09.12.2019 14:19
Беларусь

Переговоры 7 декабря в Сочи между президентами Беларуси и России об углублении интеграции между странами завершились безрезультатно. Из 31 дорожной карты, которые планировалось подписать, остаются несогласованными 8. Следующий раунд переговоров запланирован на 20 декабря.

О том, чего ждать от будущей встречи, корреспонденты Телеграфа спросили руководителя программы российских исследований белорусского Центра стратегических и внешнеполитических исследований Юрия Царика.

Эксперт отметил, что, судя по словам белорусского посла в Москве Владимира Семашко, раньше 2021 года «ничего хорошего для Беларуси не будет». Так, только к 2021 году запланированы равнодоходные цены на газ. Компенсация налогового маневра отнесена только на 2022 год. Нет конкретики и по сельскохозяйственной и промышленной политике.

Что касается дорожной карты по таможенному сотрудничеству, то только к июню 2020 года будет провизирована нормативно-правовая база двух стран.

«Одним словом, если воспринимать то, что говорил Владимир Семашко, как реальный результат, то эти результаты будут ощущаться в относительно далеком будущем, после белорусских президентских выборов», — заявил Юрий Царик.

В связи с этим собеседник не ожидает, что стороны смогут достичь какого-либо прорыва на переговорах 20 декабря. По его мнению, тот формат интеграции, на котором настаивают в Минске, совершенно не интересен Кремлю. В результате его (равнодоходные цены на газ, компенсация налогового маневра), Россия увеличивает свои расходы, не получая ничего взамен.

С другой стороны российский подход – «никаких финансовых вливаний, сначала карты, а потом все остальное» — не особо интересен Беларуси, отметил эксперт.

В связи с этим Юрий Царик рассматривает три варианта окончания переговоров 20 декабря. Первый из них предусматривает, что встреча может окончиться безрезультатно. Однако в таком случае стоит ожидать роста цен на газ, как это происходит, например, с Арменией.

«Газпром» теряет экспортную выручку на рынках дальнего зарубежья и вынужден каким-то образом это дело компенсировать. Это можно сделать за счет внутреннего рынка, но это несет серьезные политические издержки. Или за счет Беларуси», — считает эксперт.

Кроме того, в зависимости от того, как «будет развиваться обмен колкостями и всякими заявлениями», могут быть введены и более серьезные ограничения на доступ белорусских производителей к российскому рынку.

Второй вариант предусматривает, что стороны могут подписать те документы, по которым уже договорились.

«Вроде бы, это поражение для Минска. Но это поражение условное. Это означает, что в обмен на подписание части дорожных карт Россия, возможно, не будет сильно повышать цены на газ, а может даже оставит ее неизменной. Но Беларусь не получает компенсации по налоговому маневру. Единственное, что она может получить – это компенсация за загрязнение нефтепровода «Дружба», — заявил эксперт.

При этом он отметил, что последняя сумма компенсации резко сократилась до 70 млн долларов против предыдущих 330-550 млн.

Самым невероятным вариантом Юрий Царик считает то, что Кремль пойдет на уступки Беларуси. Однако в этом он не видит никакого смысла.