: Персона. Александр Стрельцов: Беларусью должны править Габсбурги

22.03.2012 15:00
Беларусь

Телеграф представляет очередное интервью из рубрики "Персона". На этот раз ее героем стал заместитель председателя Партии БНФ, а также предводитель оргкомитета по созданию монархической Лиги Великого княжества Литовского Александр Стрельцов-Карвацкий.

Стрельцов-Карвацкий: я мог бы быть и белорусом, и поляком, и русским

Часть моей семьи родом из Польши, часть из Беларуси, часть из России. Моя мать родилась в Руднянском районе Смоленской области, фактически на границе Беларуси и России. А отец мой родился в Минске, но у него предки были как из Польши, так и из России.

В семье не было религиозного воспитания, отчасти это была обычная советская интеллигенция атеистически-агностического типа. Правда, национальные вопросы затрагивались, поскольку происхождение было разнообразным. Время от времени возникала разница в восприятии некоторых вещей, и было заметно, что это зависит также от происхождения.

Поэтому с национальной точки зрения вопрос самоидентификации у меня возник рано. Я сразу мог выбирать из трех вариантов: или все-таки себя считать русским, или считать себя поляком, или считать себя белорусом. И первичный мой выбор пал на белорусскую самоидентификацию.

Хотя сейчас вообще трудно сказать, что такое белорусская самоидентификация, поскольку у большинства граждан Республики Беларусь с этим есть проблемы. Люди, которые называют себя белорусами, могут иметь абсолютно разную культуру, принадлежать к разным традициям, праздновать различные праздники и разговаривать не на одном языке. В этой связи встает вопрос, кого же все-таки считать белорусом?

По этой причине моя самоидентификация модифицировалась. Сталкиваясь с действительностью, быть тем, кто себя в массе называет белорусами, очень трудно. К сожалению, на сегодняшний день большинство белорусов отождествляет себя с постсоветским наследием. Это объективный факт, спорить с этим сложно. В этом государстве отмечаются праздники, соответствующие этой постсоветской традиции. Люди в основной массе, если эту традицию не уважают, то молчаливо воспринимают и считают, что это их праздники. Все эти — 8 марта, 1 мая, 9 мая, так называемый день освобождения 3 июля — однозначно попадают в постсоветскую традицию.

И при более глубоком знакомстве с разной исторической литературой у меня произошла определенная смена самоидентификации моего сознания. Стало понятно, что большинство из тех, кто говорит на белорусском языке, тех, кто придерживается несоветской традиции, тех, кто относится не к советской культуре, тех, кто в своей массе стремится к иной религиозной традиции, чем только православная, можно было бы обозначить как литвинов. Я тоже себя к ним отношу.

Конечно, кто-то может сказать, что это постмодернизм, что это искусственное конструирование нации. Но, если посмотреть с другой стороны, то видно, что фактически эта традиция долгое время существовала на наших землях. Да, она физически в какой-то мере прервалась, хотя и неокончательно, остались ее потомки. Большинство этой элиты, знати было выслано и уничтожено в ГУЛАГе и Куропатах. Но те, кто эмигрировали и какой-то контакт поддерживают с этой землей, стараются эту традицию передать. Насколько им это удается — другой вопрос, но стремление такое есть.

Поэтому эта традиция имеет право на существование при всем том, что во всем этом можно видеть только философию: людям захотелось, и они что-то восстанавливают. Но с другой стороны, мы не создаем что-то, мы воссоздаем на основе реальных фактов, реальных традиций, которые существовали. И в этом смысле мы являемся продолжателями той великолитовской традиции, которая существовала на этих землях еще 100-150 лет назад.

Стрельцов-Карвацкий: я не хочу, чтобы меня считали "русским человеком"

У меня всегда было желание подчеркнуть разность в происхождении, да и чтобы меня не считали русским человеком.

Возможно, для кого-то нет такого вопроса, для кого-то неважно, какую фамилию человек носит. Но для меня было важно подчеркнуть, что эта польская часть была в значительной степени репрессирована здесь, в Беларуси. Поэтому для меня было важно показать, что у меня есть связь с этой традицией, есть желание ее сохранить. По этой причине я решил эту фамилию (Карвацкий — Телеграф) отметить.

Стрельцов-Карвацкий: я долго искал БНФ

Я пришел в БНФ на переломе 1989-1990 годов. С 1988 года я участвовал в различных акциях и митингах, которые проходили в Минске. Тогда было очень трудно отыскать БНФ. Это было советское время, информация очень ограничена даже по своей технике: интернета нет, альтернативных каналов нет, альтернативная пресса исключительно в самиздатовском обороте и в малых тиражах. По официальным каналам, конечно, никто не сообщал, что БНФ образовался и можно к нему присоединяться. Единственным средством односторонней коммуникации со стороны БНФ были наклейки, которые просто наклевались на столбах или на других местах, где люди могли их видеть. Они были напечатаны на очень архаичных печатных машинках. Это было все в очень небольшом количестве.

Первое свидетельство члена БНФ А.Стрельцова-Карвацкого

Поэтому, когда я узнал, что такой БНФ есть, и у меня появилось желание к нему присоединиться, то мне приходилось их искать. Фактически год я следил за объявлениями, выискивал их. Часто случалось так, что я увидел объявление о каком-то мероприятии, а оно уже прошло. И поэтому я не мог туда прийти.

