Пули на улицах

19.11.2009 03:09
Архив Редакция

На начало 2009 года по числу убийств на долю населения Россия уступала в мире только ЮАР.

 

«Я заявляю, если в любой стране в течение короткого времени происходит более двух убийств политиков, которые находятся в оппозиции к власти, то в спецслужбах этой страны существует т.н. «эскадрон смерти», который убивает по приказу руководства страны неугодных ему людей. Это мы наблюдаем сейчас в России, на Украине и Беларуси…»

Бывший подполковник ФСБ РФ А.Литвиненко, произнесший эти слова в одном из интервью в 2003 году, конечно же, знал, о чем говорит. Еще бы ему было не знать, в 1996-98 годах он сам являлся активным сотрудником, пожалуй, наиболее закрытого подразделения на Лубянке — так называемого УРПО (Управления по разработке преступных организаций). Это таинственное УРПО фактически и было тем самым пресловутым «эскадроном смерти», а если вещи называть своими именами, то настоящей бандой, специализирующейся в организации и осуществлении внесудебных расправ (убийств) лиц, неугодных спецслужбам (то есть, властям) России. Главная задача этой организации состояла (-ит) в выполнении любого незаконного приказа российского руководства, и потому это подразделение всегда работало абсолютно автономно, имея собственную службу наружного наблюдения и прослушивания, а задачи, поручаемые УРПО, всегда держались в строжайшем секрете от всех остальных сотрудников ФСБ. О преступной деятельности УРПО стало известно благодаря книге А.Литвиненко «Лубянская преступная группировка», за что он, собственно, и поплатился жизнью в 2006 году. По его информации, в УРПО специально отбирали людей «особенных», часто с явными нарушениями психики, руки которых были по локоть в крови невинных жертв. Членами этой банды становились лица, полностью лишенные каких бы то ни было моральных принципов. Руководил УРПО генерал ФСБ Евгений Хохольков. Покрывал деятельность садистов-спецназовцев директор ФСБ генерал армии Николай Ковалев.

Еще в 2002 году в руки российского обозревателя И.Королькова попала тайная инструкция УРПО, выдержки из которой он опубликовал сначала в «Московских новостях», а потом в «Новой газете». В этой инструкции, в частности, говорилось: «Создается совершенно секретное спецподразделение… Кроме центрального подразделения, целесообразно создание региональных оперативно-боевых групп…На базе таких структур возможно создание постоянно действующих лжебанд, которые вступают в плотный оперативный контакт непосредственно с ОПГ бандитской направленности и ОПГ, специализирующихся на заказных убийствах и терактах…В случаях крайней необходимости… может использоваться структурное подразделение нелегальной разведки — спецназ… для нейтрализации или физической ликвидации руководителей и активных членов террористических, разведывательно-диверсионных групп, ведущих войну с федеральной властью». О деятельности УРПО в России разговор особый, но я и мысли не допускаю, что «филиалы» УРПО в те годы могли почему-то не появиться в сопредельных странах, в первую очередь в славянских республиках — Беларуси и Украине, которые и до настоящего времени почти полностью контролируются российской ФСБ. Хотя теперь, возможно, и не в такой степени. Однако факт остается фактом — внесудебные расправы и похищения людей в нашей стране начались синхронно с российскими именно в середине 90-х, когда и у нас по образу и подобию УРПО была создана аналогичная собственная структура. В Беларуси, судя по всему, подобная «деятельность» получила «добро» на самом высшем уровне в 1995 году, после того, как секретарь Совбеза Виктор Шейман дал указание министру внутренних дел Юрию Захаренко создать специальное подразделение из хорошо подготовленных бойцов внутренних войск, спецназа МВД и КГБ. Ю.Захаренко, прекрасно понимая о чем идет речь, тянул время, как мог, и потому уже очень скоро президент отправил его в отставку…

