Девальвация и гиперинфляция — или стабильность? Эксперты оценили перспективы Беларуси в 2020 году

15.05.2020 09:19
Экономика Анализ
По итогам апреля потребительские цены, согласно официальным данным,

Власти в конце прошлого года утверждали, что инфляция по итогам 2020 года не должна превысить 5%. Но экономическая ситуация на рынке изменилась, и теперь чиновники осторожно говорят о 6%. А вот некоторые эксперты утверждают, что инфляция может подскочить до 10%, и даже превратиться в гиперинфляцию, когда счет пойдет на десятки процентов.

По итогам апреля потребительские цены, согласно официальным данным, выросли на 0,6% к марту и на 3,3% к декабрю 2019 года. Видя серьезность положения, в Совмине поручили межведомственной группе до 1 августа подготовить проект «Антиифляционной программы».

Читайте, какие цены будут в Беларуси в этом году. Пойдут вверх или вниз? Случится ли очередная девальвация или все будет более-менее стабильно.

Как считают инфляцию и почему официальные цифры не совпадают с оценками белорусов?

Для начала разберемся, как считают инфляцию чиновники. Кто уже знает, можете пролистать чуть ниже. Там мы даем прогнозы экспертов.

Инфляция — макроэкономический показатель, который влияет на жизнь каждого человека. Мы каждый день можем наблюдать, как меняются ценники в магазине.

Как правило, инфляционные ощущения и ожидания населения выше официальных цифр. Это связано часто с тем, что чиновники следят за ценами на определенный общий набор товаров (потребительская корзина). А белорусы судят каждый по своему. Кого-то удивляют цены на лимоны, а кому-то важнее цена на молоко.

Исследование инфляции проводит Белстат в 31 городе, в котором проживает более 50% населения страны.  Цены отслеживают 88 регистраторов в более 8 000 объектов торговли и сферы услуг.

В потребительский набор для расчета индекса потребительских цен входят как товары (услуги) ежедневного спроса (молочная, мясная продукция, рыба, хлеб и крупы, овощи и фрукты, кондитерские изделия, жилищно-коммунальные услуги, услуги городского транспорта), так и долговременного.

В 2019 году в потребительской корзине прибавилось 14 позиций, а всего в ней 473 видов товаров и услуг.  Отслеживается несколько видов одного товара. Например, в Минске более 10 видов сыров, в Гомеле — более 7, Рогачеве — более 5.

Что происходит с ценами в начале 2020 года: Лук, чеснок и лимоны — чемпионы роста цен. А мясо упало в цене

По данным статистики, продукты питания, алкогольные напитки и табачные изделия подорожали в апреле к декабрю на 3,46%. С начала года заметнее всего цены выросли на чеснок (+75,49%), репчатый лук (+75,02%), сладкий перец (+60,27%), яблоки (+39,42%), цитрусовые (+38,09%), груши (+37,01%), виноград (+36,41%), помидоры (+31,36%), картофель (+20,27%) и гречневую крупу (+18,59%).

В тоже время значительно подешевели огурцы (-31,06%), пшенная крупа (-7,78%), бананы (-6,99%), свинина, кроме бескостной (-4,28%) и бескостная свинина (-1,88%).

Как пояснили в Министерстве антимонопольного регулирования и торговли, ускорение годового прироста потребительских цен в марте—апреле 2020 года до 5,4% в апреле (4,9% в марте, 4,3% в феврале) происходило на фоне “неблагоприятного влияния внешних факторов”. При этом, заявляет МАРТ, прирост «удалось существенно нивелировать за счет принимаемых мер по ограничению роста цен».

Помогут ли правительственные запреты замедлить инфляцию, мы поговорили с экспертами.

Вадим Иосуб: Если запустят печатный станок, будет гиперинфляция, счет пойдет на десятки процентов

Старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб считает, что рост потребительских цен предсказать довольно сложно.

«Мы сейчас живем во время очень высокой неопределенности, как внешнего характера, так и внутреннего. Это влияние пандемии коронавируса и кризис, который с нею связан. Сложно предсказать, когда пандемия завершится, будет или не будет вторая и третья волна. Как другие страны, включая наших торговых партнеров, будут выходить из режима карантина”, — рассказал Телеграфу экономист.