Наконец, в 1989 году, в феврале, я попал на первое мероприятие. Это был митинг на стадионе "Динамо". Он был довольно массовым, фактически весь амфитеатр был заполнен. Митинг организовывал БНФ, но туда пришли и представители КПСС-КПБ, которым фактически был дан приказ создать некую альтернативу. И слово действительно давалось и одной, и другой стороне. На стадионе были смешаны бело-красно-белые флаги и красно-зеленые еще в советской вариации. Там выступали такие известные на сегодняшний день люди, как Зенон Позняк, Винцук Вечорка, Юрий Ходыко, Виктор Ивашкевич и другие — те, кто начинали новое Возрождение в то время.

После этого мне удалось, наконец, связаться со своим местным отделением, поскольку я уже узнал, где оно находится. И в 1990 году я вступил в ряды Белорусского народного фронта.

Стрельцов-Карвацкий: мой отец был антикоммунистом

Мое вступление в БНФ также связано с семейным воспитанием. Хотя в семье не было начального религиозного воспитания, тем не менее, антикоммунизм во взглядах присутствовал, особенно у моего отца. Отец всегда слушал зарубежные радиостанции, имел информацию, альтернативную той, которую подавала официальная советская пропаганда. Он крайне отрицательно относился как к экономическому строю, так и к культурной атмосфере, которая царила в Советском Союзе. Он знал о репрессиях, и, как минимум, в кругу семьи об этом высказывался. Отец утверждал, что государство, которое построено на таком большом количестве крови, долго не простоит и все равно развалится. Фактически он уже в 1970-е – начале 1980-х годов утверждал, что Советский Союз закончит плохо.

Все это у меня сразу создавало определенные антикоммунистические взгляды, даже в подростковом возрасте. Уже в 15-16 лет у меня эти взгляды уже были предопределены. Уже тогда у меня проявлялось некоторое стремление говорить по-белорусски. Я слышал что-то о независимом Обществе литераторов, косвенно слышал о "Талаке" (товарищества белорусской молодежи в 1980-е — Телеграф).

Много в мое белорусское самосознание внесла и моя учительница белорусского языка Кузьмич Ольга Александровна, которая, кстати, в начале 1990-х была депутатом Минского городского совета. Именно она своим отношением, своим шармом и позитивным подходом в использовании белорусского языка создала очень сильную тягу к нему, показала, чем белорусскость отличается от русскости. И это важно, ведь, к сожалению, у большинства наших граждан нет понимания, чем они отличаются. Фактически самосознание на этнографическом уровне: "Ну да, мы белорусы, но мы все равно русские. Мы культурно и сущностно ничем не отличаемся". И это при том, что эти различия существуют, но масса их не замечает.

Благодаря моей учительнице, мое сознание начало развиваться в белорусском направлении. Еще в 1986-1987 году я начал вести по-белорусски свой дневничок, начал определенные записи делать по-белорусски, стал в семье, дома чаще и чаще употреблять белорусский язык. Я фактически продекларировал перед родителями, что, если мы живем в Беларуси, нам надо говорить по-белорусски. Я знал, что в таких республиках, как Грузия, Армения, Литва, Латвия, Эстония более массово применялся локальный язык. Так почему мы здесь не должны свой местный язык каким-то образом культивировать? А то он у нас только по телевизору, а в реальности мы им не пользуемся.

И все это, антикоммунизм и направленность в белорусскую сторону, создало предпосылки для однозначного выбора. Когда пришел момент Х, для меня не было вопроса, в какую организацию идти. Слава богу, первым образовался БНФ. Других партий тогда еще не было. И это очень хорошо, ведь национальное движение сразу получило свое институциализацию, получило свои организационные рамки.

Все антикоммунистические силы, которые были на тот момент в стране, объединились в БНФ. Туда, кстати, входили не только белорусские силы, хотя именно белорусскость туда людей объединяла, но и люди других некоммунистических убеждений. Случалось, что в конце 1980-х годов, на антикоммунистические митинги БНФ выходили и российские монархисты, проживавшие на территории Беларуси. А в офисе одного из местных отделений БНФ даже висел портрет Николая II, последнего царя России, которого Русская православная церковь канонизировала. Причиной таких диковин был именно коммунизм, настолько ненавидимый людьми. Это был настолько дьявольский строй, что даже люди разных убеждений, которые стоят сейчас по разные стороны баррикад, в тот конкретный момент вышли вместе, ведь их всех не устраивала та ситуация, которая возникла.

Стрельцов-Карвацкий: без перестройки Лукашенко остался бы директором колхоза

Здесь нужно отметить, что и Лукашенко (президент Беларуси Александр Лукашенко — Телеграф) вообще бы не возник как политик или как явление в белорусской политике, если бы не было перестройки. Мы об этом часто забываем. При всем том, что он высказывал лозунги восстановления Советского Союза, если бы сохранилась советская система, в никакой Верховный совет никогда этот бы человек не попал. Просто в силу системы замещения кадров, которая существовала в коммунистической партии. Он бы просто остался на уровне директора колхоза или местного пропагандиста в районе. Это максимум, который был бы ему доверен.

