: Персона. Немецкий ветеран: Сталин был тираном

01.12.2011 16:49
Беларусь

Корреспонденту Телеграфа посчастливилось взять небольшое интервью у немецкого ветерана второй мировой войны Хельмута Фрица Эртеля (Helmut Fritz Oertel). По его словам, сегодня он является убежденным антифашистом и демократом. Предлагаем вам ознакомиться с его короткой военной биографией и политическими взглядами.

Эртель: я до сих пор помню польский гимн

За 84 года моей жизни (родился Хельмут Эртель в 1927 году – Телеграф) мои взгляды постоянно менялись. Это было связано с разными периодами моей жизни. Своеобразную роль в моей жизни сыграла религия. Я родился в Гданьске (в то время независимый город-государство – Телеграф) и был воспитан лютеранским христианином. Но, когда мне было шесть лет, родители вышли из церкви. В школе я был единственным человеком в классе, который не ходил на уроки религии. С первого класса все смотрели на меня, как на атеиста.

Детский паспорт Хельмута Эртеля

Детский паспорт Хельмута Эртеля

Затем мои родители переехали из Гданьска в Польшу, в район Познани. Там, мы с моими братьями и сестрой, тоже считались атеистами. В городе жили в основном поляки, 90% которых были католиками, остальные были протестантами. И наша семья была единственной, которая не исповедовала ничего. При этом моим лучшим другом в классе был сын протестантского пастора. Таким образом, мне уже с самого детства приходилось идти против течения.

Мы учились недалеко от Познани в частной немецкой школе. Языком занятий был немецкий. При этом у нас были уроки, когда учительница говорила лишь по-польски. Во время праздников мы все собирались во дворе и должны были перед государственными символами, перед портретом президента петь польские песни. Я до сих пор помню польский национальный гимн.

Jeszcze Polska nie zginęła,
Kiedy my żyjemy.
Co nam obca przemoc wzięła,
Szablą odbierzemy.

Marsz, marsz Dąbrowski,

Z ziemi włoskiej do Polski…

Эртель: слава Богу, меня никогда не посылали в Россию

В 1939 году я уехал в Германию, где я до этого никогда не был. Я жил в особом интернате для зарубежных немцев. Здесь были немецкие дети из Китая, из Южной Америки, из Африки. Там началось наше национал-социалистическое воспитание. Нас также возили на уроки в Вермахт, где учили стрелять. Мне тогда было 13 лет. Мы попробовали послужить в авиации, морском флоте и так далее. Все это делалось, чтобы поэтапно укрепить фашистское воспитание.

В 1941 году я поступил в гимназию. Там продолжилось наше военное обучение. Я занимался авиацией и хотел стать военным летчиком. Но из-за маленького роста я не смог стать пилотом. Я стал парашютистом. Присяга предусматривала безоговорочное выполнение нами любого приказа. Так, наш главный инструктор однажды заявил нам, что мы не должны брать пленных, сразу ликвидировать их. Своему соседу я сказал, что у инструктора не все в порядке с головой.

null

Американский лагерь военнопленных, в который попал Хельмут Эртель

Слава Богу, меня никогда не посылали в Россию. Только на Запад. В начале 1944 года меня отправили на Западный фронт. Мы охраняли мост через Рейн в городке Ремаген, что недалеко от Бонна. Мы были последними, кто оставил этот мост перед приходом американцев. Через два часа уже пришли американцы. Мы пешком дошли до Кёльна. В Кёльне мы находились на правом берегу Рейна, на левом уже были американцы. В Леверкузене я попал в плен. Мне удалось в нужный момент поднять руки вверх.

Четыре месяца я находился под открытым небом в лагере у американцев. За это время большинство из нас, в том числе и я, поняли, что нацисты нас просто использовали. С тех пор мое мышление, мировосприятие начало потихонечку меняться. Сегодня я себя считаю убежденным демократом. Это был очень длинный путь, но назад я уже не могу вернуться. Когда я слышу, что в нашей стране есть какие-то неонацисты, которые убивают иностранцев, то я просто могу назвать таких людей сумасшедшими.

