: Интервью с кандидатом. Олег Квитко

Telegraf.by представляет первое интервью из предвыборной рубрики "Интервью с кандидатом", в которой мы через призму Чкаловского избирательного округа № 96 пытаемся посмотреть на парламентские выборы в Беларуси. Гостем рубрики стал кандидат биологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института генетики и цитологии НАН Беларуси Олег Квитко, которого выдвинула партия "Справедливый мир".

Telegraf.by: Почему Вы решили участвовать в этой избирательной кампании?

Квитко: Во-первых, работая в белорусской науке и имея значительные достижения, я начал чувствовать, что в последние годы происходят процессы, которые препятствует дальнейшему успешному развитию науки. Особенно они препятствуют получению крупных, очень важных научных результатов, которые могли бы стать основной новых технологических инноваций. Они могли бы резко ускорить экономический рост, решать различные проблемы людей, а в медицине, к которой я как биолог близок, позволили бы улучшить лечение болезней, например онкологических. Также они помогли бы значительно продлить человеческую жизнь в здоровом и активном состоянии, что является важнейшей задачей не только науки, но и всей человеческой цивилизации.

В Беларуси же под лозунгом практической отдачи произошла бюрократизация науки. Различные управляющие и статистические инстанции стали требовать от нас большое количество различных отчетов, справок, планов. Мы настолько перегружены этими бумагами, что собственно на научную работу остается все меньше времени.

Ученый должен много читать, думать, выполнять исследования. Вся история науки говорит о том, что в научной работе больше неудач, чем удач. Удача, когда совершается какое-то крупное открытие — довольно редкое событие. В науке, может, только 1% подлинных удач, а остальное – тяжелые поиски, которые зачастую заканчиваются тупиками. В конце концов, при упорном труде ученому удается найти важную новую истину, которая является основой практических новаций, улучшающих человеческую жизнь. У нас же от каждой группы, от каждого ученого чуть ли не каждый квартал требуют великих достижений. Поэтому мы вынуждены постоянно писать отчеты и, в конце концов, превращаемся в производителей макулатуры.

Ученые идут в науку не за деньгами. Они далеко не самая богатая группа общества. Даже ведущих ученых, академиков, лауреатов премий нельзя назвать богатыми людьми. Они живут нормально, неплохо, но они не богачи. А основная масса ученых живет довольно скромно. И не ради денег они идут в науку, а ради любви к истине, ради исканий. Людей, которые пришли в науку ради истины, не надо контролировать, не надо подозревать, что они хотят только получать зарплату и ничего не делать.

Нужно меньше командовать, меньше понукать, а больше прислушиваться к ученым, спрашивать у нас, в чем нам надо помочь, чтобы принести пользу нашей стране. А нас уже давно никто не спрашивает, а все засыпают какими-то непонятными и некомпетентными требованиями.

Те меры, которые я предлагаю по элементарному оздоровлению нашей научной работы, поддержаны большинством наших ученых.

Должны быть созданы такие условия организации и финансирования, когда ученый может спокойно дерзать в поисках научной истины и в практических разработках, а не искать каждый день деньги, гранты. Развелось мелкотемье. Раньше лаборатория в 20 человек могла несколько лет на одну тему работать, а сейчас каждый ученый должен на нескольких темах сидеть, чтобы набрать себе зарплату. Тем все больше, а денег на каждую тему все меньше, и это выдается за прогресс. Но это же самая натуральная деградация, которую, впрочем, несложно устранить одним росчерком пера.

Поэтому я бы хотел работать в парламенте в постоянной комиссии Палаты представителей по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу. Там сейчас десять человек и только один научный работник с ученой степенью. Моя работа в комиссии будет включать подготовку законопроектов и других предложений по вопросам научной деятельности на основе глубокой проработки отечественного и зарубежного опыта, с привлечением ученых  и специалистов различных ведомств. Результатом этого коллективного труда станут основательно проработанные меры по реформированию  организации фундаментальных и прикладных исследований с целью повышения практической отдачи  науки. Если в стране передовая наука, значит в ней и образование, и научно-популярная работа на высоком уровне, люди живут лучше и в материальном, и в духовном плане.

Важно, что предлагаемые меры по совершенствованию науки не потребуют дополнительных затрат со стороны государства. Напротив, они обеспечат лучшее использование материальных ресурсов и трудового времени ученых. Естественно, что уменьшать финансирование науки до бесконечности нельзя. Может быть, даже законодательно надо определить какую-то минимальную долю затрат на науку в бюджете государства. Но даже ни копейки не добавляя, можно достичь намного больших успехов за счет более правильного расходования выделенных средств.

