«Лайт-версия». Евросоюз ввел странные «секторальные» санкции против властей Беларуси. Разбираемся

Согласно документу, ЕС не запрещает экспорт из Беларуси

После того, как ЕС опубликовал официальный документ, содержащий подробный список санкционных товаров с кодами ТНВЭД, стало понятно, что санкции не такие уж и секторальные.

Согласно документу, ЕС не запрещает экспорт из Беларуси бензина и автомобильного топлива. Запрет касается только темных нефтепродуктов, например битума.

Также дело обстоит и с калийными удобрениями. Запрещенные только те, у которых содержание самого калия менее 40% или более 62%. Основная продукция белорусских заводов имеет от 40% до 60%, то есть ограничения частичные. Впрочем, также запрещены смешанные удобрения с содержанием фосфора и азота.

В открытых источниках практически нет информации о структуре экспорта Беларуськалия. На сайте самого предприятия есть данные, что в 2019 году общий экспорт был 10540,6 тыс. тонн, из которых 4366,2 тыс. тонн – гранулированных удобрений, содержание калия в которых — 60%.

Также в документе ЕС есть оговорка, что санкции не распространяются на поставки калия по контрактам, заключённым до 25 июня 2021 года.

Согласно российским ресурсам контракт на перевалку белорусского хлоркалия в Клайпеде истекает в 2023 г. Это значит, что de facto транзит не остановится ни в этом году, ни в следующем. Конечно, если Беларусь не захочет разорвать его досрочно (из-за штрафов со стороны Литвы).

Таким образом, у властей Беларуси остается время, чтобы до 2023 года отстроить калийный терминал в Ленинградской области. Это позволит перенаправить все транзитные объемы через РФ, сообщает «Эканоміка па-беларуску».

В список санкций попали только три белорусских банка с госдолей, которые теперь не смогут работать с финансовыми инструментами ЕС: Беларусбанк, Белагропромбанк и Белинвестбанк. В скобках возле последнего показали Банк Реконструкции и развития, не до конца понятно, почему. Возможно, с ним операции также запрещены.

Такж ЕС запретил поставлять в Беларусь табачные фильтры, бумагу для табака, ароматизаторы и технику по изготовлению сигарет.

«Лайт-версия»

Обозреватель Игорь Тышкевич считает, что объявленные «секторальные» санкции не совсем секторальные.

«Пока что лайт версия. Грубо говоря, детализация старых пакетов оформлена как новый», — считает эксперт.

«Оружие и технологии — эти санкции никто не отменял и они действовали (и работают) с 2007 (обновлен в 2011-м). Финансирование проектов, страхование-то что в той или иной мере было введено в 2020-м. Только сейчас системно», — делаетделает вывод Игорь Тышкевич.

«Отдельно по нефтепродуктам и калийке. Здесь интереснее. По калию, вероятнее всего, серьезные практические шаги будут в конце 2021 года — «Уралкалий» не имеет сейчас свободных объемов. Договорятся с Мазепиным — откажутся от БКК», — считает обозреватель.

«По нефтепродуктам ключевым вопросом является юрисдикция через которую формально продают. Беларусь пользовалась двумя юрисдикциями: британской и нидерландской. Посмотрим на шаги Лондона», — предположил эксперт.

«По газу предсказуемо-никто с Россией ссориться не хочет — страшно. Поэтому Газпром и его труба в Беларуси в безопасности», — пишет в своем фейсбуке Игорь Тышкевич.

«И, традиционный мой вопрос — ДИН( департамент исполнения наказаний), продающий дешевый текстиль и изделия из дерева в европейские торговые сети пролетел мимо уже пятого пакета санкций. Полагаю, надо основать тотализаторы — попадут ли они хоть в 10…15 пакеты? Ведь это же «бабло из воздуха». Дешевый товар, работа белорусских заключенных (в т. ч. политических) почти бесценна», — считает эксперт.

Обещали «адресные санкции» — их и ввели

Ранее Телеграф сообщил, что глава внешнеполитического ведомства ЕС Жозеп Боррель выступил 8 июня в парламенте ЕС на слушаниях по поводу ухудшения отношений с Беларусью.

«Европейский совет призвал к дополнительным санкциям. И впервые мы решили использовать адресные экономические санкции. До этого момента наши санкции применялись персонально, затрагивая физических и юридических лиц, но не всю экономику страны. На этот раз Европейский совет запросил применения адресных экономических санкций», — рассказал Жозеп Боррель.