Недвижимость Замечательных Людей. Фронтмен группы "Чук & Гек" и его жена VJ Nikita: "До сих пор поражаемся, как все уместилось на 50 кв.м"

Недавно мы побывали в гостях у одной из самых гармоничных пар белорусского шоу-бизнеса. Дмитрий Фомич – продюсер и фронтмен группы "Чук & Гек" и его жена Ксения, телеведущая и певица, более известная широкой общественности под псевдонимом VJ Nikita, вот уже пять лет обживаются на новом месте. В ремонт было вложено немало времени и средств, но результат того стоил: в небольшой "двушке" уместилось все необходимое, и даже немного больше: помимо отдельной спальни, гардеробной, столовой и гостиной зоны, без которых немыслима современная квартира, здесь нашлось место для звукозаписывающей мини-студии, которая позволяет музыкантам не приостанавливать творческий процесс, покидая рабочее место. Об испытании ЖЭСом, невыносимой жизни в спальном районе и о том, почему не стоит покупать жилье на пороге девальвации — в материале Realt.by

Парни из группы "Чук & Гек" являются продолжателями направления R&B со свойственными ему традициями: в партитуре — популярная мелодия, которая запоминается с первого раза и навсегда, в кадре — пафосная вечеринка с множеством действующих лиц, с ведущей мужской и обязательной женской партией. Такую партию исполняет VJ Nikita: она не только стояла у истоков создания коллектива, организовывая менеджмент и вдохновляя ребят на новые творческие свершения, но и дебютировала здесь в качестве вокальной исполнительницы, став постоянной участницей всех видеороликов на песни группы.

Интерьер квартиры, в которой живут Дмитрий и Ксения, тоже выполнен в стиле R&B с поправкой на жилое помещение: ребята отошли от кислотных цветов, граффити-росписей, зеркальных шаров и ультрамариновой подсветки, которыми обычно оформляются клубы, но позаимствовали цветовую гамму и эклектику: обнажили кирпичную стену дома, использовали в интерьере фотообои с видом на большой город, красные акценты и сложные черно-белые принты. 

— Архитектурное решение делалось руками специалистов, а дизайн-проект — руками дилетантов, — смеется Ксения, имея в виду себя с мужем. — Квартира небольшая, но здесь есть все, даже рабочая студия продюсера. В марте мы собираемся стать родителями, и у нас осталось не так много времени, чтобы все-таки закончить ремонт, начатый пять лет назад. У нас не было цели уложиться в кротчайшие сроки. Мы усердно работали, и ремонтом занимались лишь время от времени. Вот сейчас появился повод доделать его до конца, а до этого несколько лет палец о палец не ударили. Ремонт нам обошелся более чем в половину стоимости квартиры. А сколько мы сил на него потратили — вообще не счесть.

В современных квартирах принято совмещать гостиную, столовую и кухню в разных комбинациях. Такое решение считается довольно смелым на фоне традиционной планировки советской квартиры, где зал был отделен от кухни, а столовая зона являлась ее неотъемлемой частью. Семья Фомичей реализовала в стенах своей квартиры еще более революционную концепцию: здесь воедино совмещены зона отдыха, кухня, столовая и студия звукозаписи.

— Вот оно, самое главное место в доме, — с придыханием говорит Ксения. — Компактная студия, в которой работает мой муж. Есть у него и профессиональная мастерская звукозаписи, куда он ходит каждый день, но для того чтобы не привязываться к рабочему месту, мы оборудовали мини-студию дома. Она занимает не очень много пространства, но при этом весьма функциональна: здесь есть все необходимое для работы со звуком.

 

Фото из семейного архива

— Чтобы соседи нас не съели, мы еще на начальной стадии ремонта установили звукоизоляцию. Более того, мы специально купили квартиру на последнем этаже, чтобы доставлять соседям минимальный дискомфорт.

— Звукоизоляция была необходима, — подтверждает Дмитрий. — Перегородки здесь тонкие, и на стадии ремонта к нам неоднократно приезжали наряды милиции, которым поступали жалобы от жильцов насчет строительного шума. В принципе, нам понятны чувства соседей. Ведь для того, чтобы сбить все эти слои штукатурки, рабочие использовали отбойный молоток. Однажды мы приехали сюда для того чтобы в очередной раз рассчитаться со строителями, зашли в банк на первом этаже, и в банке слышали, как весь дом ходит ходуном. Было ощущение, что отбойным молотком орудуют прямо за стеной.  Естественно, соседям это не нравилось, и несколько раз они вызывали милицию. Мы познакомились с правоохранителями, нашли общий язык с жильцами, и больше таких проблем не возникает. Надо отдать им должное, они с пониманием относятся к издержкам нашей профессии. Даже если где-то колбасит и пробивает звукоизоляцию, они не идут ругаться. 

— Ванная для меня — культовое место, — делится Ксения. — Здесь я провожу дни и недели, часами напролет лежу и кайфую. Сейчас мы оборудовали ее для малыша. До сих пор удивляюсь, как мы умудрились разместить все необходимое на такой небольшой площади.

В квартирах советского образца кухня — это закрытое помещение, совмещенное со столовой зоной, где хозяйке сложно развернуться, потому что здесь же едят и пьют все домочадцы. Для того чтобы не столкнуться с такой проблемой, Ксения и Дмитрий вынесли столовую зону в отдельную нишу, а кухню освободили от этой функции и совместили с гостиной, чтобы не чувствовать себя одиноко во время приготовления еды.

 

Фото из семейного архива

— Кухня укомплектована всей бытовой техникой, — рассказывает Ксения. — Чтобы не занимать место в ванной, мы встроили стиральную машину в кухонный гарнитур. Удалось втиснуть даже посудомоечную машину. Здесь все продумано до миллиметра. Отдельно установлен духовой шкаф, потому что нужно было расставить все очень компактно, а стандартная газовая плита с духовкой — не лучшее изобретение с точки зрения экономии пространства. Установить электрическую плиту там, где предусмотрена газовая — это подвиг! Вы не представляете, сколько было бумажной возни и баталий с работниками ЖЭСа. 

— После ремонта площадь квартиры составила 50 кв.м. Несколько метров мы выиграли за счет того, что убрали штукатурку со стен. То, что вы видите — это не имитация, это собственная стена дома, которую мы обрабатывали своими руками. 

— Если бы мы доверили это дело ремонтникам, на качество можно было не рассчитывать, — признается Ксения. — Обычно строители оставляют за собой дырки между кирпичами, и в свежеотремонтированной квартире со стен сыплется кирпичная крошка. Цемент здесь рыхлый, поэтому пришлось все стыки замазать герметиком. Сказать, что это было сложно — ничего не сказать, меня постоянно тошнило кирпичной крошкой.

— Это гостиная зона, — продолжает Ксения, которая уже успела стать нашим гидом по достопримечательностям собственной квартиры.  — Здесь можно посидеть у импровизированного камина. Он конечно искусственный, но греет по-настоящему. Пол у нас тоже с подогревом, так что зимой здесь очень тепло.

Из большого помещения попадаем в малое. Спальня повторяет мотивы совмещенной гостиной: картина на стене вторит диванной накидке зебровой масти, а панель с винтажным черно-белым принтом дублирует декор кухни и коридора. Однако в отличие от гостиной, в спальне решено было воздержаться от ярких акцентов. 

— Самый интересный момент — это деревянная перегородка, которую мы тоже делали своими руками. Со стороны спальни стена уже декорирована, а со стороны гостиной в нее еще будет затираться золото и воск.

— Наверное, со временем придется расширяться, — признает Ксения. — Ведь мы ждем прибавления. Пока ребенок маленький, ему много места не нужно. Но малыш вырастет, пойдет в школу, ему понадобится своя комната. Не хотелось бы отсюда съезжать, ведь в эту квартиру действительно вложена душа, как-то больно будет с ней расставаться… Но 50 метров на троих в любом случае маловато.

— А вообще мы с мужем солидарны в том, что нам не нужна куча лишнего места, — продолжает Ксения. — В вопросе подбора квартиры нас больше интересует удаленность от центра города. Нам важно, чтобы мы могли за несколько минут дойти или, в крайнем случае, доехать в любую точку на карте Минска. Мы не мыслим свою жизнь в пригороде, и для нас было бы совершенно неприемлемо жить в любом микрорайоне столицы. Мы жили и знаем, что это такое.

— Наша предыдущая квартира располагалась в Серебрянке, прямо напротив гипермаркета, — подтверждает Дмитрий. — Казалось бы, не такой отдаленный микрорайон города как Сухарево или Шабаны, вся инфраструктура под боком, но ситуация с жизнью микрорайонов такова, что если ты уже приехал в свой "спальник", все насущные дела тебе приходится откладывать на завтра. Нужно четко планировать каждый свой выезд, организовывать свой день таким образом, чтобы все успеть. Мы так не умеем. У меня знакомый живет в Боровлянах. Там построили один небольшой универсам в квартале "Зеленый Бор", куда вечером стекаются все жители Боровлян, чтобы купить что-нибудь к ужину. В час пик очереди километровые, как в МсDonald’s 90-х, полупустые полки, обменника нет, и даже для того, чтобы поменять деньги, приходится ехать черт знает куда. Мы живем в абсолютно другой системе, и не собираемся подстраиваться под условия, которые диктуют закрытые магазины. Нам нравится быть мобильными. 

— Когда мы покупали эту квартиру, за те же деньги можно было позволить себе "четырешку" в Боровлянах, — признается Ксения. — Еще и сдача осталась бы. Но мы очень хотели квартиру именно в этом районе: здесь мы познакомились, здесь началась наша история любви, здесь нам знакомы все закоулки, здесь мы ходили за ручку, целовались, и нам всегда хотелось сюда вернуться. Конечно, в идеале мы бы хотели жить в Троицком предместье или на улице Карла Маркса. Иногда прогуливаемся с Дмитрием Николаевичем по таким местам, смотрим на окна, закрытые газетами вместо занавесок, и думаем: вот эта квартира стоит миллион долларов. Что мешает людям ее продать, купить себе готовые роскошные апартаменты на несколько километров дальше от центра, а на сдачу обеспечить себе безбедное существование? Старое поколение минчан — удивительные люди, они патологически не умеют считать деньги.

— Мы купили эту квартиру около 5 лет назад, — рассказывает Дмитрий, — и, надо сказать, немного прогадали со временем: дело было на пороге девальвации 2009 года. Через пару месяцев все резко обвалилось (в 2009 году средняя стоимость квадратного метра упала на 29% — прим. Realt.by). Если бы мы обменяли рубли на валюту и подождали полгода, то смогли бы позволить себе жилье совсем другого качества.

— В 18 лет я приехала в Минск на учебу. С Димой мы познакомились еще до начала учебного года и сразу переехали к нему. На тот момент ему было 26 лет, и у него уже была собственная "однушка". Дело в том, что Дима зарабатывал с 16 лет, его коллектив Diesel Action качал все дискотеки. Я до сих пор помню этот нетленный хит, который звучал на всех вечеринках, по радио и телевидению: "Смело делай свое дело, от заката до рассвета двигай телом…"

— Да и квартиры тогда были дешевле, — рассказывает Дмитрий. — Я точно помню, что моя "однушка" в Серебрянке стоила $13 500. Дело было где-то в 1998/99 году. Сегодня копить на квартиру — это вырванные годы жизни. Но по сравнению с США у нас ситуация с жильем выглядит веселее. В США человек буквально с рождения начинает "торчать" государству. Он берет кредит, ввязывается в ипотеку. Стоит ему задержать взнос — банк тут же забирает квартиру себе. Есть у тебя высокооплачиваемая работа — живешь в шикарных апартаментах, попал под сокращение — переселяешься в коробку из-под холодильника. В Беларуси, даже если ты купил квартиру в кредит на 20 лет, все равно это твоя частная собственность, и никто не имеет право без суда и следствия ее отбирать. Да, кредиты у нас дороже, чем в США, но за эти деньги мы получаем собственность, а не арендную квартиру, на которую придется до конца жизни батрачить без больничных и выходных.