«2020 год будет для белорусской экономики новым откатом назад» — Леонид Фридкин рассказал, почему государство это устраивает

08.06.2020 07:41
Экономика Мнение Редакция

На фоне неблагоприятной эпидемиологической обстановки и экономического кризиса, белорусское государство предприняло ряд мер для контроля за ситуацией в экономике. Некоторые из этих мер были восприняты деловым сообществом Беларуси весьма негативно. В сегодняшнем материале разбираемся вместе с известным экономистом, консультантом компании «Бейкер Тилли Бел» Леонидом Фридкиным в том, что происходит на самом деле.

Указ №159 — предвестник девальвации?

Судя по данным Белстата, в первом квартале 2020 года отечественные крупные предприятия потерпели серьезные убытки – более 5,8 млрд рублей. Это почти половина заработанной ими в 2019 году прибыли. При этом за январь-март этого года количество убыточных организаций в Беларуси выросло на 30,8% и достигло 24% от общего количества крупных и средних предприятий. Больше всего убытков — более 92%, — понесли государственные предприятия.

В основном такие потери обусловлены возникновением курсовых разниц, возникших при пересчете валютных обязательств предприятий в белорусские рубли. 15 мая в Беларуси вступил в силу Указ № 159 «О пересчете стоимости активов и обязательств», позволяющий списывать курсовые разницы, вызвавшие основные убытки, не сразу, а в течение последующих двух лет.

По словам экономиста Леонида Фридкина, если предприятия уберут эти курсовые разницы в статью «расходы будущих периодов», значительная часть почти шести миллиардов убытков сказочным образом исчезнет. Однако, по его словам, на самом деле эти убытки никуда не денутся. Они будут «выстреливать короткими очередями» в дальнейшем. Так же, как это происходило после девальваций 2011 — 2012 и 2014 — 2015 годов.

«Когда в конце 2018 года предприятия списали накопившиеся девальвационные убытки, финансовые результаты резко ухудшились. Потом в 2019-м они волшебным образом исправились по сравнению с предыдущим годом. Такой цикл бухгалтерских манипуляций позволяет во время каждого кризиса и несколько лет после него скрывать настоящие финансовые последствия. Среди бухгалтеров даже есть примета: по таким документам, как Указ №159, можно судить о том, когда будет следующая девальвация. К примеру, следующую можно ожидать в 2023—2024 годах», — отметил экономист.

Снижение ставки рефинансирования — недостаточный инструмент для обеспечения доступности кредитования экономики

По мнению Леонида Фридкина, у Нацбанка сегодня очень сложное положение — вероятность того, что удастся сохранить уже завоеванный рубеж по подавлению инфляции и укреплению курса рубля, на сегодня очень зыбкая. И регулятор отчаянно пытается в рамках доступных инструментов обеспечить с одной стороны минимальный рост инфляции, а с другой — кредитование экономики.

«Снижение ставки рефинансирования теоретически должно обеспечить снижение стоимости кредитов и увеличение их доступности для бизнеса, однако все банки руководствуются здесь не столько ставкой рефинансирования, сколько теми рисками, которые они могут получить. Банки видят массовые убытки и падение выручки предприятий, перебои в денежных потоках и поэтому держат достаточно высокие ставки по кредитам. А также, что ещё хуже, требуют достаточно жесткого обеспечения по этим кредитам. Поэтому ставка рефинансирования — недостаточный инструмент для того, чтобы обеспечить доступность кредитования экономики», — отметил экономист.

При этом, по его словам, снижение ставки рефинансирования предполагает уменьшение ставок депозитов. Но поскольку банки столкнулись с определённым дефицитом ликвидности, они вынуждены поддерживать привлекательные ставки по депозитам, чтобы люди не выводили деньги в кэш.  Поэтому в данном случае, предпринятая Нацбанком мера также особо ничего не принесет.

В целом, у Нацбанка и правительства нет возможности проводить программы с вливаниями денег в экономику, как это делают США и Евросоюз, поэтому они вынуждены распределять финансовые ресурсы по теме приоритетам, которые определены государственной политикой. А это опять же госпредприятия, которым планируется помогать в первую очередь.

Политика Нацбанка, по мнению экономиста, останется неизменной — регулятор будет пытаться удержать курс ближайшие месяцы и не допустить роста инфляции.

В Беларуси нарушается принцип равенства всех форм собственности

Совсем недавно в Бизнес-союзе им. Кунявского подтвердили информацию о том, что госпредприятия получили от вышестоящих отраслевых концернов и министерств указания о переводе счетов из коммерческих банков с российским капиталом (ВТБ Банк, БПС-Сбербанк, Альфа-Банк, Белгазпромбанк) в такие государственные банки, как Беларусбанк, Белагропромбанк и Белинвестбанк. Представители бизнес-союза назвали такие действия властей нарушением ст.13 Конституции Республики Беларусь о равенстве всех форм собственности.

