30 рублей за почти новую куртку — дорого? Рассказываем, вещи в каком состоянии продают в секонд хендах, и почему белорусы туда (не) ходят

09.10.2021 08:14
Жизнь Редакция
От рачительности к бизнесу Англичане не были бы
Фото: kiev.informator.ua

Англичане очень бережно относятся к вещам и не считают возможным отправлять на свалку то, что еще можно носить либо использовать в быту. Именно благодаря жителям Туманного Альбиона появилось такое понятие, как секонд хенд, и было сформировано позитивное отношение к личным предметам из вторых рук. Чувство брезгливости в этом вопросе британцам действительно незнакомо, ведь много веков назад «вторые руки» означали не что иное, как одежду с королевского плеча – ею одаривали приближенных в знак особых заслуг. Ну а позже сехонд хендом стали именовать одежду, обувь и предметы быта, если они сменили хозяев. Белорусы не понаслышке знают, что такое "вторые руки". В каждом, даже самом небольшом, городе есть магазин "Одежды из Европы". Именно так у нас любят назвать "секондхенды".

От рачительности к бизнесу

Англичане не были бы самими собой, если бы просто так отдавали вещи, бывшие в употреблении. Во время Второй мировой войны они организовали целое движение своперов – людей, которые обменивались одеждой. А в 1943 году открыли первый магазин секонд хенда, часть выручки которого шла на поддержку французского сопротивления. Но война закончилась, а старые вещи остались. Поэтому в конце 40-х годов прошлого века процесс избавления от ненужной одежды и обуви был поставлен на коммерческие рельсы. Сперва в Англии, а потом и в других странах Европы появились магазины по продаже бывших в употреблении вещей.

Сегодня в странах ЕС на б/у вещах зарабатывает около 10 млн. человек, практически в каждом городке есть магазины секонд хенда. Ношеной одежды и обуви настолько много, что ее давно уже и с успехом импортируют за границу, в том числе в Беларусь.

Откуда же берется столько ненужных вещей? Все просто. Вторая половина прошлого века – это начало эры потребления и перемалывания ресурсов. Предприятия работают, наращивая выпуск товаров и стимулируя потребительский интерес с помощью рекламы. Ну, а потребители меняют платья и костюмы так же часто, как джентльмены викторианской эпохи перчатки – примерно раз в неделю.

По данным Greenpeace, ежегодно в мире производится не менее 400 млрд. м2 одежды, а отправляется в утиль порядка 60 млрд. м2. Даже если продавать 1 «квадрат» бэушной ткани в виде маек или курток за символический $1, доход в сегменте секонд хенд составит $60 млрд.

С добротными вещами бесплатно расставаться очень сложно. Поэтому предприниматели стали предлагать в обмен на них дисконтные карты различных магазинов, билеты в кино и на аттракционы. Процесс добычи бэушных рубашек и платьев в ЕС поставлен на поток: охотники за секонд хендом оповещают жителей того или иного района, что в определенный день будут ездить по улицам и обменивать одежду на всякие полезные мелочи.

То, что вещи секонд хенд достаются предпринимателям бесплатно – один из мифов, которым ловко манипулируют различные производители, чтобы оправдать завышенную стоимость своей продукции.

А что у нас?

Использовать вещи б/у для белорусов никогда не было зазорным – одежда и обувь, не отслужившие свой срок, обычно отдавались родственникам и знакомым. А нередко и вовсе продавались: старьевщиков, скупавших такой товар за копейки, еще во второй половине прошлого века можно было встретить как в городах, так и в деревнях. Бизнеса в СССР не было по умолчанию, зато были комиссионные магазины. Именно сюда доморощенные предприниматели время от времени сдавали дефицитные товары из-за границы. Правда, обычно они даже не доходили до прилавка, находя новых владельцев среди знакомых работников магазина.

Популярность комиссионок была огромной, ведь здесь нередко попадалось что-то модное или полезное, пока полки советских универмагов зияли пустотой. Но когда на белорусский рынок в конце 80-х хлынула продукция кооператоров, а позже появились товары из Польши, Турции, Вьетнама и Китая, комиссионные магазины утратили свою актуальность.

Между массовым закрытием комиссионок и появлением первых секонд хендов в Беларуси прошло около 10 лет. Вещи б/у из Европы стали востребованы в конце 90-х, высокий спрос на них сохранялся вплоть до середины 2000-х годов. Сейчас торговля секонд хендом вновь набирает обороты несмотря на то, что 2 апреля 2021 года вступило в силу постановление о запрете на продажу такими магазинами новой одежды из стоков.

Бизнес на б/у вещах: насколько это выгодно?

Наталья с мужем владеют двумя магазинами секонд хенд в одном из райцентров. Семейному бизнесу более пяти лет, за это время супруги не стали миллионерами, но смогли сделать хороший ремонт в квартире и купить новую машину. Сейчас, говорит Наталья, она бы ни за что не стала вкладывать деньги в такое торговое предприятие – очень большая конкуренция.

