Секты или общественные организации: кто стоит за борьбой за мир в Беларуси? Часть II

21.05.2016 10:35
Архив Редакция

Активные последние несколько лет в Беларуси международные организации «Небесная культура, мир во всем мире и восстановление света» (HWPL, она же – Shincheonji Church of Jesus the Temple of the Tabernacle of the Testimony, или SCJ) и «АллатРа», несмотря на декларируемый светский характер деятельности и объявляемую попытку объединения людей разных конфессий и национальностей, порой больше напоминают религиозный культ или секту.

Так, секты ли указанные организации или нет? Заведующий кафедрой апологетики Минской духовной академии, руководитель Информационно-консультативного центра имени преподобного Иосифа Волоцкого, который занимается проблемами нетрадиционной религиозности, Владимир Мартинович.в интервью Телеграфу ответил однозначно: «Секты». И действуют они в Беларуси уже не первый год.

При этом он отметил, что секты, культы и новые религиозные движения в разных странах мира могут получить различный юридический статус. Это связано как с целями и задачами культов, так и с условиями деятельности в каждой конкретной стране: где-то проще зарегистрироваться как общественное объединение, где-то – как религиозная организация. Кроме того, «не все религиозные организации воспринимают себя как религиозные. «Некоторые считают себя общественными», — отметил собеседник.

По его словам, сведений о пострадавших от деятельности SCJ и «АллатРа» в Беларуси нет. Однако исследования последователей корейского культа в Германии показали, что там есть пострадавшие и люди, которые жалуются на них. «В Беларуси они, как правило, присылают рекламные листки и приглашают некоторых людей в Корею, где их глубже пытаются вовлечь в свою деятельность», — рассказал Владимир Мартинович.

По мнению эксперта, наиболее понятна и близка белорусам «АллатРа», которая зародилась в соседних странах. Также разная у организаций и целевая аудитория: если HWPL работает в первую очередь с власть имущими и более-менее влиятельными людьми, то «АллатРа» — ориентирована на все население в целом. При этом если многие люди после поездок в Корею все же не решаются к присоединяться к организации, то в случае «АллатРа» характерно более глубокое погружение в оккультную деятельность, заявил собеседник.

Вместе с тем он опроверг бытующее мнение о том, что «АллатРа» является перерождением активного в 1990-е годы «Белого братства». По его словам, «Белое братство» продолжает свою деятельность по-прежнему вместе с Марией Цвигун во главе. Однако вопрос о том, кто скрывается под именем Анастасии Новых — автора книги «АллатРа» — так и остался без ответа.

Касательно попыток как SCJ, так и «АллатРа» заставить замолчать критиков, эксперт заявил: «В открытом демократическом обществе можно критиковать любые институты: государство, общество, Церковь. А тут появляется какая-то группа, которая говорит, что ее критиковать нельзя. Это форма возврата к тоталитаризму. И если какая-то группа говорит, что ее критиковать нельзя, это первый повод задуматься, почему они не хотят, чтобы их критиковали, почему они такие закрытые. Возможно, там действительно есть, что внимательнее изучить? Это классическая пословица о том, что на воре и шапка горит».

В целом же, отметил Владимир Мартинович, новые секты и культы в Беларусь проникают постоянно. «Просто в некоторых случаях общество более активно говорило об этом, в некоторых – менее активно. Для Беларуси среднее количество новых групп – 10-15 в год. Иногда больше – в начале 1990-х был год, когда было зарегистрировано около 50 новых групп, а бывает и 2-3 группы в год. Это постоянный процесс. И я гарантирую, что и в следующем году появятся новые группы, и через год. Распадутся и исчезнут какие-то старые. Постоянная ротация», — подчеркнул он.

По мнению собеседника, обращать внимание на новые религиозные организации и культы стоит, но не стоит пытаться их сразу же запретить. «Если мы хотим жить в открытом и развитом демократическом обществе, мы должны знать, что происходит в политической, экономической и религиозных сферах. Существенным элементом понимания того, что происходит в религиозной сфере является понимание того, что происходит в религиозной сфере, является знание происходящего в традиционных конфессиях и в нетрадиционных. Вне зависимости от того, представляют секты опасность или не представляют, сам факт любых изменений в сфере нетрадиционной религиозности должен получать какое-то освещение. Благодаря ему, мы понимаем, что происходит. Не для того, чтобы реагировать и пытаться задавить новую группу», — считает руководитель Информационно-консультативного центра имени преподобного Иосифа Волоцкого.

Аппарат уполномоченного по делам религий сектантами не занимается

Заместитель уполномоченного по делам религий и национальностей Беларуси Елена Радченко отказалась комментировать корреспонденту Телеграфа деятельность SCJ и «АллатРа» в Беларуси, поскольку «мы с вами лично не знакомы». При этом она отметила, что аппарат уполномоченного занимается лишь вопросами зарегистрированных религиозных организаций. Незарегистрированными организациями, по ее словам, занимаются компетентные органы. «Мы не уполномочены заниматься этими организациями. И не следим за ними», — подчеркнула Елена Радченко.

Максим Гацак