Литва не сообщила Беларуси об аварии на Игналинской АЭС

12.11.2010 13:48
Беларусь

На первом блоке Игналинской АЭС, остановленном еще в 2005 году, 5 октября во время работ по ее дезактивации разлилось около 300 тонн высокорадиоактивной жидкости, при этом, по словам очевидцев, работники и помещения станции подверглись облучению. Однако Беларусь не проинформировали об инциденте, так как официально загрязнение не распространилось за пределы станции.

«При проведении работ по проекту Б12 — дезактивации системы продувки и расхолаживания и байпасной очистки в контуре многократной принудительной циркуляции (КМПЦ) в одном из компонентов произошла разгерметизация и утечка за пределы контура применяемых в дезактивации химических реагентов — однопроцентной азотной кислоты и калия перманганата. Так как для внедрения данного проекта применяются строгие меры безопасности и работы проводятся в герметичных помещениях со специальными дренажными системами, никакие химические реагенты и загрязненные радиоактивными нуклидами материалы за пределы контролируемой зоны ИАЭС не распространились», — сообщила пресс-секретарь ИАЭС  станции Дайва Римашаускайте, передают «Белорусские новости».
Однако министерство природы Беларуси осталось не удовлетворенным данной информацией, хотя Центр радиационного контроля и мониторинга окружающей среды Беларуси не зафиксировал повышение фона на белорусской территории.  «Наше министерство как основной контактный орган не получило от контактного органа Литвы никакой информации об инциденте на Игналинской АЭС», — заявил начальник отдела госэкспертизы проектов минприроды Александр Андреев.
«Поскольку ИАЭС находится на границе с Беларусью, то любой инцидент на этом объекте затрагивает нашу территорию примерно на 700 метров. Литовская сторона должна была нас проинформировать», — отметил он.
В то же время председатель комиссии Сейма Литвы по ядерной энергетики Рокас Жилинскас заявил, что в результате аварии не было ущерба людям или окружающей среде, а международное сообщество было незамедлительно проинформировано.
СМИ: разлив ликвидировали вручную
Однако журналисты газеты «Литовскій курьеръ», проведя собственное журналистское расследование, пришли к выводу, что и сообщения Дайвы Римашаускайте, и Рокаса Жилинскаса «не во всем соответствует действительности». Согласно изданию, «густая радиоактивная масса не ушла в технологические дренажные отверстия», а разлив радиоактивной жидкости ликвидировали работники станции вручную.
«Нет сомнений, что работа с «грязными» материалами привела к получению людьми доз радиационного облучения. Однако они вынуждены идти на риск из боязни потерять работу», — отметили журналисты, с которыми согласны также посетители форума города Висагинас, где проживают рабочие станции, forum.tts.lt и форума сайта DELFI.
Комиссия: в аварии виноват подрядчик
Специально созданная комиссия из представителей заказчика (ИАЭС) и подрядчика проекта ЗАО «Specialus Montažas-NTP» установила, что «ответственность за этот технологический инцидент несет подрядчик». «В предложенной подрядчиком технологии осуществления проекта были недостатки, которые и стали причинами этого происшествия», — заявил председатель комиссии, руководитель технологической службы ИАЭС Вигантас Галкаускас.
«Потеря герметичности КМПЦ при проведении внутриконтурной дезактивации произошла вследствие недостатков предложенной Подрядчиком технологии дезактивации. Предложенная Подрядчиком технология фактически не апробирована на предприятиях ядерной промышленности, что противоречит технической спецификации внедряемого проекта», — говорится в выводах комиссии.
Эксперты: авария — пример опасности станций и после их остановки
По мнению независимых экспертов, при ликвидации разлива жидкости все же могли облучиться люди и существенно повысился фон внутри помещений. Радиоактивное загрязнение могло также распространиться и за пределы здания, в котором произошел инцидент.
«Следует допустить, что выброс через вентиляционную трубу энергоблока мог произойти. — Горячий радиоактивный раствор объемом 300 кубометров выливается из ржавого трубопровода и разливается по помещениям. В растворе продолжают идти химические реакции и реакции распада радионуклидов. Продукты их попадают в воздух помещения энергоблока и через венттрубу — в атмосферу… Возможно, выброс все же был, но в пределах норм (суточных? годовых?), установленных для работающей АЭС. По имеющейся у автора информации, 5 октября в районе ИАЭС преобладал южный ветер» , — отметил  российский физик-ядерщик Андрей Ожаровский на сайте движения Bellona.
«Тот факт, что информация долго скрывалась и сроки инцидента не четко названы, еще раз подтверждает обычное для атомной энергетики стремление скрыть любые неприятности, регулярно возникающие на атомных станциях. Уже сам по себе факт, что триста кубометров радиоактивной жидкости выброшено в помещение цеха, подтверждает экологическую опасность инцидента», — считает доктор технических наук, специалист в области ядерной энергетики Георгий Лепин.
«Инцидент на ИАЭС еще раз подтверждает то, что атомные станции остаются опасными объектами и после завершения их эксплуатации. И они будут требовать в течение многих лет весьма дорогостоящего обслуживания», — сказал он. По его словам, произошедшая на ИАЭС утечка в результате разгерметизации системы в ходе ее промывки, говорит о том, что в системе уже имелись дефекты. «А это значит, что на Игналинской станции еще в ходе ее эксплуатации уже имелись реальные условия возникновения серьезной аварии», — подчеркнул он.