди искусства, священнослужители, — можно смело сказать, что влияние личности отца Александра на сегодняшнюю Беларусь огромно.

Но для меня основная его деятельность — это молитва. А для эффективности молитвы состояние здоровья или возраст не мешают, наоборот, наверное, помогают.

— Повлияла ли личность отца Надсона на ваш путь к священническому служению?

— Да, очень. Я встречался с ним несколько раз, первый, еще будучи студентом, в 1998 году, последний — в 2009 году. Для меня каждая встреча с Отцом была своеобразными реколлекциями. Что особенно в нем впечатляло — он всегда был радостный, на лице улыбка. Это была настоящая христианская радость, которая передавалась его собеседникам.

— Не так давно была презентация книги Надсона. Стоит ли предпринимать сейчас какие-то меры для популяризации и расширения доступности его наследия?

— Следовало бы переиздать его книгу «Біскуп Часлаў Сіповіч. Святар і беларус». Многие о ней спрашивают, а тираж давно исчерпан. То же самое с «Літургіконам». Однако много его книг можно спокойно получить в греко-католических приходах. В первую очередь, это молитвенник «Госпаду  памолімся» и катехизис «Наша вера», который есть в большом количестве.

Что касается популяризации наследия отца Александра — я думаю, в связи со смертью отца популярность его книг возрастет. К сожалению, мы, люди, больше ценим того, кого потеряли.

— Какие перемены несет смерть отца Надсона белорусской униатской Церкви?

— Греко-католическая Церковь за рубежом административно не зависит от Белорусской Греко-Католической Церкви. Поэтому каких-то персональных изменений в руководстве не будет. К тому же и лондонская миссия недавно перешла в подчинение украинскагау греко-католическому епископу. Поэтому, я думаю, руководить ею продолжит ученик отца Александра, отец Сергей Стасевич, который последние годы очень успешно выполнял это служение.

— Отец Андрей, если суммировать жизненные плоды его деятельности, какие моменты и заслуги вы определили бы как самые значительные?

— Сейчас много упоминается о заслугах отца Александра: он создавал библиотеку и музей в Лондоне, делал белорусские литургические переводы, писал научные книги. Но, как я говорил выше, основной заслугой отца Александра я считаю его молитвенный подвиг. Несколько десятилетий он каждый день молился за Беларусь, служил за нее Евхаристию. В этом я вижу и причину плодотворности его деятельности, ведь были и другие, кто хотел создать библиотеку или музей, делал литургические переводы. Однако их работа не имела такого масштаба и плода, как у отца Александра Надсона. Думаю, благодаря молитвам Отца возродилась Греко-Католическая Церковь в Беларуси, и белорусский язык звучит сегодня в храмах разных вероисповеданий. Он, наверное, первый в истории Беларуси служил Евхаристию по-белорусски: 11 марта 1990 года в Минске в Кальварийском храме, а на следующий день — в Гродно, в Францисканском костел.