– Еще пять лет назад эта ниша была относительно свободная. Сейчас появились крупные торговые сети, которые могут позволить себе устраивать распродажу вещей по рублю. Для нас это накладно.

После закупки товара, транспортных расходов, расчетов по аренде и налогам, а также выдачи зарплаты двум продавцам на семью остается не более $2 тысяч в месяц. Сумма небольшая, если учитывать, что всю работу, от закупки товара до его доставки и сортировки, супруги выполняют вдвоем.

– Закупка, сортировка, глажка вещей – это наша работа. Плюс подменяем продавцов в магазинах. Если в месяц выпадает два-три выходных – это счастье.

Супруги закупают товар в Минске у компании-посредника, которая поставляет в Беларусь уже упакованную одежду б/у и продает. Так выходит проще и быстрее, чем напрямую договариваться с компаниями из Европы.

– Упаковка обычно непрозрачная, поэтому нельзя заранее определить, что внутри, и какого качества. Иногда в тюке могут быть практически новые вещи, а иногда половину приходится из-за непригодности выбрасывать. Но чаще это однотипный товар, как и указано в маркировке – блузки, майки, брюки. Причем, в хорошем состоянии.

В день завоза одежды в магазинах всегда аншлаг – вещи покупают довольно активно, но максимум по 2-3 изделия.

– Все же отдать 30 рублей за практически новую куртку или платье известного бренда – это не так уж мало для жителей нашего города.

В последующие дни ажиотаж спадает, снижается и цена на одежду. А в последние дни перед новым завозом ее и вовсе продают на вес.

Почему белорусы (не) ходят в секонд хенды?

Сейчас торговля б/у одеждой процветает – достаточно пройтись по любому белорусскому городу, на улицах которого с завидной регулярностью встречаются магазины секонд хенда. Однако низкий уровень дохода – далеко не единственная причина, по которой покупатели отдают предпочтение одежде из вторых рук. Впрочем, противников идеи одеваться в «секондах» тоже хватает.

Студентка Екатерина – частая гостья в таких магазинах. Девушка говорит, что ее не устраивает качество товаров, которые можно купить на рынке.

– За 15-20 рублей в «секонде» я могу выбрать практически новые (а если повезет, то даже с биркой) джинсы Diesel, которые буду носить года два минимум. Джинсы с рынка выбрасываю через полгода – у меня они протираются. Ну, вы сами понимаете, где.

Брезгливости к одежде б/у девушка не испытывает и не страдает от того, что покупает брендированные вещи из коллекций прошлых лет.

– Все равно та же майка H&M, выпущенная 5 лет назад, выглядит круче, чем какой-нибудь китайский хит сезона.

38-летнему предпринимателю Сергею, который сам торгует одеждой из Китая, вещи б/у не нравятся по нескольким причинам.

– Вид у них никакой, сразу понятно, что вещи ношеные. К тому же мне сложно представить, как это – надеть куртку или брюки с чужого плеча.

Пенсионерка Евгения Глушковец признается, что секонд хенды обходит десятой дорогой, хотя в обычном магазине при пенсии в 450 рублей обновок много не накупишь.

– Еще в молодости слышала историю о том, как семья приобрела с рук у знакомых ковер и повесила на стену возле детской кроватки, чтобы холодом не тянуло. Через полгода ребенок заболел туберкулезом и умер. Оказалось, что раньше ковер висел в комнате человека, который болел туберкулезом. Так что бэушные вещи я никогда не покупаю.

Все вещи секонд хенд перед сортировкой и упаковкой проходят санитарную обработку. Соответствующие документы должны быть на руках у продавцов для каждой партии товара.

Евгения работает продавцом в супермаркете и говорит, что примерно 70% ее гардероба составляют вещи из секонд хенда.

– Во-первых, это выгодно, потому что разбежка в стоимости может быть в несколько сотен рублей. Я бы никогда не купила себе пальто Max Mara за 2 тысячи, а в секонд хенде в Минске оно обошлось мне в 80 рублей. Во-вторых, я за экологичность. Читала где-то, что для производства одной футболки требуется более 2,5 тысяч литров воды. Так что мне просто жалко ресурсы. В-третьих, покупать вещи б/у – это модно. Весь мир уже перестраивается в этом направлении, отказывается от покупок ради покупок. Чем мы хуже?

ОпросОдеваетесь ли вы в секонд хендах?

Загрузка ... Загрузка ...

Не знаете, куда деть одежду, которую больше не хочется носить? Станьте свопером. Рассказываем, где их можно найти в Беларуси

Ненужные вещи в доме — это всегда проблема. И отдать некому, и выбросить жалко. Из поколения в поколение белорусы, как, впрочем, и жители многих других стран, ищут варианты, как пристроить одежду и обувь, аксессуары, бытовую технику, книги и даже мебель в хорошие руки. Так, чтобы с минимальными душевными терзаниями, а в идеале — с некоторой финансовой выгодой.

Автор: Светлана Головкина

Журналист по жизни и по образованию. Любит копать вглубь и вширь.