Поэтому, когда он говорит, что "развалили страну", "был хаос", "власть валялась под ногами, и я взял на себя ответственность", надо понимать, что вся эта власть не валялась бы ногами, если бы существовал Советский Союз. И он как личность не смог бы развиться и реализовывать свои устремления, которые он сейчас реализует. Поэтому он тоже дитя перестройки, при всем том, что он теперь может заявлять все что угодно.

Стрельцов-Карвацкий: в 1999 году я вышел из БНФ

В 1999 году произошел определенный перерыв в моем членстве в БНФ, потому что я выступал против разделения организации, которое, к сожалению, наступило. Связано это было с конфликтом, который возник между Зеноном Позняком (лидер БНФ в 1988-1999 годах, КХП-БНФ с 1999 года – Телеграф) и группой его единомышленников, которые имели несколько иные взгляды на дальнейшее развитие организации (Винцук Вечорка, Лявон Борщевский, Юрий Ходыко). Трудно сказать, возможен ли был другой вариант развития событий.

А.Стрельцов-Карвацкий (с флагом) во время митинга в марте 1994 года

Тогда была спорная ситуация чисто в формальном смысле. На съезде за Зенона Станиславовича проголосовало по численности больше, чем за Винцука Григорьевича Вечорку (разница была где-то в четыре голоса), но число голосов за и против Зенона Станиславовича было равным. Причина в том, что была часть недействительных бюллетеней, либо в некоторых бюллетенях были вычеркнуты оба кандидата. И из-за разной трактовки результатов голосования группа, связанная с Винцуком Вячоркой (лидер ПБНФ в 1999-2007 годах – Телеграф), заявляла, что председатель не избран, а группа, связанная с Зеноном Станиславовичем, заявляла, что достаточно относительного большинства и необязательно, чтобы более половины из делегатов съезда проголосовали за данного кандидата. И поэтому она заявила, что председатель избран.

Проблема в том, что количество разделилось практически пополам. Из-за этого и произошло разделение организации. Это самое вредное, что могло произойти. Гораздо лучше была бы ситуация, если бы кто-то выиграл явно и бесспорно. Тогда бы, как часто случается, вышли бы диссиденты, какая-то группа, которая не согласна с действующим руководством. Но в данной ситуации произошел именно раскол на две значимые части, которые имели примерно равный потенциал.

Если бы выиграл Зенон Станиславович, я бы из этой организации не ушел. И если бы выиграл Винцук Григорьевич, я бы тоже не ушел. Но на тот момент, когда произошло разделение на две половины, я полагал, что в такой ситуации обе стороны все-таки должны между собой договориться. А если они не договариваются, это значит, что у них нет желания к согласию. Конечно, теперь эти стороны могут высказывать различные претензии друг к другу.

Так, Зенон Станиславович обвиняет своих бывших оппонентов в том, что они работают на специальные службы России или Беларуси, что они наносят непоправимый вред движению возрождения. Но, чтобы такие обвинения делать, нужно иметь доказательства. Понятно, что политик может оперировать конкретными соображениями, вытекающими из политической практики. Он может предполагать, что кто-то может быть агентом влияния или зависимым от каких-то внешних сил. Тем не менее, утверждение напрямую, что данный человек является агентом спецслужб или зависим от каких-то внешних влияний, должно основываться на доведенных фактах. А их на сегодняшний день Зенон Станиславович, к сожалению, предъявить не может. И поэтому это просто является наговором, что не есть хорошо.

С другой стороны руководство БНФ Винцука Вячорки в тот период тоже, по моему мнению, взяло неверный курс и сделало эти обвинения Зенона Позняка в чем-то соответствующими действительности. Я не считаю, что руководство было напрямую зависимое от этих внешних влияний, но и не проявляло достаточной твердости, чтобы вести собственную политику, а не политику, которая диктуется за пределами Беларуси.

И БНФ в тот период фактически потерял свое лицо. Он слился с массой оппозиции, которая, кстати, не во всем стоит на позициях возрождения национальной культуры, согласна во многом по основным внешнеполитическим вопросам. А эти вопросы весьма значимы для нас. И, если партия не занимает по этим вопросам четкой позиции, становится ясно, что она либо плывет просто по течению, либо ее руководство действительно действует под влиянием каких-то внешних факторов.

Поэтому, не будучи с этим согласным, я не вошел как в организацию во главе с Зеноном Станиславовичем, так и в организацию во главе с Винцуком Григорьевичем, хотя меня туда и приглашали. Я решил, что мое присутствие там излишнее.

Стрельцов-Карвацкий: политическая деятельность не может ограничиваться Куропатами

В 2005 году я все-таки принял решение включиться в измененную организацию, поскольку стало понятно, что пребывание вовсе вне обеих структур тоже непродуктивно, так как возможностей влияния нет. В какой-то момент мне показалось, что курс, взятый новым руководством организации Винцука Вечорки, окончательно компрометирует себя. Стало видно, что есть возможности для проведения некоторых изменений.

На данный момент, по моему мнению, эти изменения происходят. Организация больше внимания уделяет именно идеологии, более твердо стоит на независимых позициях. С трудностями, но формируется национальный блок, который будет всегда противовесом пророссийской стороне, которая может возникнуть. И все это показывает, что был смысл заангажироваться в политическую деятельность.