Во-вторых, как депутат округа, я должен буду особое внимание уделить решению повседневных проблем жителей округа, улучшению условий жизни и труда людей. Защита их интересов – святой долг депутата. Планирую  регулярный прием граждан, изучение их мнения с помощью обхода квартир и анкетирования для выработки предложений и требований к органам государственного управления и частным организациям.

Я живу возле железнодорожного вокзала и вижу бездомных людей. К сожалению, эта проблема не решается.

Telegraf.by: Есть ли у Вас какое-нибудь предложение насчет бездомных?

Квитко: Предложение очень простое: эту проблему надо изучить. Нужно поговорить с этими бездомными: кто они, откуда, почему им у себя дома не сиделось. Почему они стекаются именно на вокзал? И я как депутат буду инициировать, обращаться в местные органы власти и требовать, чтобы они представили доклад о состоянии вопроса, чтобы найти продуманное, человечное решение  проблемы.

Еще на эту тему. Иду я как-то по Михайловскому скверу и вижу: стоят молодые люди и раздают из больших баков еду бездомным людям,  кормят кашей, супом. Я к ним подхожу и спрашиваю: "Молодые люди, что вы здесь делаете?" "Вот, мы кормим бездомных голодных людей", — радостно отвечают молодые люди. "А не могли бы вы их кормить возле своего дома, чтобы они отсюда туда к вам переехали?", — говорю я.

Что ты их возле своего дома не прикармливаешь? У меня даже возникло подозрение, что этих молодых людей наняли какие-то зарубежные службы, чтобы устраивать у нас в центре Минска позорище. Может, здесь наши спецслужбы должны поработать и разобраться, откуда эти ребята?

Один раз я их сам выгнал, этих "кормильцев", этих "благодетелей". Другой раз милицию вызвал. Это разве благодеяние давать людям похлебку, как скоту? Это издевательство, по-моему.

Telegraf.by: Почему Вас так поздно зарегистрировали кандидатом в депутаты?

Квитко: Возникло недоразумение. В декларации я не заявил участок, который продал 11 лет назад. У меня восемь дней ушло на то, чтобы собирать бумаги и доказывать, что это не мой участок. Я потом на ЦИК доклад подготовил и зачитал его, и ЦИК меня зарегистрировал. Но времени на агитацию осталось намного меньше.

Telegraf.by: А больше Вы не сталкивались ни с какими проблемами в ходе Вашей избирательной кампании? С какими-нибудь препятствиями?

Квитко: Были препятствия, но они преодолимы. Я же их прохожу. Их надо спокойно, в рабочем порядке устранять. Надо бороться, что же сделаешь. И, если я стану депутатом, я буду инициировать, чтобы нашу избирательную систему модернизировать, чтобы этих недостатков, которые я испытал, больше не было.

Назову одну странную проблему. Тяжело кандидату в депутаты найти типографию, которая напечатает предвыборные материалы. Меня это просто изумило. У меня государственный мандат и, казалось бы, меня должны были обслужить в первую очередь. Наоборот: "Мы в политику не лезем".

По-моему, за это надо наказывать. За то, что отказывают кандидату в депутаты в элементарной вещи. В этом надо очень хорошо разобраться, откуда это взялось такое чудо, чтобы государственным людям отказывали в элементарной вещи, которую делают любому человеку. Я несколько типографий обзвонил, и чудом в интернете одну нашел, в которой согласились напечатать. А некоторые кандидаты в депутаты до сих пор ищут.

Мне бы хотелось понять, что это такое. Это у нас народ такой пугливый? В политику они, видите ли, боятся лезть. А что ты боишься? Ты же гражданин Республики Беларусь! Как тебе не стыдно бояться! Ты же белорус! Ты должен показать пример для других европейцев, а ты боишься. Чего вы боитесь, белорусы, со своей "памяркоўнасцю"? Памяркоўнасць надо проявлять, чтобы не наломать дров, а не бояться сделать доброе дело. Может, надо где-то посмелеть, наконец?

Отсиживаясь, до чего мы дойдем? Нет, ребята. Давайте поднимем голову и достойно оправдаем нашу тяжелую историю. Это же народ, который победил фашизм. Какое было партизанское движение! И там никто не боялся, свои жизни клали. А сейчас мы боимся какой-то там политики. Как это смешно выглядит. Не те это страхи. Действительно страшно – идти против совести и здравого смысла. Не просто стыдно, а действительно страшно быть рабом, а не гражданином.

