: Чешская переводчица: я не верю в патриотизм без родного языка

20.03.2012 11:37
Беларусь

Уже месяц, как на Телеграфе существует рубрика, приуроченная к Международному дню родного языка, участниками которого являются граждане других стран, специально и самостоятельно изучившие белорусский язык. Сегодня вашему вниманию мы предлагаем интервью чешской переводчицы, орнитолога Светланы Врановой (Světlana Vránová).

Telegraf.by: Чем вас заинтересовал белорусский язык?

Вранова: Первое, что меня заинтересовало, было то, что я его нигде не слышала. Я приехала впервые в Беларусь и везде слышала только русский. Это было очень странно, и мне это не нравилось.

Второе, чем он меня заинтересовал, было то, что я могла сразу все понимать. Когда я наконец встретила белорусскоязычных людей, у меня не было никаких проблем с тем, чтобы их понимать.

И третье, что я заметила с большим удивлением, было то, как много в чем белорусский язык похож на польский! Я очень хорошо знаю русский, а также и польский языки. Раньше я слышала (а на самом деле, встречаюсь с этим мнением постоянно), что белорусский язык — это такой "странный" русский. Но, на мой взгляд, если уж говорить, что он "странный" (но я его странным совсем не считаю!), то он, скорее, "странный польский".

Telegraf.by: Почему вы решили изучать белорусский язык?

Вранова: Белорусы мне рассказывали о своей славной истории. Рассказывали также об обидах, вызванных русскими. Говорили, что русские украли у белорусов историю, культуру, религию, язык, часть страны … Говорили, что они очень хорошо понимают, как себя чувствовали чехи после 1968 года, потому что Беларусь находится под постоянной оккупацией. Для меня это все было очень интересно, но я не могла понять, почему они мне об этом говорят на языке своих, как они говорят, врагов?

Когда я их спрашивала, почему они говорят, что любят свою страну, уважают историю, не любят русских — но говорят по-русски, а не по-белорусски, я слышала очень странные ответы: Это уже невозможно … Очень долго продолжается русификация … Сегодня никто уже не говорит на белорусском языке, нужно с этим смириться … Язык не важен, важно чувствовать себя белорусом … В школе нас белорусскому учат маловато …

Я не могла с этим согласиться. Я не верю в патриотизм без родного языка, не верю в возрождение нации с иностранным языком и не верю в то, что человек, получивший хоть какие-то основы белорусского языка в школе, не может говорить по-белорусски, когда хочет. Я убеждена, что каждый белорус может в любой момент принять решение и начать говорить по-белорусски. Думаю, что правильный ответ здесь не "это невозможно", а "мы не хотим".

Ну, и поэтому я решила выучить ваш язык. Чтобы показать, что даже за границей, даже иностранец, не имеющий никаких основ со школы, может научиться. Когда я была второй раз в Беларуси, я сказала, что в следующий раз я буду говорить уже только по-белорусски. А если белорусы не будут меня понимать, это их проблема.

Научилась я довольно быстро — менее чем за два года. Училась только самостоятельно, читая Библию в белорусском переводе, слушая "Свободу", смотря "Белсат" … Очень много я учусь по переписке со своими белорусскими друзьями. У меня есть противоположная проблема, которая, как правило, бывает с иностранным языком: я могу совершенно без проблем читать, понимая практически все, могу достаточно без проблем писать — но у меня есть проблемы с разговорным языком. Потому что, к сожалению, в большинстве не с кем практиковаться.

Telegraf.by: Как вы оцениваете языковую ситуацию в Беларуси?

Вранова: К сожалению, я бываю в Беларуси нечасто и не знаю точную ситуацию. Очень много моих друзей белорусский знают, и многие им пользуются. Другие, хотя по-белорусски не говорят, очень хорошо знают, что это ненормально, нехорошо и надо это изменить. Я знаю как минимум трех человек, которых мне удалось вдохновить, и они действительно начали пользоваться белорусским.

Мне кажется, что ситуация у вас напоминает ситуацию в Чехии в начале XIX века. Тогда у нас почти весь народ говорил по-немецки, чешский язык считался "вульгарным", примитивным, школы были немецкие, по-немецки печатались книги и газеты, по-немецки проповедовали в церквях … Все указывало на то, что чешский язык мертв и уже не может вернуться. Как это закончилось, можете видеть. Мы живы, и язык жив. Появилась группа интеллектуалов, чья деятельность разожгла пожар национального возрождения. Вдруг оказалось, что "мертвый" язык вовсе не такой уж и мертвый! В течение нескольких лет ситуация совершенно изменилась: если раньше было стыдно говорить по-чешски, сейчас все, кто хотели себя считать важной персоной, разговаривали по-чешски. Чешский язык и чешский дух никогда не прекращали свое существование. Только на некоторое время "заснули" и ждали "лучших времен". И мне кажется, что у вас та же ситуация. Белорусский язык и белорусский дух совсем не такие мертвые, как может показаться. Думаю, что дождемся времени, когда они вдруг проснутся.

Telegraf.by: Каким вы видите будущее белорусского языка?

Вранова: Частично я ответила ранее. Я совершенно уверена, что белорусский язык снова зазвучит в белорусском народе. Своим друзьям я говорю: сейчас время подготовиться. Если изменится ситуация в стране, а это может случиться уже завтра …, белорусский язык вернет свое величие и ты будешь жалеть, что его не знаешь хорошо. Учись сейчас. Прими решение и начни говорить!

С оригинальной белорусскоязычной версией интервью можно ознакомиться здесь.