Самогонный бизнес процветает, несмотря на наказание

24.08.2012 16:26
Беларусь

Нынешние самогонщики совсем не похожи на недотеп из одноименной комедии Леонида Гайдая. Они не дегустируют свою продукцию, а на «работу» ездят на роскошных иномарках.

На западе – профессионалы, на востоке — любители

Сколько существовал СССР, столько милиция боролась с самогоноварением. Ей в помощь была даже соответствующая статья в Уголовном кодексе. Но избавиться от самогонщиков как от класса все равно не удалось.

В 90-е годы прошлого века самогоноварение декриминализировали. То бишь это стало административным правонарушением, карающимся рублем.

Тогда-то ушлые люди и начали активно оборудовать в лесах подпольные заводы по изготовлению самогона. Милиция периодически выявляла эти предприятия, уничтожала продукцию и оборудование, штрафовала тех, кого застала на рабочем месте.

С 2006 года по инициативе МВД Беларуси началась целенаправленная комплексная борьба с самогоноварением. Вместе с милицией в рейды по лесам и болотам отправились сотрудники госинспекции по охране растительного мира, представители лесхозов, МЧС. Теперь уже на одного самогонщика оставлялось 5-7 «дополнительных» административных протоколов: за самовольную вырубку деревьев, за разведение огня в лесу и так далее.

Самогонный завод в лесу

«Без согласования с лесником наладить работу такого завода практически невозможно, — уверен начальник отделения управления охраны правопорядка и УВД Миноблисполкома подполковник милиции Андрей Амбражей. – Иногда даже сами лесники варили самогон. Однако в  нашей области принято решение о том, что при обнаружении действующей точки самогоноварения в лесном массиве лесника увольняют, принимаются жесткие меры и в отношении лесничих. Благодаря этой мере, основная масса самогонщиков ушла из леса».

Самогонный завод в лесу

Конечно, и теперь можно найти в лесу самогонный заводик, но это уже редкость, да и масштабы не те. К слову, в Минской области наиболее подвержены самогоноварению Молодечненский, Вилейский, Мядельский, Столбцовский и Воложинский районы. Андрей Амбражей уверяет, что это связано с местными традициями.

Самогонный завод в лесу

В других регионах области, по словам подполковника милиции, такие заводы выявляются крайне редко, самогон хотя и варят, но в небольших объемах.

Дом самогонщика – крепость

Из леса самогонщики переместились в города, деревни, на хутора.

«Самогонщик-оптовик – организатор бизнеса — рассказывает Андрей Амбражей. – Как владелец  предприятия самогонщик занимается организационными вопросами. Непосредственно на производстве чаще всего заняты исполнители.  Иногда именно в их подворьях размещают производственные мощности».

Чаще всего протоколы за незаконное изготовление самогона и хранение аппаратов для его изготовления составляют на исполнителей, и нередко это асоциальные элементы, в качестве оплаты своего труда предпочитающие готовый продукт.

Добраться до фактического хозяина самогонного бизнеса нелегко. Ведь, как уже отмечалось, он – мозг и кошелек, а не руки. 

«Хозяева самогонного бизнеса превращают свое жилье в неприступные крепости: трехметровые заборы, собаки бойцовских пород, — отмечает Амбражей.

К слову, жилье самогонных королей заслуживает внимания — это очень добротные современные коттеджи, а в семейном автопарке преобладают внедорожники.

«Рано или поздно и хозяев бизнеса удается привлечь к административной ответственности, — говорит Андрей Амбражей. – Как правило, это мужчины трудоспособного возраста, официально нигде не работающие».

Правонарушение и наказание

В качестве реализаторов огненной водицы, по словам Андрея Амбражея, кто только не подвизается. Судя по протоколам, составленным за продажу самогона, в бизнесе рабочие, служащие, учителя, медработники и многие другие.

«Сравнительно низкая цена, круглосуточная доступность, возможность приобрети в долг и по бартеру, а также в розлив прямо на «точке», – анализирует основные причины самогоноварения Андрей Амбражей – Жутко, когда, с позволения сказать, глава семейства меняет на самогон пачку масла и пакет крупы, купленные детям на завтрак».

По мнению подполковника милиции, необходимы «адекватные и жесткие экономические санкции в отношении всех участников самогонного бизнеса».

Самогонный завод в лесу

Но какова же доходность мутного бизнеса? Себестоимость 0,5 литра самогона – около 5-7 тыс. рублей. Оптовая цена – в два раза больше. В розницу поллитровка продается уже за 20-30 тыс. рублей. 

Очевидно, что при таких доходах убытки от штрафа в размере до 30 базовых величин с конфискацией продукции и аппаратов хозяева заводов «отобьют» в течение короткого промежутка времени.

Самогонный завод в лесу

Максимальное наказание за продажу самогона — штраф до десяти базовых величин с конфискацией реализуемых алкогольных напитков.

Самогонный завод в лесу

В настоящее время за изготовление самогона можно отделаться даже предупреждением. Причем нигде не сказано, в каких именно случаях такая санкция применяется: когда бабушка сварила пять литров самогона на поминки по мужу или когда на складе готовой продукции подпольного завода обнаружено в сто раз больше. Мера ответственности за экономические правонарушения и преступления определяется, в том числе, и суммой причиненного ущерба. Однако к самогонщикам такие нормы закона почему-то не относятся. А между тем самогонщики-оптовики – это хорошо организованный нелегальный бизнес, причиняющий экономический ущерб государству и способствующий деградации общества, росту преступности.

Справочно:

С начала года в Минской области изъято и уничтожено  156 841 литр самогона и браги (в 2011 году – 141 397). К административной ответственности привлечено 1 832 человека.