Telegraf.by: Действующий белорусский парламент за четыре года работы инициировал сам только один законопроект. Есть ли смысл в таком парламенте?

Квитко: Я этого не знаю. Если кто-то это где-то написал, то это надо проверять. Я ученый, я ничему просто так не верю. В газетах всякого можно начитаться. Поэтому я не знаю. Но, наверное, один законопроект в год, это мало.

Но с другой стороны работа парламента состоит не только из законопроектов. Например, если я буду работать в своей комиссии, не знаю, как скоро мы создадим закон о науке. Это длительный проект – семь раз отмерь, один отрежь.

Кроме законопроектов, депутат может писать статьи в прессу (и ему не имеют права отказать), давать свои предложения в органы государственной власти, делать запросы. То есть парламентарий – это не только законодатель. Он и в округе должен работать, и помогать своим избирателям в решении повседневных проблем. У него достаточно много функций. И дело же не в числе законов.

У меня мало информации, чтобы говорить, плохо работает наш парламент или нет. Я там не был. Я вообще в первый раз в органы власти баллотируюсь. Но просто на основе того, что мало новых законов, говорить, что наш парламент плохо работает, нельзя.

Мне другое не нравится. Не нравится, что о работе парламента народ знает мало. Нет трансляций заседаний. Хотя бы какая-то передача была по телевизору о работе парламента, чтобы была обратная связь с народом. Вот это я считаю негативным моментом. Тогда бы люди и больше понимали, чего стоит этот один законопроект в четыре года.

Telegraf.by: А как Вы относитесь к призывам бойкотировать данные выборы?

Квитко: Я отношусь к этому негативно. Представим себе, что какой-то человек хочет стать парламентарием. У него есть, что сказать и что предложить. И его могли бы избрать, если бы выборы состоялись. Но выборы не состоялись из-за бойкота, и его не избрали. Ну и что мы имеем? Вы бойкотируете парламент, чтобы его не обновлять? Где логика?

Можно сказать, что нет честных выборов и все равно в парламент не пройдут "незапланированные" кандидаты. Такая угроза существует. Но шанс всегда есть, и вы лишаете людей этого шанса.

А что предлагается вместо? Бойкот и все? А делать-то что? Если выборов не будет, то что делать вместо этого? Мне это непонятно. Как говорят коммунисты, критика должна быть конструктивной. Я так и не понял, что же будет? Патовая ситуация или анархия? Так недалеко и до диктатуры вообще без парламента.

Поэтому я выступаю за то, чтобы выборы состоялись. Выборы, пусть несовершенные, пусть с издержками, будут более полезными, чем бойкот.

Telegraf.by: Как Вы расцениваете свои шансы на победу и кого видите главным своим конкурентом?

Квитко: Кто победит, знает только Провидение. Я не пророк, я не знаю.  Как говорят, хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Естественно, я хочу выиграть и попасть в парламент.

Telegraf.by: И последний вопрос. Вы можете назвать действующего депутата от Чкаловского округа?

Квитко: К стыду своему, нет. Правда, и депутат, наверное, не доработал, если недостаточно "засветился" у своих избирателей.  Если я стану депутатом, то хотел бы,  чтобы люди знали, кто у них депутат. Считаю, что если я баллотируюсь в округе, то половину своих усилий должен ему уделять. Будущее, наука, космос, продление жизни – все это прекрасно, но человек живет сегодня. И если будет плохая жизнь, то о каком ее продлении можно говорить?

И жилищно-коммунальные проблемы, и медицинское обслуживание – все это депутат должен иметь в виду. Он должен собирать информацию, и сам походить по квартирам (корона не упадет), и наладить анкетирование. Наконец, у него есть два помощника, и один из них должен работать в округе, вести прием людей и сам активно ходить. Иногда нужно даже быть немного "навязчивыми" в помощи людям. 

 

Как сообщал Телеграф, по данному Чкаловскому округу баллотируются также:

Валерий Берикбаев от Коммунистической партии Беларуси – специалист отдела кадров ОО "Берлис";

Наталья Климович – главврач 3-й городской детской поликлиники;

Нина Коледа от Объединенной гражданской партии – пенсионерка;

Анатолий Хищенко – зампредседателя Либерально-демократической партии.