В Консервативно-христианскую партию-БНФ я не вступил по ряду причин. При всем том, что у меня есть доверие к Зенону Позняку, у меня нет уверенности, что методы и способы деятельности КХП достаточные для достижения поставленных целей. Честь и уважение для членов КХП за спасение Куропат, но только этим политическая деятельность ограничиваться не может.

На сегодняшний день КХП не применяет никакого другого метода, кроме декларации бойкота. И я считаю, что такое однообразие никак не ведет к развитию организации. В сегодняшних условиях она фактически обречена на вымирание. Пройдет еще десять лет, и ее фактически уже не будет, если, конечно, ситуация в стране не изменится радикальным образом. Но надежды на скорую смену ситуации многими высказываются достаточно долго, но уже 18 лет ситуация фактически не меняется. Поэтому нет предпосылок говорить, что она скоро изменится.

Стрельцов-Карвацкий: эффективный бойкот в Беларуси невозможен

В предстоящих парламентских выборах мы не участвуем, мы используем данную кампанию для донесения нашей позиции людям. Подчеркну, в выборах мы не участвуем. У нас есть решение Сейма, согласно которому, если выдвинутые нами условия властям не будут выполнены, мы за несколько дней до голосования снимем своих кандидатов. Участвовать в выборах в ситуации, когда есть политзаключенные, мы не собираемся. Мы используем избирательную кампанию также и для донесения информации о позиции партии и о тех политзаключенных, которые сейчас есть.

Вопрос, что делать с региональными организациями (Бобруйска, Полоцка, Рогачева – Телеграф), которые выступили за бойкот выборов, решается без каких-либо резких движений, без формальных решений в рамках внутренних консультаций. У нас нет репрессивных механизмов, чтобы эти организации призвать к порядку. Мы по-человечески понимаем их мотивацию, почему они так выступили. Но они должны понимать, что простой бойкот, к сожалению, в сегодняшних условиях невозможен.

Эффективный бойкот возможен при очень большом самосознании масс, которого мы на сегодняшний день не имеем. Нет в Беларуси никакого самосознания масс. Чтобы бойкот был эффективным, большинство населения должно поддержать эту акцию. Они должны быть не просто пассивными слушателями нашей информации, при том что эта информация не до всех еще и доходит. Они должны сами включаться в процессы. У людей самих должно быть желание бойкотировать. При каких условиях такое желание возникает? Только если интересы людей нарушаются на базовом уровне и если их права, их стандарт жизни, стандарт жизни, который они хотят иметь, действительно нарушаются.

Если мы посмотрим на Польшу или Литву, то там такие акции в советское время были возможны. Советская власть именно нарушала эти основополагающие права на базовом уровне большинства граждан, которые имели осознанное понятие о том стандарте жизни, который они хотели иметь. Этот стандарт жизни проявлялся в необходимости личной свободы и частной собственности.

В Беларуси большинство населения не имеет представлений о стандарте жизни, в котором бы первые две позиции занимали личная свобода и частная собственность. Если этого нет, то нет шансов на успешный бойкот. А то, что 30% или даже 50% не придут на выборы не означает, что эти люди являются сознательными участниками кампании бойкота.

Поэтому в этом смысле мы считаем кампанию бойкота недостаточно эффективной, поскольку она не позволяет нам более широко доносить информацию. А использование элементов избирательной кампании позволяет это делать. При этом еще раз хочу сказать, что в выборах мы не участвуем.

Стрельцов-Карвацкий: мы выступаем за католическую монархию

А.Стрельцов-Карвацкий на мероприятии к 1000-летию Литвы

Оргкомитет по созданию монархической Лиги был образован в 2002 году. В оргкомитете на сегодняшний день не много членов, фактически до 50 человек. Но мы в данном случае не стремимся быстро количественно расширяться, так как считаем, что люди, которые приходят к нам, должны уже иметь обоснованные монархические взгляды. Известно, что достичь этого на сегодняшний день не так уж и просто. Поэтому идет определенная селекция.

Люди, вошедшие в оргкомитет, — это люди действительно монархических взглядов, которые вместе с тем имеют твердые убеждения относительно того, какую монархическую традицию мы хотим восстанавливать в нашей стране. Мы не рассматриваем монархизм исключительно как вопрос возвращения трона, хотя мы за это выступаем. Мы не за возвращение какой-либо монархии. Мы выступаем за возвращение той монархии, которая была в Великом княжестве Литовском. Именно эта монархическая традиция нас интересует.

Монарх в Великом княжестве Литовском, при всем том, что в ВКЛ была толерантность, был католического вероисповедания. Это было обязательное условие. Например, в период выборных монархов представители монарших родов, которые управляли нашим государством, были вынуждены перед занятием трона принять католичество, даже если они не были католиками исходно. Например, так было с саксонскими правителями (Августом II и Августом III — Телеграф), которые управляли Великим княжеством Литовским.

Так же и мы в рамках этого оргкомитета выступаем именно за католическую монархию. Также мы выступаем за традиционный образ в смысле иерархичности, который должен в той или иной степени быть возрожден. Это значит, что снова должна быть в том или ином виде шляхта, Церковь, католическая и православная, должны иметь те привилегии, которые им принадлежат. При всем том, что государство католическое, мы допускаем толерантность к религиозным взглядам граждан. Хотя это не значит, что имущество, которое было силовым путем у Католической церкви на протяжении XIX-XX веков изъято, не должно быть возвращено. Эта справедливость должна быть восстановлена.