В результате на поверхность всплыли такие одиозные персонажи, как Ю.Сиваков, Д.Павлюченко и другие, которые полностью соответствовали своему предназначению. С тех пор и началось… Первыми под экзекуцию попали белорусские криминальные авторитеты. Так, в 1997 году вор в законе Щавлик (Владимир Клещ) вышел на десять минут из дома отогнать машину на стоянку, и после этого его уже никто никогда не видел. Та же печальная участь постигла и целый ряд других криминальных авторитетов, «мастью» помельче, что дало повод А.Лукашенко самодовольно заявить с высокой трибуны: «Я их всех предупредил: не дай бог, где-то вы создадите обстановку криминальную — я вам поотрываю всем головы. Помните вы этих щавликов и прочих? И где они сейчас?…» Думаю, они сейчас там же, где и бывший министр внутренних дел Беларуси Ю.Захаренко, который «исчез» 7 мая 1999 года при похожих обстоятельствах — возвращаясь домой с автостоянки… Прошло всего несколько месяцев, и 16 сентября 1999 года «пропадают» бывший вице-спикер Верховного Совета РБ Виктор Гончар и его друг, бизнесмен Анатолий Красовский, помогавший оппозиции финансами. Поздно вечером они вышли из бани, а потом исчезли вместе с джипом Красовского. Правда, на сей раз остались следы — битое стекло и кровь на месте стоянки автомобиля Красовского. Как потом установило следствие, «граждане Гончар и Красовский были похищены и увезены в неизвестном направлении. Установить их дальнейшее местонахождение не представляется возможным…» Проходит еще несколько месяцев, и 7 июля 2000 года пропадает уже оператор ОРТ Дмитрий Завадский, который ехал в аэропорт «Минск-2» встречать своего друга и коллегу Павла Шеремета. Машину на стоянке в аэропорту обнаружили, но уже без водителя, и даже без отпечатков пальцев на руле и в салоне…

Вот тогда-то, в 2000-м году в Беларуси впервые открыто и заговорили об «эскадронах смерти». Произошло это после утечки информации, когда все независимые газеты опубликовали рапорт начальника криминальной милиции МВД Беларуси Н.Лопатика министру МВД В.Наумову о том, что все пропавшие без вести на самом деле — убиты. И что организаторами убийств являются Дмитрий Павличенко и Юрий Сиваков, действовавшие по приказу Виктора Шеймана… Приписываются им, конечно, похищения самые знаковые и резонансные, да и те доказать сейчас практически невозвожно. Но сколько у нас в стране произошло других внесудебных расправ, «менее значимых», но оттого никак не менее жестоких. Одно из таких — убийство журналистки Вероники Черкасовой 20 октября 2004 года. Как известно, ее нашли в Минске в собственной квартире после того, как неизвестный убийца нанес ей сорок ножевых ранений… Или другой пример. Недавно я случайно наткнулся на интервью известного российского барда Сергея Никитина, в котором он, кроме всего прочего, рассказывает о гибели своего друга Александра Чуланова, много лет проработавшего на белорусском телевидении. Цитирую: «Он был бескомпромиссный человек! Когда наступили мутные 90-е годы, он, выполняя свой журналистский долг, сделал материал о брестской таможне, где были обнаружены, мягко говоря, элементы коррупции. Этот репортаж был показан по телевидению, где он, к большому сожалению, сказал, что еще имеются другие материалы. Это было смертным приговором для Александра. Буквально через несколько дней его нашли зверски замученным в собственном доме. Видимо, эти бандиты от государства пытались найти остальные материалы. Параллельно в московском офисе НТВ был устроен разгром, тоже искали эти материалы…» Видите, как все взаимосвязано — журналиста убили в Минске за компромат на брестскую таможню, а разгром офиса НТВ произошел в Москве…

Все эти преступления, как явные, так и пока малоизвестные, конечно, не имеют срока давности. И лично я очень надеюсь, что когда-нибудь все они обязательно будут расследованы, а их исполнители, и, особенно, заказчики, получат законное и справедливое возмездие. Но при этом нельзя не констатировать, что усилиями в первую очередь белорусской оппозиции, при самой активной поддержке независимой прессы и международной общественности, внесудебный террор против населения Беларуси все же удалось приостановить. Во всяком случае сейчас нашу страну по части заказных убийств даже и близко нельзя сравнить с соседней Россией, где в последние годы творится вообще что-то невообразимое. В этом смысле совершенно прав г-н Сарказмов, который в прошлом блоге выложил только малую часть шокирующей информации о внесудебных расправах в РФ. В своем сообщении он совершенно справедливо утверждает, что убийств и похищений в «эпоху Путина» в сравнении с «лихими 90-ми» не только не стало меньше, они стали практически повседневной обыденностью, на которую уже мало кто обращает внимание. Вполне согласен я и со Славянином, который в полемическом запале написал: «…Если вы еще не поняли сейчас, поймете уже в недалеком будущем, когда ваши демонстрации будет разгонять не белорусское КГБ, а российское ФСБ. Те церемониться не будут». Это тоже истинная правда. Достаточно только понаблюдать за происходящим в России, чтобы убедиться — по части настоящего террора против неугодных режиму лиц (не важно, по каким причинам) российская власть заметно ушла в отрыв, на несколько порядков превзойдя белорусскую практически по всем репрессивным показателям. Вот только наиболее «значимые» политические убийства в России за последние пару десятилетий: Д.Холодов (17.10.94); В.Листьев (01.03.95); М.Маневич (вице-губернатор Санкт-Петербурга — 18.08.97); Л.Юдина (редактор газеты «Советская Калмыкия сегодня» — 07.06.98); Г.Старовойтова (20.11.98); Ю.Щекочихин (03.07.2003); Пол Хлебников (09.07.2004); А.Козлов (зампред Центробанка — 14.09.96); А.Политковская (07.10.2006); А.Литвиненко (23.11.2006); М.Евлоев (создатель сайта ingushetia.ru — 31.08.2008); Р.Ямадаев (депутат Госдумы в 2003-2007 годах — 24.09.2008); Станислав Маркелов и Анастасия Бабурова (19.01.2009); Н.Эстемирова (сотрудница правозащитного центра «Мемориал» — 15.07.2009); М.Аушев (бизнесмен, ингушский оппозиционер — 25.10.2009)…

