Неизвестное МЧС Беларуси

01.07.2013 10:34
Архив

Представляем вашему вниманию мнение белорусского политолога Андрея Поротникова о возможной "оптимизации" министерства по чрезвычайным ситуациям Беларуси.

В последний год было много разговоров о реформировании государственных ведомств. И если власти идут в основном по пути механического сокращения численности государственных служащих ("оптимизация"), то альтернативные предложения предполагают радикальное изменение самой конфигурации системы государственного управления. При этом в тех текстах, которые попадались мне лично, содержится предложение об упразднении МЧС. Описывается это приблизительно такой формулой: передача службы пожарной охраны в состав МВД. Т.е. возврат к советской практике по сути. В обывательском сознании по сей день МЧС — это исключительно тушение пожаров и сбор ртути. Но между уровнем информированности обывателей и экспертов должна быть разница. Которая, увы, судя по представленным предложениям по реформированию госаппарата, не всегда наблюдается.

МЧС сегодня это уже не только ртуть и пламень. За время существования в качестве самостоятельного министерства оно «обросло» массой служб, департаментов и учреждений (одних ВУЗов — три!). Только служба спасения сегодня насчитывает около 900 подразделений, которые располагают более 6 000 единиц техники, ориентировочная штатная численность порядка 25 000 человек. Благодаря их рациональной дислокации средний радиус выезда подразделений составляет до 4,8 км в городах и 13,5 км в сельской местности. Всего же на сегодняшний день функционируют 17 специальных служб МЧС.

В систему МЧС входит ряд департаментов, выполняющих самостоятельные и очень важные функции.

Департамент по надзору за безопасным ведением работ в промышленности (Госпромнадзор) отвечает за промышленную безопасность, перевозку опасных грузов, предупреждение техногенных аварий и травматизма в организациях, эксплуатирующих опасные производственные объекты.

Сфера деятельности Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС на первый взгляд очевидна. Но на самом деле его задачи сложнее и шире. Он отвечает за территории, подвергшиеся загрязнению: Администрация зон отчуждения и отселения управляет 6 700 кв. км. Кроме того, департамент отвечает и за научную работу по чернобыльской проблематике: в его состав входят Институт радиологии и Полесский радиационно-экологический заповедник площадью 2 164 кв. км со штатной численностью работников порядка 700 человек.

Департамент по материальным резервам управляет государственными и мобилизационными материальными резервами. В его структуру входят 7 учреждений по хранению материальных ценностей. Кто этим будет заниматься в случае ликвидации МЧС — ответа нет. Скорее всего, авторы упразднения министерства просто не знают про само существование системы госрезервов.  

А куда девать кинологическую службу, взрывотехническую службу, химическую и радиационную защиту, водолазно-спасательную службу? Их конечно можно ликвидировать, вот только сильно не сэкономишь: службы эти очень малочисленные. И зарплата у них, мягко говоря, не самая большая.

На сегодняшний день медицинская служба МЧС включает 23 подразделения, которые оказывают помощь пострадавшим при катастрофах. При ликвидации МЧС напрашивается идея отдать её минздраву. Вот только дождутся ли при таком развитии событий жертвы катастроф помощи? На собственном опыте несколько раз убеждался, что «Скорая медицинская помощь» минздрава уже давно скорая только по названию.

Авторы реформы не дают ответа на вопрос о том, что делать с авиацией МЧС. Мало кто знает, но в состав министерства входят сразу два авиапредприятия: «Авиация» и «Беллесавиа». Авиация предоставляет уникальные возможности по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. В парке одного лишь «Беллесавиа» 21 воздушное судно: 8 вертолётов Ми-2, 4 самолёта Ил-103, 9 самолётов Ан-2. Ещё большее количество техники находится на хранении и консервации. В состав «Беллесавиа» входят 9 авиаотделений со своими аэродромами.

Никто не говорит, что система МЧС оптимальна. Для меня, например, не понятно, зачем Научно-исследовательскому институту пожарной безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций аж 300 сотрудников? Они там что, космический корабль изобретают?

 Присоединить министерство целиком к другому тоже не рационально — слишком сложная структура. И разноплановая. Достаточно посмотреть на основные подразделения МЧС, чтобы это понять.

Необходимость наличия в стране сильной службы по ликвидации чрезвычайных ситуаций и гражданской обороне подтверждается горьким опытом России 2010 года. Там так активно сокращали и «оптимизировали» МЧС, что когда страну накрыла волна жары, а следом и пожаров, то оказалось, что тушить их нечем и некому. Понятно, что на чужих ошибках никто не учится, но, по некоторым прогнозам, уже к 2030 году количество жарких дней в Беларуси будет таким же, как сейчас в Испании. С нашим-то количеством  лесов и осушенных торфяников к чему это может привести — всем очевидно. 

Можно обсуждать, насколько целесообразно содержание того или иного структурного подразделения, но ликвидировать МЧС — верх глупости. Особенно с учетом того, что Беларусь буквально напичкана опасными объектами, инфраструктура и производственные мощности изношены, климат меняется.

Андрей Поротников, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog