"Элитные" коммуналки, трещины по потолку и сталинская роскошь. Привокзальные башни глазами их жильцов

В Минске есть несколько зданий-символов города, но ни "Алмаз знаний", ни ратуша, ни Красный костел не сравнятся с привокзальными башнями, образ которых украшает каждый имиджевый плакат белорусской столицы. Между тем, в них живут люди зачастую невысокого достатка, заурядных судеб и будничных проблем. О "Парадных воротах" белорусской столицы, их обитателях и подводных камнях, с которыми могут столкнуться любители истории и сталинского ампира, желающие приобрести в них жилье – в нашем репортаже.

В Минске есть несколько зданий-символов города, но ни «Алмаз знаний», ни ратуша, ни Красный костел не сравнятся с привокзальными башнями, образ которых украшает каждый имиджевый плакат белорусской столицы. Между тем, в них живут люди зачастую невысокого достатка, заурядных судеб и будничных проблем. О «Парадных воротах» белорусской столицы, их обитателях и подводных камнях, с которыми могут столкнуться любители истории и сталинского ампира, желающие приобрести в них жилье – в нашем репортаже.

Завесу тайны для нас приоткрыл Дмитрий Балаш, городской активист и владелец квартиры в привокзальной башне с гербом, которая находится по адресу Кирова, 2. Дмитрий переехал сюда в 2007 году. С этого момента в жизнь семьянина проник городской активизм. Смотреть на то, что происходит с памятником архитектуры и не писать петиции Дмитрий не может. Поэтому наша экскурсия по «Парадным воротам» начинается с рассказа о том, как незавидно складывается судьба историко-культурного наследия в наши дни.

– Со стороны двора наследие уничтожают коммерсанты, – показывает Дмитрий на бетонный чулан, который монтируют рядом с подъездом. – Выкупили недвижимость на первых этажах за копейки, а теперь пристраивают очередное кафе. Раньше на этом месте был знаменитый хлебный магазин, оставшийся с советских времен. Он работал с момента постройки этого дома в 1953 году и до настоящего времени.

– А этот сарай, – показывает Дмитрий на летнее кафе, пристроенное к фасаду «Парадных ворот», – должны были демонтирован до первого декабря. Такой ответ дал Мингорисполком на наше обращение. Это временное строение типа летнего кафе, только оно уже 2 года стоит, 1,5 из которых закрыто. И этот разваливающийся сарай вместо памятника архитектуры встречает наших гостей на вокзале. 

Рядом с новоделом из стекла и террасной доски – знаменитая аптека №15, о чем свидетельствует лепная вывеска, которая является частью памятника архитектуры. Вероятно, только история, запечатленная в гипсовом слепке, уберегла аптеку от закрытия – ее пока коммерсанты не вытеснили. Но неподалеку уже красуетсяТРЦ Galileo, вступающий в контраст с эстетикой привокзальных башен.

– В Советском Союзе каждая профессия была в почете, и квартиры в этом прекрасном доме выделялись простым железнодорожникам, даже не их начальству, а настоящим пролетариям. С тех времен здесь осталось на удивление много аборигенов – порядка 70%. И это – спустя 63 года с момента заселения.

За причинами далеко ходить не надо: все квартиры в доме, кроме однокомнатных, изначально были коммунальными. Коммуналки остаются в башнях и по сей день.

– Определенную категорию жильцов дома составляют люди, страдающие алкоголизмом. Тем не менее, миграция жителей в доме происходит постоянно. Я купил свою квартиру в 2007 году, а предыдущий ее владелец въехал сюда в 1985 году. 

Уже при входе в подъезд понимаешь: проектировщикам новых элитных жилых комплексов есть, чему поучиться у архитекторов прошлого. Огромный лестничный пролет привокзальной башни остеклен витражом. Подъездный холл чем-то напоминает бальную залу. Все это, конечно, обветшало за 60 лет эксплуатации, но смотрится по-прежнему величественно.

– Когда-то здесь был парадный вход, сейчас вместо него стена, зато с другой стороны устроили вход в обменник, – продолжает Дмитрий посвящать нас в историю памятника архитектуры. – Дело было на рубеже 90-х — 2000-х.

На каждом этаже дома по четыре квартиры и два лифта. Судя по дизайну и степени износа, лифты были установлены в конце 80-х. Они не производят особого впечатления, но не портят его так, как портит пожарный новодел, установленный между коваными перилами.

– Эту странную конструкцию установили во время капремонта в 2007 году, – рассказывает Дмитрий. – Она называется системой дымоудаления. Я думаю, что она никогда не работала и работать не будет.

Дмитрий показывает нам свою четырехкомнатную квартиру. Здесь он проживает вместе с семьей из пяти человек. Из особенностей планировки – абсолютно квадратные помещения, так нехарактерные для «хрущевок» и «брежневок». Комнаты, помимо гостиной, довольно тесные.

– Я въехал сюда накануне капитального ремонта. Квартиры в этом доме уже тогда были в цене. Ведь этот дом – произведение искусства. В отличие от «хрущевок», это не временные строения, они не просто долговечные, их в принципе сносить нельзя. Если углубиться в философию, то в этом доме есть мудрость: во-первых, он уникален, во-вторых, он красив, в третьих, полезен, в четвертых, долговечен. Постройте новодел, заложите туда такие качества, и он будет стоить еще дороже, чем эта «сталинка».

– Помимо нас, простых смертных, здесь живут госслужащие высокого уровня, но невысокого достатка. Есть руководитель одного из отделов БТ. Что касается звезд шоу-бизнеса и прочих знаменитостей, то они предпочитают «сталинкам» «Дом Чижа». 

– Раньше в одной из «четырешек» жил бедный бездетный еврей. Были у него какие-то родственники в Ленинграде, там-сям, детей нет. Пришло время умирать – подарил квартиру соседу. А все потому, что сосед нормально относится к людям: всегда помогал, и при этом ни на что не рассчитывал. Когда старик был при смерти, к нему приехали все эти дальние родственники, приехали на живинку, делить квартиру в центре Минска. Узнали, что квартира переписана на соседа, удивились! А дедушка им отвечает: «Я так решил, это мое имущество, делаю с ним, что хочу». Да, этот случай один на тысячу, но он произошел у меня на глазах. 

– Мой коллега и товарищ, историк по профессии, написал книгу, в которой есть старые фотографии всех минских домов. Там еще виден красивый старый вокзал в сталинском стиле, стадион «Динамо», который сейчас активно уничтожают. 

– Если обратиться к этой книге, то выяснится, что за последние 40 лет вид из окон этой квартиры существенно изменился. Сейчас рядом с вокзалом красуется новодел, построенный в 80-90-е годы. Вместе с деградацией в СССР росли вот такие безликие серые здания. Потом и вокзал переделали: возвели вот такую никчемную стекляшку.

– Конечно, не все жители дома разделяют мой активизм. В нашем доме найдется 1-2 человека, которые при уплотнении двора скажут: «Правильно! Застройщик честнейшим образом на аукционе землю купил! Это огромный двор, здесь должны стоять дома! Мы категорически за!» Эта позиция не зависит от того переехал ли человек сюда в новое время или жил здесь с рождения. 

Дмитрий знакомит нас с соседкой Валентиной – жительницей из числа аборигенов этого дома. В былые времена привокзальные башни на 75% состояли из «коммуналок». В одну из таких «коммуналок» заселили валиных родителей. С тех пор, поколение за поколением, семья здесь и живет.

– Когда дом был построен, комнату в этой «четырешке» выделили моей матери и отцу – они оба были железнодорожниками. Тогда весь дом, кроме однокомнатных квартир, был разделен на коммуналки. Потом их начали расселять: соседям по кухне выделили отдельные квартиры в спальных районах, а маме как заслуженному работнику железной дороги (у нее и медаль была) досталась целая четырехкомнатная квартира в привокзальной башне. Потом подрос племянник, и мама разделила доли, чтобы мы не ругались. Племянник свою комнату продал и построил коттедж в пригороде. Теперь у меня опять коммуналка!

– Теперь с нами в квартире живет соседка, адвокат по профессии, – продолжает Валя. – У нас три комнаты, у нее – одна. Но ее комната – как наши две по площади, у нас совсем тесные «кельи». Соседка наша – юный пожарник, что не приготовит – всё сгорит. Ну как уживаемся? Молчим! Это лучше, чем ругаться, – философски заключает коренная жительница привокзальной башни, и ведет нас на кухню, в окно которой смотрит металлический постовой с башни напротив.

– Сейчас в доме еще осталось несколько коммуналок. У кого нет денег построиться – так и живут. Наши три комнаты можно, наверное, обменять на отдельную двухкомнатную квартиру, но вся семья в нее не поместится. 

– До капитального ремонта здесь потолок два раза обвалился, лежал весь на полу. Хорошо, хоть на голову беременной дочке не упал – дело было 10 лет назад, она ночевала как раз в этой комнате. Сделали капитальный ремонт – потолок снова трещинами пошел. А в комнате дети ночуют. Так и живем. 

Беспокойство своего соседа-активиста по поводу бетонной пристройки, которая возводится на первом этаже памятника архитектуры, женщина не разделяет. Уж лучше кафе с человеческим режимом работы, чем круглосуточный магазин на Кирова, от которого жильцы «башен» до недавнего времени вздрагивали по ночам.

– Раньше на том месте «ночник» был – так это ж вообще не заснуть! Солисты театра всю ночь гастролировали! Бутылками гремят, песни орут, концерт по заявкам! И целую ночь только и слушаешь песни народные, русские хороводные.

– Ну какие еще у этого дома особнности? – пожимает плечами Валентина. – Вокзал напротив! От него шум и грязь! А дворник на осуждении, у него срок. Мусорки не выбрасывают, машин море, на велосипеде детям негде кататься, так они еще строительство хотят! Детских садов в районе тоже не хватает – один из внуков ходит аж на Денисовскую! Раньше было три детских сада во дворе, теперь остался только один, да и тот в жилом доме.

Сегодня в базе Realt.by стоимость квадратного метра в привокзальных башнях по адресу Кирова, 1 и Кирова, 2, стартует от $1116. Речь идет о двухкомнатной квартире в жилом состоянии.

Фото: Павел Садовский