И это только начало скорбного списка. Жертвами громких и в большинстве случаев не расследованных преступлений стали еще шесть депутатов Госдумы, магаданский губернатор В.Цветков, банкир И.Кивелиди, американский бизнесмен Пол Тэйтум, генерал-пограничник В.Гамов, глава концерна «Алмаз-Антей» И.Климов, отставные генералы ФСБ предприниматели А.Трофимов и А.Рогачев, глава дагестанского отделения «Яблока» Фарид Бабаев, зампред Верховного суда Ингушетии Аза Газгиреева и многие, многие, многие другие. Причем, статистика числа заказных убийств и их раскрываемости в России весьма приблизительна, поскольку с уверенностью говорить о принадлежности того или иного преступления к данной категории можно лишь по завершении следствия (что случается чрезвычайно редко), но, во всяком случае, счет идет на …сотни! Но даже по официальной статистике МВД, за прошлый 2008 год в России произошло 48 резонансных заказных убийств (по одному в неделю на протяжении всего года), а за первые шесть месяцев 2009 года — уже 26! Свежих данных пока нет, но, по мнению специалистов, к концу года число «заказников» должно резко возрасти. Что на самом деле и происходит, достаточно вспомнить только последние жуткие эпизоды насилия. В первых числах ноября, например, всадили 17 пуль в бизнесмена Шабтая Калмановича, а 16 ноября наемный убийца выстрелил в затылок одному из лидеров российских антифашистов Ивану Хуторскому. В этот же день, 16 сентября в Калининграде вдруг ни с того, ни с сего выпадает из окна своей квартиры на 14 этаже одна из создательниц местного телеканала «Каскад» журналистка Ольга Котовская. И даже предсмертной записки не оставила. С чего бы это?… Но чтобы не быть голословным, предлагаю сравнить динамику количества заказных убийств в России за период после распада СССР. Так, по официальным (весьма приблизительным) данным МВД, в 1992 году в РФ было зарегистрировано не менее 100 заказных убийств, в 1993 — 237, в 1994 — свыше 400, в 1996 — около 600, в 1999 — 900, в 2000 — 1100… В последующие годы ситуация настолько стремительно менялась в худшую сторону, что цифры стало просто стыдно публиковать. В 2005 году, например, по уровню умышленных убийств с учетом покушения на убийство, Россия заняла лидирующее место в мире — 21,5 на 100 тысяч населения. Для сравнения: в США этот показатель в тот год составил 5,7, во Франции — 3,6, а в Германии — 3,1. Не случайно, начиная с 2006 года статистику умышленных убийств российское МВД строго засекретило…

Тем не менее стало известно — в начале 2009 года по числу убийств на долю населения Россия уступала в мире только ЮАР. А число пропавших без вести россиян за один только 2008 год составило …50 000 человек! Если к этому добавить события на Кавказе, то ситуацию в современной России можно сравнить разве что с гражданской войной начала ХХ века. Рассказывает председатель ингушского «Мемориала» Тимур Акиев: «Похищения, пытки, убийства при задержании, внесудебные казни — на Кавказе все это, к сожалению, вещи повседневные. Перспектив возбуждения уголовного дела по этим фактам нет никаких, поскольку официальные органы предъявляют свои аргументы: или что это не они, или что человек оказал вооруженное сопротивление. Доказать обратное не удалось ни разу. Максимум, что можно сделать, — дойти до Страсбургского суда, но это слабое утешение, ведь виновники никогда не бывают наказаны. Кто занимается столь чудовищными вещами, достоверно не известно. На Кавказе можно встретить силовиков всех мастей. Помимо местных милиционеров в «республиках» действует огромное количество «приданных сил»: мобильные отряды МВД, временные отделы внутренних дел при местных ОВД, оперативно-разыскные бюро, многочисленные полки внутренних войск, пограничники, ФСБ. Именно прикомандированных в республики «федералов» здесь, как правило, обвиняют в зверствах. Во-первых, потому что, как правило, именно им предписано «бороться с терроризмом» и проводить спецоперации, а во-вторых — потому что чаще всего из-под масок звучит чистая русская речь. А один из дагестанских следователей рассказал журналистам, как однажды был арестован человек, закапывавший фугасы на обочине автомагистрали. При нем оказалось удостоверение сотрудника ФСБ, подлинность которого была подтверждена соответствующей проверкой. Необычного террориста пришлось отпустить, несмотря на то что при задержании погиб милиционер. Списали на несчастный случай: «Конечно, у ФСБ есть свои люди в лесу, и немало. Это — их методы. Агентурная работа так и должна вестись, вот только какие этим людям ставятся задачи? Похоже, самые разные…»