При этом, представитель пресс-службы Нацбанка Александр Тимошенко в своем комментарии для журналистов 4 июня отметил, что регулятор «не вправе устанавливать какие-либо требования и давать указания относительно того, в каких банках должны обслуживаться предприятия, в том числе государственные».

По его словам, белорусское законодательство не содержит каких-либо ограничений по выбору предприятиями и организациями обслуживающих банков, собственники сами принимают решение, где обслуживаться. Решение о выборе банка принимает только собственник или руководитель субъекта хозяйствования.

Из этого следует, что решения о том, где будут держать счета госпредприятия, принимают госорганы, выполняющие функции владельческого надзора.

По мнению Леонида Фридкина, такая мера создаст определенное неудобство для российских банков. Но это не означает, что они уйдут из Беларуси и свернут все действующие проекты. Ведь деньги госпредприятий на их текущих счетах — далеко не главное для этих банков, которые сумеют компенсировать потери за счет работы с коммерческим сегментом. Хотя, по его словам, возможно, что новых проектов они начинать здесь уже не будут и, соответственно, инвестиций через эти банки ожидать, скорее всего, не придется.

Что же касается инвестиционной привлекательности и делового климата Беларуси, то по мнению эксперта, ситуация и так довольно плачевна, а после выборов может еще более ухудшиться. Но это вряд ли будет связано с банками — российские банки, скорее всего, примут к сведению такое отношение и каких-то новых масштабных проектов просто не будут здесь начинать. 

Государство поддерживает госпредприятия, а малый бизнес отброшен на обочину

Указ № 143 «О поддержке экономики» предлагает более чем скромные меры поддержки бизнеса. По мнению Леонида Фридкина, хитрым этот документ можно назвать только с бюрократической точки зрения — здесь основные решения переходят на уровень местных властей.

Основные налоговые поблажки, которые предлагаются документом, — это уменьшение налогов, которые оплачиваются в местный бюджет. Это, прежде всего, налог на недвижимость и земельный налог. Местным властям дано право вводить к ним понижающие коэффициенты, уменьшать арендную плату за те земельные участки, которые находятся в государственной собственности, а также уменьшать ставки единого налога для индивидуальных предпринимателей. Однако, отмечает экономист, воспользоваться этими мерами могут только те, к кому они непосредственно относятся.

К примеру, снижение имущественного налога касается только тех, кто имеет недвижимость. Малый бизнес это затронет гораздо в меньшей степени, чем средний и крупный, потому что у них нет производственных помещений, складов и офисов.

Что касается же касается плательщиков единого налога, то если у них (а опросы показывают именно это) выручка упала вдвое, то и вдвое меньшую сумму единого налога будет заплатить проблемно — поскольку их выручка не обеспечивает даже минимального покрытия затрат.

В целом, при таком серьезном обвале выручки в торговле и общепите, в этих сферах любые налоги становятся непомерной ношей.

«Кроме того, там, где вводится отсрочка уплаты налогов во втором и третьем квартале с последующей выплатой этих налогов в четвёртом квартале, тоже получается не очень гладко, поскольку в четвертом квартале придётся платить эти налоги практически в утроенном размере — не забывая второй и третий кварталы. Это возможно только в том случае, если у предприятия есть хороший рост выручки. Но нет никаких гарантий, что в четвёртом квартале произойдет ожидаемое восстановление экономики. Причём настолько интенсивное, что можно будет в течение нескольких месяцев погасить задолженность», — подчеркнул экономист.

Помимо всего прочего, документ предусматривает, что рассрочка действует только после выплаты текущих налоговых платежей. Если это по каким-либо причинам невозможно, налоговый кредит отменяется и сумму, по которой он предоставлен, нужно платить сразу и с пеней. Экономист заметил, что те предприятия, которые захотят воспользоваться этой преференцией, по сути ходят по лезвию ножа — малейшее дуновение, и они тут же получают тяжелейшую финансовую травму, которая может их добить. Так как в большинстве стран, где такие меры применяются, предприятия либо вообще освобождаются от налогов, или им предоставляется отсрочка уплаты налогов минимум на один год.

Сегодня Беларусь единственная страна в мире, которая считает, что восстановление после кризиса, связанного с пандемией, начнется уже в четвертом квартале. По прогнозам Леонида Фридкина, скорее всего, 2020 год будет потерян и восстановление будет происходить, в лучшем случае, в 2021 году. А учитывая, что Беларусь до сих пор не вышла на уровень ВВП, предшествующий предпоследнему кризису, восстанавливаться будет в разы сложнее.

По словам экономиста, в этом году, несмотря на ранее декларируемые намерения государства в сторону поддержки малого бизнеса, по факту он оказался брошен на произвол судьбы. «Чтобы сохранить малый бизнес, нужно предоставить ему щадящий режим. А пока мы видим вливания в привилегированные государственные предприятия. Например, послабления для ряда предприятий на основе вступившего в силу 17 мая Указа №166. Мы сейчас воочию увидели, чего стоили все разговоры государства о поддержке малого бизнеса», — резюмировал экономист. 