Эртель: я прочитал "Mein Kampf" от начала до конца

Большинство людей никогда не читали "Mein Kampf" (книгу Адольфа Гитлера "Моя борьба" — Телеграф). В этой книге 741 страница. Если бы в ней было 150 страниц, возможно, больше людей бы ее прочитали и тогда бы не так поддерживали Гитлера.

null

"Mein kampf" Адольфа Гитлера

В 1944 году я попросил отца отправить мне "Mein Kampf". Начав читать, я ничего не понял и выбросил книгу. В 1961 году я уже сам приобрел эту книгу у одной бабушки за десять марок. За эти деньги тогда можно было купить пять пачек сигарет. Я прочитал "Mein Kampf"от начала до конца, делая при этом пометки.

Несмотря на то, что книга в Германии запрещена, я показал ее своим ученикам в школе. Я дал им несколько цитат, чтобы показать им то, о чем там в действительности говорится. У меня в классе были ученики, чьи родители по-прежнему оставались нацистами. И моя работа оказала на них положительное влияние. В специальном преподавательском журнале я открыто написал, что использую данную методику – никаких последствий у меня не было. Однако на глубоко убежденных нацистов мой метод не действует.

Эртель: наиболее от Гитлера пострадала Беларусь

Нацистская пропаганда всегда устанавливала границы и запрещала любые контакты с врагами. Но мы не соблюдали данный "закон". Возможно, это было, потому что в основе у нас лежало христианское религиозное воспитание.

Когда вначале в Люфтваффе мы служили как солдаты второй категории, у нас в группе были советские военнопленные, которые на нас работали, хотя это и было против всякого закона. Мы жили в очень тесных деревянных вагончиках. Каждое утро к нам приходил русский военнопленный Иван (мы не знали, как его зовут, и называли Иваном). Он приносил нам воду, чтобы мы могли помыться. Затем он забирал контейнер для воды и приносил нам кофе. Когда он приходил в третий раз, мы клали туда хлеб и накрывали крышкой, чтобы другие не видели.

У нас были дружественные отношения, мы шутили между собой. Мы говорили "Иван, Сталин – плохой", а он говорил: "Нет, Сталин хороший". И мы все смеялись. Через некоторое время нашу группу перевели на другое место. Когда мы уезжали, Иван стоял на дороге и плакал.

Сталин без сомнения был тираном. Но Гитлер был большим преступником. Гитлер был агрессором, на его счету более 50 млн смертей, и это о чем-то говорит. Я уверен, что Советский Союз был жертвой Гитлера. Особенно пострадала от него Беларусь. Но сколько людей стали жертвами Сталина в Советском Союзе?

null

 "Национальный вопрос и ленинизм" Иосифа Сталина и"Mein kampf" Адольфа Гитлера

Советский Союз и гитлеровская Германия были двумя странами, готовыми воевать на уничтожение друг друга. Гитлер как-то обмолвился, что история была его любимым предметом. Если бы он был более внимателен на уроках, то никогда бы не начал войну с Советским Союзом, потому что в истории уже был пример Наполеона.

 

Беседовал Максим Гацак

 

Напоминаем, что ранее гостями нашей рубрики были:

Владимир Мацкевич, философ, разработчик концепции реформы образования, автор около 50 научных работ, председатель Рады международного консорциума "ЕвроБеларусь"

Игорь Кузнецов, преподаватель, кандидат исторических наук, доцент, исследователь политических репрессий в Беларуси, один из лидеров международного правозащитного общества "Мемориал"

Станислав Богданкевич, экономист, профессор, бывший глава Национального банка Беларуси и почетный председатель Объединенной гражданской партии

Евгений Липкович, блогер, участник "кефирной" и "бензиновой" войн, кандидат в депутаты Минского горсовета

Николай Чергинец, генерал-лейтенант, кандидат юридических наук, бывший начальник угрозыска и управления внутренних дел на транспорте МВД Беларуси, член Совета Республики трех созывов, председатель Союза писателей Беларуси и Совета по нравственности

Виталий Рымашевский, сопредседатель оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия", кандидат в президенты на выборах 2010 года

Алесь Логвинец, неоднократный кандидат в депутаты, советник лидера Движения "За Свабоду" и экс-кандидата в президенты Беларуси Александра Милинкевича