Таким образом, на основании всех этих неоспоримых фактов можно констатировать, что в России после прихода к власти В.Путина насилие стало едва ли не главной формой существования российской государственности. Именно в этот период ФСБ РФ в обход Конституции были сформированы тайные специальные службы, которые вместе с аффилированными с ними родственными «фондами» были наделены особыми, эксклюзивными полномочиями, часто вообще никакими рамками не ограниченными. Через свои легальные и не совсем легальные подразделения они превратились по сути в один из основных рычагов управления страной. Что же касается Беларуси, то я абсолютно уверен, что эти тайные российские «спецслужбы» пытались распространить свое влияние и на нашу страну. Допускаю даже, что сценарий для отдельных акций внесудебных расправ, осуществленный аналогичными белорусскими структурами, вполне мог быть написан совсем не в Минске, а где-то далеко за пределами Беларуси. Во всяком случае уничтожение сразу нескольких оппозиционных политиков в соседнем государстве — это отличный способ раз и навсегда скомпрометировать руководство этой страны, прочно «повязав» его невинной кровью. В любом бандитском сообществе как правило так и происходит. В этой связи некоторую надежду оставляет тот факт, что белорусское руководство все же смогло найти в себе силы отказаться от таких форм «политической борьбы», что его ничуть не оправдывает, но, как говорится — лучше позже, чем никогда. Все же Беларусь — не Россия. В небольшой стране, с населением в пол-Москвы, да еще с таким чрезмерным силовым аппаратом, у власти достаточно сил и средств, чтобы полностью контролировать ситуацию, не прибегая к помощи психопатов-головорезов. К тому же еще неизвестно, как эти «отмороженные» поведут себя в по-настоящему критической ситуации. У одного такого я как-то спросил: «Что тебя может остановить от переезда из Минска в Москву, если тебе, к примеру, бесплатно предложат трехкомнатную квартиру внутри МКАДа, плюс соответствующую твоим амбициям должность?» И он мне ответил четко, по-военному: «Ни-че-го»…

Вот и я о том же. Впрочем, Москва не резиновая, и на всех коллаборантов ее явно не хватит. Да и жизнь там не такая уж райская. На мой взгляд, даже в сравнении с Москвой Беларусь ничуть не хуже. И уж точно полезней для здоровья. Главное, прислушаться к Славянину, когда он говорит: «Если вы еще не поняли сейчас, поймете уже в недалеком будущем…» Так вот, чтобы и без того совсем не идеальную жизнь в Беларуси однажды окончательно не превратить в настоящий кошмар, надо вовремя понять и прочувствовать российскую действительность, которая не с «эпохи Путина» началась и не ей закончится. Пока впервые в истории мы живем в своем доме как хозяева, можно не думать каждую минуту о том, что тебе кто-то среди бела дня выстрелит в затылок, сунет нож под ребро или похитит за выкуп, отрезав голову сразу после его получения. И даже самый несознательный гражданин Беларуси, с глубокого бодуна пытающийся осмыслить все несовершенство нашего бытия, нисколько не беспокоится о том, что стоит ему только слегка отдохнуть на лавочке, и следующий рассвет он запросто может встретить рабом на кирпичном заводе где-нибудь в Дагестане… Это, наверное, и есть главное достижение белорусской независимости. Возможно, когда-то появятся и другие достижения, но пока я не могу не согласиться с точкой зрения г-на Сарказмова, который во главу угла любых форм белорусско-российской интеграции ставит проблему общественной и личной безопасности. В конце концов — что может быть важнее и ценнее человеческой жизни? Цитатой из Сарказмова мне бы и хотелось закончить эту статью: «Я уже побегал в стабильные 90-е, как и вы, на завод за пайку баксов. Вот и спасибо. Вот и не надо мне щекотать нервы пулями по улицам. …Вот пусть раком вперед наведут застабильность, а не умертвильность, тогда и речь о Союзе можно возобновить…»