Лукашенко поручил правительству искать нефть, чтобы Россия не хваталась за вентиль

03.03.2020 11:55
Экономика
По его словам, «несмотря ни на какие взаимные
Источник фото: БЕЛТА

Президент Беларуси Александр Лукашенко 3 марта провел совещание по вопросам обеспечения эффективной работы нефтеперерабатывающего комплекса страны в 2020 году и на перспективу. «Отдельные государства поняли, что при помощи вентиля на нефтяной трубе выгодные им вопросы решаются значительно легче», - заявил он.

По его словам, «несмотря ни на какие взаимные обязательства, такая практика стала применяться и в отношении Беларуси», передает БелТА.

«Условия поставки нефти в ультимативной форме увязываются с иными проблемами, которые желает решить страна-поставщик. Происходит это без оглядки на действующую договорную базу и принципы построения наших отношений», — подчеркнул президент.

Он отметил, что сейчас Беларусь недополучает около 1 млн тонн нефти ежемесячно. По его мнению, «дело тут не только в том, что кто-то за вентиль хватается», но и в том, что «мы сами виноваты, что не диверсифицировали в свое время поставки нефти».

Глава государства подчеркнул, что от нефтяного сырья зависит стабильная работа химических и иных предприятий. Оно влияет на ВВП и доходы бюджета. В связи с этим он поручил в программе на очередную пятилетку сформировать конкретный план по снижению значимости условий поставок нефти для формирования ВВП.

Александр Лукашенко также назвал задачей номер один находить альтернативных поставщиков нефти, которых «достаточно даже в самой России». При этом он отметил, что Россия сама оказалась в непростой ситуации, поскольку ее поставки нефти в Китай сократились на треть, а сама нефть «сегодня мгновенно дешевеет».

«И в такой ситуации это играет нам на пользу и подталкивает нас к тому, чтобы мы могли договориться с поставщиками. Не только в России, но и с альтернативными», — сказал президент.

Глава государства заявил, что продолжит закупать нефть в России, но не будет «постоянно ползать на коленях 31 декабря, вымаливая эту нефть».

«И когда исчезнет монополизм, легче будет договариваться и по ценам», — отметил он.