23.02.2013 11:06
Беларусь

В Минске 17 февраля прошла встреча белорусских левых, в которой принимали участие представители Белорусской партии зеленых, Белорусской партии левых "Справедливый мир", Белорусской социал-демократической партии (Грамада), оргкомитета Белорусской партии труда, независимых профсоюзов, проекта "Прасвет" и Федерации анархистов.

Участники встречи обсудили ситуацию в стране, тенденции в лагере оппозиции и планы действий левых сил на предстоящих местных и президентских выборах. Заявив о необходимости широкой мобилизации наемных рабочих против антисоциальной, по их словам, политики властей, они договорились о совместном участии в первомайских акциях, создании кольца левых медиаресурсов, проведении форума левых сил. Более того, белорусские левые обсудили формат межпартийной и гражданской платформы, на базе которой возможно выдвижение единого левого кандидата на президентских выборах 2015 года. 

Означает ли это, что в белорусской оппозиции появился третий центр силы вдобавок к уже существующим двум: Партии БНФ, Движению "За Свабоду" и кампании "Говори правду!" с одной стороны и Объединенной гражданской партии, оргкомитета по созданию партии "Белорусская христианская демократия" (сюда же можно отнести кампанию "Европейская Беларусь", Профсоюзы РЭП и движение солидарности "Разам") с другой? Какова вероятность того, что белорусские левые станут реальной политической силой и смогут выдвинуть своего кандидата в 2015 году? Прокомментировать эти вопросы корреспонденты Телеграфа попросили белорусских экспертов.

Так, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников полагает, что в настоящее время говорить о неких коалиционных перспективах слишком рано. "Встреча была первой и носила скорее ознакомительный характер, произошла своеобразная "сверка часов". Однако перспективы создания левого блока есть. Даже на фоне вялой оппозиционной политики левые практически незаметны; сомнительно, чтобы у каждой из этих структур в отдельности были политические перспективы. Поэтому логика подталкивает их к объединению", — заявил он.

Вместе с тем он считает небольшой вероятность того, что левые смогут стать реальной политической силой. По его мнению, это будет зависеть от того, получат ли левые достаточную поддержку доноров. "Кроме того, на левом поле традиционно играет Александр Лукашенко, у властей в кармане шесть (!) политических партий левой направленности. Правда, реально живых из них только две: коммунисты и РПТС (Республиканская партия труда и справедливости – Телеграф)", — отметил эксперт.

Наиболее же вероятной кандидатурой на звание единого левого кандидата Андрей Поротников считает председатель Белорусской партии левых "Справедливый мир" Сергея Калякина. "В его пользу опыт, контакты на Западе и в среде чиновников", — считает он.

Между тем старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельяноцов отметил, что "речь пока что идет о довольно спонтанных тактических объединениях без соответствующих стратегий или долгосрочных планов действий". "Такие объединения формируются исходя из сложившейся ситуации и, во многом, отражают некоторое совпадение мнений и взглядов лидеров упомянутых политических сил. Поэтому вполне вероятно, что по мере приближения выборов и определения круга потенциальных оппозиционных кандидатов эта конфигурация может измениться существенным образом", — отметил он.

При этом эксперт не исключил, что левые сумеют стать реальной политической силой и выдвинуть своего кандидата в 2015 году, если "смогут разработать совместную политическую платформу, которая будет привлекательной для широких слоев населения, и найдут взаимопонимание внутри своей коалиции".

В свою очередь эксперт Аналитического белорусского центра Дмитрий Кухлей отмечает, что "объединительные, как и разъединительные, процессы периодически возникают в левом лагере". "Накануне президентских выборов 2001 года создавалась коалиция левых. В 2006 году, уже после президентских выборов, в Чернигове прошел учредительный съезд Союза левых сил. Руководители Партии коммунистов Белорусской (сейчас БПЛ "Справедливый мир" – Телеграф), БСДП (НГ) и партии "Надзея" тогда подписали Учредительный договор, конференция приняла Устав и программное заявление. Тем не менее, левые партии не выдвигали своих кандидатов на предыдущих президентских выборах, а поддержали других кандидатов или занимались кампанией по наблюдению", — заявляет он. 

По его мнению, отсутствие в ближайшее время политических кампаний не способствует созданию устойчивых коалиции оппозиционных сил. "В период между избирательными кампаниями политические партии и лидеры пробуют нарастить потенциал и усилить свои позиции в переговорном процессе по выдвижению единого кандидата на президентские выборы 2015 года. Кроме того, последние скандалы в двух лагерях оппозиции, которые Аналитический беларусский центр определял как конструктивный и конфронтационный, стимулировали переговорные процессы среди руководства левых партий", — полагает Дмитрий Кухлей.

