12.05.2011 18:16
Беларусь

Экс-кандидат в президенты и фигурант "дела 19 декабря" Андрей Санников заявил, что во время нахождения в следственном изоляторе КГБ к нему применяли пытки. Об этом он сообщил 12 мая, выступая во время своего процесса в суде. Кроме того, как сказал обвиняемый, председатель Комитета госбезопасности Вадим Зайцев угрожал жизнью супруге и ребенку политика.

Политик заявил, что согласился выступать в суде, поскольку его показания на допросах «не полностью соответствуют действительности». Так, начальник СИЗО КГБ проводил с Андреем Санниковвым беседы принудительно, передает белорусская служба Радио «Свобода».

«Ставят на растяжку. В холодном помещении могут продержать длительное время, заставляли приседать, хотя я говорил, что у меня травмирована нога. Это не действовало. Потом позволяют одеться. И это происходит в присутствии людей в масках, которые колотят в стены, кричат нечеловеческими голосами», — рассказал Андрей Санников.

Месяц политик не имел возможности переписываться с близкими людьми, а сотрудники КГБ оказывали на него как психологическое давление криками и грохотом, так и били по ногам.

Санников: меня держали под нарами

«Меня все время водили в наручниках, и можно водить по-разному в наручниках. Демонстрировали жестокое обращение. Я делаю сейчас это заявление, так как у прокурора возникли вопросы относительно показаний на допросах. Я написал в тюрьме КГБ о пытках и «получил» за это. Я находился в скотском состоянии под нарами, в плохом самочувствии и с больной ногой», — продолжил политик.

По его словам, находившиеся с экс-кандидатом в камере советовали, подобно другим бывшим кандидатам, обратиться к Александру Лукашенко. В это время Андрею Санникову стало известно, что его супруга Ирина Халип также находится в СИЗО КГБ, а сына Даниила пытались похитить.

«Мне было сказано, если я хочу помочь жене, то должен давать нужные показания. У меня состоялся принудительный разговор с председателем КГБ Зайцевым, угрожавшим жизни и здоровью моей жене и ребенку. Если я отказывался подтверждать ложь, которую мне предлагали, Зайцев мне сказал, что к моей жене и ребенку будут приняты более жесткие меры. Я растерялся от этого, ведь человек, который находится на такой должности, не должен звучать как криминальный авторитет. Я воспринял всерьез эти слова и понял, что на самом деле от меня зависит жизнь жены и сына, потому что жена была в этой тюрьме», — рассказал политик.

Экс-кандидата в президенты готовил к допросам оперуполномоченный Фетисов — он озвучивал вопросы, которые интересовали главу КГБ. Темы касались финансирования и контактов с иностранцами. Перед первым допросом Андрея Санникова предупредили, каким образом он должен их освещать, а также сообщили, что отказываться от показаний, что предполагает Конституция Беларуси, недопустимо.

«У меня сильно заболела печень перед первым допросом. Но я боялся, что не могу дать показания, которые помогут жене. Мне было отказано в защите», — отметил Андрей Санников.

По его словам, ему не предоставили ни Конституцию Беларуси, ни Всеобщую декларацию прав человека, а наедине с адвокатом политик смог встретиться лишь 22 марта — через три месяца после задержания.

«Адвокату на допросах отводилась роль статиста. Запрещали даже смотреть на адвоката. На всех допросах я чувствовал себя плохо, но не отказывался давать показания. Во время всех допросов был физическое и психологическое давление», — сообщил обвиняемый.

Кроме того, по утверждению политика, он находится в информационной изоляции. «До сих пор не получаю газет, которые я хочу. Заставляли смотреть черносотнические антисемитские фильмы», — пояснил он.