Справедливость в отношении обычных граждан, обывателей этого края, также должна быть восстановлена в виде реституции, возвращения земельной собственности или зданий, которые были в свое время властью незаконно изъяты. Это основополагающие подходы.

Стрельцов-Карвацкий: нам не нужен безвольный монарх

Фактически мы выступаем за восстановление традиционного строя. Но здесь нужно отметить, что оно, может, и не обязательно должно происходить одномоментно. Это не значит, что вчера монархии не было, а завтра она будет. Так не может быть вовсе. Чтобы возник прочный монархический строй, сознание людей к этому должно вырасти. На сегодняшний день оно очень сильно уничтожено.

Десятилетия атеистической и антимонархической пропаганды, которую вел Советский Союз, просто так, бесследно не прошли. Для многих образ монархии является комическим, на что, кстати, к сожалению, влияют и не очень хорошие примеры с Запада, где монархии на сегодняшний день являются исключительно бутафорией, которая прикрывает выборные органы управления.

Мы не выступаем за установление такой бутафорской монархии. С нашей точки зрения, если монарх должен быть, то он должен быть реальным. Это значит, что, по крайней мере, вопросы внешней политики, обороны и культуры должны быть в его компетенции. В этих сферах он должен принимать решения, которые будут влиять на реальное развитие событий.

В этом смысле для нас не является примером монархия, которая существует в скандинавских странах или Великобритании. Там, к сожалению, осталось одно слово, которое не имеет под собой содержания. Там монарх — фактически безвольная пешка в руках обычных политиков.

Поэтому мы выступаем за восстановление подлинной, истинной монархии, где монарх будет реальным сувереном, который принимает решения. Также он должен, например, утверждать главу правительства, что также является важной функцией. Во многих этих странах он формально до сих пор утверждает главу правительства, но только он не имеет никакого влияния на процесс принятия решений. В силу своего безволия он не может преодолеть ту традицию, которая установилась, хотя и имеет все легитимные права на то, чтобы принять решение. По разным причинам, к сожалению, представители этих монархий боятся это сделать, либо они имеют взгляды, согласные со взглядами той элиты, которая в данных странах существует. В нашей версии монарх должен быть сувереном. Это важный момент.

Стрельцов-Карвацкий: каждая власть дается свыше

Чтобы монархия была прочной, чтобы ее снова не сбросили во время какой-то революции, должна быть вера масс, вера народа в то, что монархическая власть дана Богом. Каждая власть дается свыше. Хорошая монархическая власть дается на прославление и благодарение Богу за то, что люди имеют возможность жить соответствующим образом без войн и катаклизмов. А власть, которая провоцирует конфликты и войны, дается на проклятие.

Большевистская власть — это типичный пример проклятия за разные дела Российской империи, которая не была идеалом устройства как внутренних отношений, так и внешней политики. А Беларусь пострадала от большевиков, как говорится, "за компанию". Если мы оказались в такой плохой компании, то и мы испытали последствия этого. Но и совместное наказание России и нас тоже неслучайно, так как и Речь Посполитая была в свое время наказана за чудовищные недостатки во внутреннем строе.

Я не хочу сказать, что кто-то намеренно старался плохо сделать. Но из-за определенной недалекости мышления, подпадания в разные плохие зависимости (личные, моральные, греховные и так далее), сложилась такая ситуация, что социальный строй, который господствовал, не был восприимчив для значительной части населения. Также не было достигнуто взаимопонимание между различными регионами. Это все, конечно, негативно повлияло на судьбу Речи Посполитой и Великого княжества Литовского как части этого федеративного образования.

Стрельцов-Карвацкий: БНФ наиболее близок монархистам

Мы стремимся идти постепенно. Первый вид деятельности, который должен быть, — просвещение и образование. Без этого невозможно говорить о каком-либо монархическем строе. Сначала должны быть подготовлены предпосылки. А эти предпосылки могут быть организованы и в рамках политической деятельности. Поэтому не удивительно, что монархисты есть в рядах Белорусского народного фронта.

Как мне кажется, на сегодняшний день нет другой организации, которая бы настолько позволяла реализовывать значительную часть наших постулатов, а именно постулатов, касающихся культурной традиции и восстановления нормальных отношений в сфере экономики. Так, для Белорусского народного фронта также важны вопросы: главенства частной собственности, реституции и возрождения культурной традиции. Поскольку мы выступаем за монархию по образцу Великого княжества Литовского, то понятно, какой тип культурной традиции мы выбираем. И опять же Белорусский народный фронт в этом направлении действует.

Поэтому неудивительно, что на сегодняшний день мы можем выступать в демократических институтах, какими являются партии и так далее. Но это не значит, что их задачи являются задачами тех монархистов, которые заангажированы в их деятельность. Их конечной целью является восстановление монархии. Но, когда это произойдет, мы на сегодняшний день утверждать не можем. Это зависит от тех процессов, которые удастся запустить. По их завершении будет видно, насколько эта перспектива близка.