Эксперт подчеркнул, что предыдущие попытки создать коалиции по идеологическому принципу не увенчались успехом. "Расхождения между оппозиционными силами вызваны в первую очередь низким уровнем доверия между лидерами, а также различным видением трансформации белорусского авторитаризма и сотрудничества с белорусскими властями. Пока рано говорить о появлении серьезной левой альтернативы существующим оппозиционным объединениям, где основную роль играют правые партии", — сказал он.

При этом Дмитрий Кухлей отметил, что не увенчалась успехом и попытка создания правоцентристского "Беларускага незалежніцкага блока" в составе ПБНФ, БХД и ДЗС, который ставил целью выдвижение единого кандидата на президентские выборы 2010 года. "Идеологическая близость не является определяющей в коалиционном строительстве оппозиционных партий", — добавил он.

Согласен с ним и Андрей Поротников. "Сомнительно, чтобы существующие рабочие группы оппозиции (назовем их условно БХД-ОГП-ЕБ и БНФ-ГП-ДЗС) объединились именно для противостояния левому лагерю. Причина в том, что понятие "левый-правый" в Беларуси играет малую роль при построении политических коалиций. Например, БХД — партия социально-ориентированная, можно сказать, левоцентристская. Но при этом неплохо "уживается" с либеральными консерваторами из ОГП. Ключевой вопрос при построении коалиций — взаимоотношения лидеров, а не их идеологии. Идеологии вторичны и весьма размыты", — полагает он.

Денис Мельянцов же полагает, что "правый лагерь, в общем-то, уже объединен (коалиция ПБНФ-ДЗС плюс ГП). И этому ядру вряд ли стоит гнаться за объединением максимального числа организаций правого толка, учитывая печальный опыт Беларускага незалежніцкага блока".

Сомневаются эксперты и в появлении в Беларуси пророссийской силы. "Говорить о появлении пророссийской коалиции можно, но сомнительно, чтобы она базировалась на существующих откровенно юродствующих пророссийских структурах. Скорее, русские смогут попытаться сыграть за счет консолидации части номенклатуры и прикормленного бизнеса. Та же "Белая Русь" возникла не в последнюю очередь благодаря настоятельным просьбам "Единой России", которой, видите ли, в Беларуси не с кем разговаривать. Спрашивается, а о чем им разговаривать с кем-то у нас? Пускай свои проблемы решают", — отметил руководитель Belarus Security Blog.

Между тем Дмитрий Кухлей отметил, что среди оппозиционного электората преобладают проевропейские настроения. "Кроме того, Москва не идет на контакт с оппозиционными партиями, которые и могли бы ориентироваться на Россию. Попытки же создания пророссийской силы, не связанной с титульной оппозицией, блокируются белорусским руководством", — добавил он.

Говоря о возможности появления единого кандидата от белорусской оппозиции на президентских выборах, Андрей Поротников заявил, что "«единый» появится только в одном случае – если на то будет воля и ресурсы доноров". "Пока что желания объединяться ради идеи оппозиция не демонстрирует. Кстати, сложившаяся ситуация далеко не плохой вариант. Гораздо хуже, если бы имело место мнимое объединение с единственной целью получения и раздела ресурсов. Как в 2001 и в 2006 годах", — отметил эксперт.

В свою очередь Денис Мельянцов отметил, что "противоречия внутри оппозиции (и между упомянутыми лагерями в частности) проистекают, во-первых, из различия в тактике политической деятельности (бойкот — небойкот, санкции-коммуникация и другое), во-вторых, из-за противоречий личного характера между лидерами (вплоть до публичных оскорблений и обвинений), и в-третьих, из-за доступа к ресурсам для деятельности (конкуренция, «исторически» сложившиеся источники и прочее)". "Если в вопросах тактики оппозиция могла бы прийти к какому-то соглашению (например, практически не наблюдается последовательных "бойкотчиков" и "участников"), то последние два пункта являются гораздо более серьёзными преградами для объединения. Поэтому появление единого кандидата от оппозиции на выборах 2015 года возможно, но малореально", — полагает аналитик. 

Следите за новостями так, как вам удобно:

Подпишитесь на новостную ленту Telegraf.by в удобном для вас сервисе и ничего не пропускайте!

Дзен Новости Google Новости Telegram Facebook VK.com OK.ru Пульс