“Хватает и внутренних неопределенностей, связанных с протеканием эпидемии в Беларуси, с тем, какие меры будет предпринимать правительство, в частности как будет проводиться денежно-кредитная политика. При таком наборе неопределенностей сложно выстроить один сценарий и сказать, как экономика будет развиваться: к концу года инфляция будет 5, или 8, или 10%. Это также касается и динамики ВВП, и курса валют», — спрогнозировал Вадим Иосуб.

При этом он заметил, что любые кризисы в нашей стране сопровождались высокой инфляцией. Но прошлые кризисы были связаны с неоправданно мягкой кредитно-денежной политикой, когда печатались деньги на административный рост зарплат и на директивные кредиты для неэффективных предприятий.

Деньги для них были бесплатными, потому что ставки по льготным кредитам были меньше инфляции. И даже по таким ставкам предприятия умудрялись кредиты не отдавать.

«Сейчас кризис не связан с мягкой денежно-кредитной политикой.  Наоборот, с 2015 года политика была взвешенной и инфляция снижалась. В данном случае кризис связан с резким сокращением спроса. И понятны аргументы Нацбанка, который прогнозирует инфляцию в 5-6%. Скорее всего, упадут доходы населения, будут снижаться доходы предприятий и в этих условиях и население, и  предприятия будут сокращать спрос, что будет сдерживать инфляцию от роста, гиперинфляцию ожидать вроде бы не приходится. В этом отношении ожидание Нацбанка не совсем фантастично, хотя мне кажется, цифры будут выше — вплоть до 8%», — считает Вадим Иосуб.

Но, отмечает аналитик, в ситуации нынешнего кризиса найдется очень много лоббистов, которые будут давить на то, чтобы помочь всем предприятиям, чтобы экономика не рухнула. Денег в бюджете на помощь особо нет, и будут предлагать напечатать деньги и раздать льготные директивные кредиты.

«Если лоббисты такого способа спасения победят, и Нацбанк вынужден будет начать печатать деньги, то при таком сценарии можно получить гиперинфляцию. И тогда будет речь не о 5-10%, а счет пойдет на десятки процентов», — заключил эксперт.

Вячеслав Ярошевич: Инфляция в большей степени будет задаваться ценами на импорт и ценами на нефть и будет зависеть от девальвации

Мнение Вадима Иосуба о сложности сделать прогноз разделяет и экономист Вячеслав Ярошевич: «Сейчас делать какие-то прогнозы совершенно бессмысленно. Председатель Нацбанка Павел Каллаур, говоря об инфляции в 5-6%, скорее всего, опирается на то, какую политику они будут проводить, как регулятор. Я думаю, что жесткая денежно-кредитная политика продолжится с учетом нашей долговой нагрузки и особенностями внутренней финансовой системы. Поэтому 5-6% — это целевой показатель для самого же Нацбанка и они будут к нему стремиться».

Но есть и внешние факторы, которые влияют на наши товарные отношения. Если наши партнеры начнут открываться после карантина и наши товары к ним пойдут в прежних объемах, то прогноз этот можно выдержать. Но, если закрытие границ продолжится, однозначно, нестабильности будет больше и она может к концу года оказать влияние, в том числе и  на инфляцию.

Поэтому 5-6% — это оптимистичный прогноз. Минфин же придерживается более пессимистичного прогноза. «Я придерживаюсь прогноза до 10%», — сказал эксперт.

По его мнению, инфляция будет задаваться ценами на импорт в большей степени. «Наше население чувствительно к технологичным новинкам, обновлению техники в доме и покупательная способность сконцентрирована на импорте. А тут все будет зависеть от курса валют”, — считает эксперт.

“Как все знают, курс белорусского рубля напрямую зависит от российского, который в свою очередь завязан на цене на нефть. Что будет с ценами на нефть, сказать сложно. Может быть новый раунд  «нефтяной войны» России с Саудовской Аравией. Пока на 30 долларах за баррель закрепилась цена, но она может как поползти вверх, так и вниз. Если цена пойдет вверх, то стабильность курса будет. Если вниз, то наш рубль начнет девальвироваться, вырастут цены на импорт и вырастет инфляция», — резюмировал Вячеслав Ярошевич.

Автор: Марина Носова

Обозреватель, журналист по призванию. Высшее техническое образование.