Власти в кризис делают все, чтобы «укрепить позиции бюрократии и госсектора»

Леонид Фридкин считает, что государство в данном случае поступает очень логично и последовательно.

«Во-первых, — отметил он, — у власти в кризисной ситуации есть одна цель — сохранить себя, как власть. Во-вторых, если денежные потоки сокращаются, необходимо их ещё больше консолидировать, но в своих интересах. В-третьих, в случае ухудшения ситуации в экономике, и, особенно, в госсекторе, усиливается конкурентная позиция более мобильного частного бизнеса. Что делать в такой ситуации? Консолидировать все денежные потоки в распоряжение государства, а если нельзя улучшить конкурентную позицию госсектора — надо ослабить конкурирующие позиции частного бизнеса и не дать ему укрепиться».

Поэтому, по словам экономиста, льготы и послабления в первую очередь, принимаются в интересах госсектора и гарантированно лояльной части бизнеса, в которой лично заинтересованы чиновники. «Поэтому «прикорытный» бизнес, — заметил он, — чувствует себя сейчас очень неплохо: продолжает получать некоторые льготы, привилегии и доступ к ресурсам. А всем остальным остаётся жаловаться на отсутствие реальной поддержки».

В последние дни районные советы массово принимают постановления о мерах по реализации Указа № 143. При этом основную часть льгот по имущественным налогам получают госпредприятия. Именно у них числится большая часть недвижимости. А частный сектор, который зачастую и имущества не имеет, а только арендованные помещения, снижения налоговой нагрузки почти не ощущает. То есть, те меры, которые принимаются, направлены на то, чтобы укрепить позиции бюрократии и госсектора.

«Здесь государство старается занимать заведомо выигрышную позицию, чтобы выглядеть красиво, обезопасить себя и держать всё под контролем, — отметил Леонид Фридкин. — А если частный сектор не сможет создавать рабочие места, будет закрываться, он становится неконкурентноспособным по сравнению с госсектором. Ему, как и населению, становится ясно: спастись можно только приткнувшись к государству. А то, что при этом нарушается 13 ст. Конституции Республики Беларусь, — я за последние 26 лет не помню года, чтобы она не нарушалась систематически».

По мнению экономиста, после выборов убытки предприятий останутся достаточно значительными. Меры, предпринятые государством в течение года, позволят госсектору ещё больше скрывать убытки, а частный бизнес никаких налоговых поблажек не получит.

Общая оценка финансовой ситуации и прогноз

Согласно последним прогнозам МВФ, в 2020 году весь мир ждет глобальная рецессия, а что касается конкретно Беларуси, экономический спад может составить до 6%. Конечно же, от этого в значительной мере пострадает население.

«Я согласен с прогнозами МВФ и других международных организаций для Беларуси, — отмечает Леонид Фридкин. — Предполагаемое снижение ВВП — 4-5% в лучшем случае, рост инфляции порядка 10 — 15%. Это, конечно же, отразится на уровне благосостояния людей. Все простои предприятий, падение экспорта и другие факторы непосредственно отразятся на зарплатах и уровне доходов белорусов. Отчасти это будет смягчено политикой наращивания зарплат бюджетникам со стороны государства, однако в целом, с ростом зарплат будут проблемы».

Кризис внутреннего спроса, по словам Леонида Фридкина, ещё больше ударит по доходам населения, так как ряд предприятий, работающих на внутреннем рынке, в том числе торговля и общепит, понесут очень серьезные убытки.

«Поэтому 2020 год будет новым откатом для ещё не восстановившейся белорусской экономики. Сроки восстановления откладываются в неопределенное будущее. Ожидается, что экономика будет еще более неэффективной, очень долго стагнировать, а в силу принятых государством в этом году мер, проявления деловой активности и инвестиций ожидать не приходится. И государство это устраивает, так как это позволяет усилить контроль во всех сферах жизни.

Я не стану прогнозировать, каким будет курс доллара к национальной валюте — на это сейчас воздействует много факторов, но все ожидается в рамках тех прогнозов, которые делались в конце 2019 на 2020 год и конец пятилетки. Ни до выборов, ни после них ситуация не изменится. В лучшем случае, какие-то перемены могут быть только в 2021 году. А если выборы сложатся непредсказуемо, возможно, ситуация в экономике долгое время может не беспокоить нас вообще», — резюмировал экономист.

Автор: Алевтина Снежина

Экономический обозреватель, редактор, журналист. Закончила Институт журналистики БГУ.

Мнение авторов или участников интервью может не совпадать с позицией редакции! Если вы эксперт в своей области, пишите нам, предлагайте свое собственное мнение.