Стрельцов-Карвацкий: лучшая кандидатура монарха — представитель Габсбургов

На сегодняшний день большинство людей монархических взглядов, которые в Беларуси проживают, обсуждают вопрос личности будущего монарха. Конечно, мы не выносим это на публичное обсуждение, поскольку не видим в этом смысла. Не массы должны решать, какая династия будет править будущим Великим княжеством Литовским.

В кругу монархической мыслящих людей есть почти 100-процентное согласие, что это должен быть представитель династии Габсбургов. И это мнение высказывается по абсолютно разным причинам. С нашей стороны это абсолютно понятно. Род Габсбургов на протяжении веков наиболее заботился о развитии католической веры в Европе. Значит, с этой точки зрения есть гарантия, что он поддержит то видение монархии, которое мы видим в будущем ВКЛ.

Но и люди другой религиозной традиции, православные, также не выступают против Габсбургов. А некоторые даже достаточно активно выступают именно за приход этого рода на наш трон. Причина этого в том, что Габсбургам в свое время удалось создать столь совершенный в Австро-Венгерской монархии строй, который только возможно достичь в земных условиях. Это касается как межличностных отношений между людьми, так и отношений между регионами и нациями.

Представители Габсбургов наиболее удачно сумели реализовать стремление управлять страной, когда народ воспринимается как дети, которыми руководит отец нации. Это, кстати, подтверждает и Римско-католическая церковь, которая относительно недавно (в 2004 году — Телеграф) беатифицировала последнего монарха Австро-венгерской империи Карла Габсбурга. Это значит, что Церковь признала его добродетели и в личном масштабе, и, поскольку он бы монархом, в управлении государством. И в этом смысле те принципы, которые несла Австро-венгерская монархия, нам очень близки: это и развитое местное самоуправление, и главенство частной собственности, и то, каким образом были организованные религиозные дела.

Поэтому по разным причинам весьма вероятно, что со стороны монархических сил нашего края во времена, когда для этого будут созданы условия, к представителям этого рода будет направлено приглашение возглавить престол Великого княжества Литовского.

Стрельцов-Карвацкий: Советский Союз значительно хуже Российской империи

Упразднение монархии в Российской империи, конечно, мы воспринимаем очень негативно. И это при всем том, что у нас есть негативное отношение к Российской империи как к таковой. Именно при активном участии Российской империи была уничтожена наша государственность, была уничтожена наша монархия. Но этот факт, кстати, показывает, что ничто не проходит без следа. И если одна монархия относительно другой поступает таким образом, то ее конец будет очень похожим, или еще хуже.

То, что произошло с Россией почти 100 лет назад, можно считать актом исторической справедливости за то, как она обращалась со своими соседями, которые, кстати, при всех различиях были наиболее близкими культурно, цивилизационно. У нас при этом нет того злорадства, которое может царить в коммунистических или плебейских кругах, так как мы знаем, что произошло после падения монархии. При всем том, что могла в определенный момент быть радость, что и русский царь упал, как и польский и великолитовский, потом в России воцарился строй, который в 100 раз хуже того, что было в пределах Российской империи.

А.Стрельцов-Карвацкий (слева) во время установки памятного креста в Куропатах

При всех недостатках Российской империи, при всех репрессиях, которые она вела против католиков и католицизма как явления, их нельзя сравнивать с масштабом большевистских репрессий. И это показывает, что монархический строй более цивилизованный, чем плебейский. А демократия все-таки делает реверансы в сторону этого плебейства. Реальная демократия не является точно таким строем, так как в ней присутствуют элементы иерархичности в результате выборов, но в ней есть отнесение к плебейству, так как в демократии власть исходит от народа. Также этот источник происхождения власти был декларативно утвержден и большевиками. Они также на всех углах всех улиц кричали, что власть исходит от народа, хотя на самом деле такого не было.

Та бандитская шайка, которая пришла после монархии к власти в России, принесла гораздо больше горя и страданий нашему народу. Поэтому с этой точки зрения мы считаем, что, если другого варианта не было, если в тот момент не было шансов на восстановление Речи Посполитой или ВКЛ, то, конечно, лучше было бы, чтобы оставалась российская монархия. Даже в ее пределах, особенно в последний период ее существования, были возможности лучше устроить жизнь нашего края. Были в Российской империи уже и тенденции к большему самоуправлению. При всех тех остаточных репрессиях, которые оставались, хотя и под давлением так называемого революционного движения, она, тем не менее, делала и правильные шаги.

Как раз в этом моменте и проявились ее недостатки. Относительно истинных врагов она не проявила достаточной твердости, которую надо было проявлять, а относительно мнимых врагов, католиков, или, как их тогда называли, поляков, применяла абсолютно неоправданные репрессии. Хотя они могли в ее основах ее все же поддержать, так как в Российской империи ценилось право частной собственности, была заложена иерархичность, было понимание, что власть исходит от Бога. К сожалению, это все было потеряно вместе с большевистской революцией.

Поэтому наше отношение к свержению Романовых противоречиво. С одной стороны, мы понимаем, что виновата в том, что произошло, сама Российская империя. Ее предыдущие действия не оставляли шансов, чтобы ее конец не наступил именно таким образом. Наверное, то, что было сделано в 1905 году, было сделано слишком поздно. Наверное, реформы надо было начинать еще за 50 лет до последнего польско-литовского восстания (в 1863-1864 годах – Телеграф). Тогда бы были шансы это революционное движение каким-то образом вложить в институциональные рамки и таким образом дать ему позитивную динамику. Но дорога абсолютного закручивания гаек, как видим, ни к чему хорошему не приводит. Тогда создается дьявольская альтернатива, которая попросту все уничтожает, и ничего после этого не остается.

Стрельцов-Карвацкий: среди белорусских властей тоже есть литвины

На утверждение западнорусов (приверженцев идей западно-русизма – Телеграф), что в белорусском правительстве окопались литвины, можно ответить одновременно и да, и нет. Если уж на то пошло, то в белорусском правительстве окопались не только литвины, но и русины. И русинов, к сожалению, гораздо больше, чем литвинов. А то, что там присутствуют точечно, кое-где литвинские устремления, не свидетельствует, что эта тенденция предпочтительна.

Нам понятны обвинения западнорусов относительно того, что белорусское государство предпринимает определенные шаги по реальному восстановлению великолитовского наследия. Так, проект министра культуры Павла Латушко "Страна замков" по восстановлению замковых построек, которые существуют в Беларуси, — очень позитивный и хороший шаг. Но нельзя сказать, что это тенденция преобладает.

Как с этим тогда связан недавний циркуляр, распространенный в пределах администрации Брестской области, о недопущении принудительной белорусизации, то есть против массового расширения использования белорусского языка. Или это значит, что в администрации Брестской области русины массово засели? Так тогда надо было бы заявить с нашей стороны.

Естественно великолитовские устремления есть и проявляются у конкретных людей. Надо понимать, что и во власти находятся разные люди. Но никакой пока массовой тенденции нет. И все эти обвинения, о том, что у нас тут литвинство цветет и почти Великое княжество Литовское, очень далеки от действительности. Пока что эти проявления вырастают из какого-то маленького зерна, но это пока не является массовой тенденцией.

Не знаю, кем себя считает министр Павел Латушко, но по внешним признакам он действует в парадигме литвинства, делает много шагов, которые этому способствуют. Поэтому его однозначно можно было бы чисто внешне определить как литвина. Согласится ли он с таким определением, мне трудно сказать.

Есть и высказывания, например, председателя Белтелерадиокомпании Геннадия Давыдько, что он тоже считает самоназвание "литвины" более соответствующим определением. На этом основании можно было бы считать и его еще одним представителем властных структур, который имеет тенденцию в направлении литвинства. Может быть, есть и другие, неизвестные нам лица, которые тоже такую позицию занимают.

Стрельцов-Карвацкий: Европейский союз деградирует

У меня евроскептические взгляды по той причине, что, к сожалению, на сегодняшний день по разным цивилизационным признакам Европейский союз не является той структурой, которая способствует культурному прогрессу. Скорее, наблюдается культурный регресс. И это первичный момент. Можно много говорить об экономике, но это вторичный момент. Я считаю, что экономика является лишь следствием культурного прогресса или регресса.

А.Стрельцов-Карвацкий с семьей

Какие реальные проявления этого регресса? Он состоит в том, что Евросоюз не справился с политикой мультикультурализма. Европейский союз не распознал те вызовы и угрозы, которые перед ним стояли. Создание Европейского союза в послевоенное время было целесообразным и соответствующим тому времени, поскольку все страны, которые тогда объединились, существовали перед лицом очень ярко выраженной советской угрозы. И тогда такой союз был необходим. Он и сегодня, может, необходим в тех пределах, в которых он существовал в тот момент.

Но на тот момент вызовов мультикультурализма перед Евросоюзом не стояло. На тот момент авторы Евросоюза, например Конрад Аденауэр (канцлер ФРГ — Телеграф), были верующими католиками. Поэтому та культурная политика, которая велась в рамках тогда еще не Евросоюза, а сначала Сообщества угля и стали, а после Европейского экономического сообщества, была правильной. На тот момент определенный цивилизационный тип не менялся, Европа оставалась в пределах латинской цивилизации.

То, что мы наблюдаем в развитии этой структуры с конца 1960-х годов, — это однозначно шаги в направлении деградации. Допуск такого количества мигрантов без соответствующей идеи, каким образом они будут интегрированы в европейское сообщество, — безответственный шаг. За это нужно нести политическую ответственность тем руководителям, которые это допустили. То, что люди, которые тогда управляли, это сделали, означает их полную необразованность или злую волю в смысле понимания социальных процессов. Это значит, что они просто не понимали, каким образом социальные процессы работают.

Не знаю, с чем это связано. Или с тем, что они в первый раз столкнулись с такими процессами, или с тем, что относительно недавно стали руководителями в своих странах. Но факт остается фактом: вызовов они не распознали, механизмов соответствующих не предусмотрели, и сегодня Евросоюз находится в цивилизационном, экономическом, демографическом и всякого рода другом упадке. Это все результаты этой ошибочной политики.

Сегодняшнее политическое руководство Евросоюза до сего дня не хочет признаться в ошибках своих предшественников и заявить, что курс, которым оно следует, является абсолютно ошибочным и дорогой в никуда как с культурной, так и с экономической точки зрения. Они боятся признать ту истину, что с мигрантами придется решать ситуацию (к сожалению, на сегодняшний день другого выхода уже нет) резко и жестко, если они хотят, чтобы Европа в том виде, котором она всегда была, сохранилась. Все это не наполняет оптимизмом и формирует мои евроскептические взгляды.

Стрельцов-Карвацкий: объединения и движения гомосексуалистов — деструктивные силы

Хотя в нашей партии нет формально принятой позиции по отношению к гомосексуальной субкультуре, которая очень динамично в последнее время развивается, тем не менее, я отмечу свою позицию, которая по большому счету согласна с позицией руководства и, надеюсь, с позицией большинства членов. БНФ все-таки является партией, которая стоит на христианских позициях как основополагающих.

Гомосексуализм как явление является сложным психическо-медицинским комплексом каждого конкретного человека. И определенные склонности, которые присутствуют у конкретного человека, это личное дело данного человека. И никто из нас не собирается дискриминировать эту конкретно взятую личность из-за склонностей или каких-то признаков.

Вместе с тем в нормальном обществе не могут быть допущены проявления их несоответствующей политической деятельности. Сюда относятся утверждения этих лиц или других лиц, не имеющих таких наклонностей, но желающих использовать это психическо-врачебное явление для роста своего политического капитала, что явление комплекса гомосексуальности может быть каким-то образом распространено на других лиц. Или что многие люди имеют такие наклонности, но они скрыты каким-то образом до определенного момента, а потом могут быть раскрыты. Или что даже сам человек может об этом не знать вначале, а потом он об этом случайно или под их воздействием узнает, и подобным образом обеспечивается это расширение. Или они утверждают, что могут эти склонности прививать и детям, и в таком случае они должны иметь право на заключение определенного рода формально-правовых союзов с целью воспитания детей. Либо они должны иметь по этой причине возможность политической репрезентации в виде своих депутатов, что случается в западных странах. Либо они заявляют, что человек имеет право на смену своего пола.

С политической точки зрения данная сила должна быть однозначно отнесена к деструктивным. Стабильное общество может быть построено только на твердой ячейке, которой может быть только традиционная семья. И гомосексуальный союз такой единицей быть не может никак. Это аксиома.

Это глупо вдаваться с этими людьми в дискуссию по поводу основополагающих принципов создания общества. Если они этого не понимают, значит, они цивилизационно просто находятся в другой сфере. И борьба с ними должна быть борьбой цивилизационной. Это другая цивилизация, которая абсолютно вредная, несущая цивилизации нормальных людей уничтожение. И все нормальные люди должны жестко выступить против этого. Опять же без дискриминации этих людей в индивидуальном порядке, но против выражения их постулатов в политическом плане.

И гей-парад является однозначно политической манифестацией. Никто не ограничивает их в никаких культурных правах, но все их заявления о так называемых союзах — за пределами нашей цивилизации. Поэтому я не могу с этим согласиться и выступаю резко против. Я также выражаю через средства массовой информации просьбу к соответствующим органам белорусского государства принять конкретные меры по недопущению подобных явлений в будущем.

Беседовал Максим Гацак

Все фото предоставлены Александром Стрельцовым-Карвацким

Напоминаем, что ранее гостями нашей рубрики были:

Гюнешь Абасова, белорусская певица, лауреат многочисленных конкурсов, неоднократная финалистка национального телевизионного музыкального конкурса "ЕвроФест"

Стефан Эрикссон, шведский дипломат и переводчик, Чрезвычайный и Полномочный Посол Королевства Швеция в Республике Беларусь

Александр Шпаковский, экс-кандидат в депутаты Минского горсовета, член Совета незарегистрированной организации "Правый альянс" и координатор гражданской кампании по противодействию незаконному обороту наркотиков "Антимак"

Геннадий Давыдько, актер, режиссер и телеведущий, депутат Палаты представителей третьего и четвертого созывов, бывший генеральный директор Национального академического театра имени Янки Купалы, а ныне председатель Белтелерадиокомпании

Мирослав Лазовский, один из лидеров уже несуществующей военно-патриотической организации "Белый Легион" 

Хельмут Фриц Эртель, немецкий ветеран второй мировой войны, который, по его словам, сегодня является убежденным антифашистом и демократом

Владимир Мацкевич, философ, разработчик концепции реформы образования, автор около 50 научных работ, председатель Рады международного консорциума "ЕвроБеларусь"

Игорь Кузнецов, преподаватель, кандидат исторических наук, доцент, исследователь политических репрессий в Беларуси, один из лидеров международного правозащитного общества "Мемориал"

Станислав Богданкевич, экономист, профессор, бывший глава Национального банка Беларуси и почетный председатель Объединенной гражданской партии

Евгений Липкович, блогер, участник "кефирной" и "бензиновой" войн, кандидат в депутаты Минского горсовета

Николай Чергинец, генерал-лейтенант, кандидат юридических наук, бывший начальник угрозыска и управления внутренних дел на транспорте МВД Беларуси, член Совета Республики трех созывов, председатель Союза писателей Беларуси и Совета по нравственности

Виталий Рымашевский, сопредседатель оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия", кандидат в президенты на выборах 2010 года

Алесь Логвинец, неоднократный кандидат в депутаты, советник лидера Движения "За Свабоду" и экс-кандидата в президенты Беларуси Александра Милинкевича