«Дом Чижа» — $1600, «Маяк Минска» — $1080. Британский миллионер угадывает цены топовых новостроек

04.08.2016 00:00
Недвижимость

Ричард ла Руин переехал в Минск 6 лет назад. К тому времени он уже успел прославиться, как автор книг и тренингов о соблазнении женщин. В Минске он вложился в IT-стартап и основал приют, помогающий жертвам семейного насилия. О том, почему лондонский денди решил сменить британскую прописку на белорусскую, где живет, тусуется и во что ставит элитные новостройки Минска — в нашем материале.

Вместе с Ричардом мы прошлись по 5 топовым кварталам, которые фигурировали в десятке самых дорогих квартир, проданных за 2016 год: «Дом у Троицкого», «Аквамарин», «Парус», малоэтажная застройка в Дроздах и «Маяк Минска».

Сам Ричард уже 2,5 года живет в квартире с видом на монумент Победы. Элитные новостройки он недолюбливает, предпочитая им шикарные «сталинки», и предрекает приход этого тренда на белорусский рынок жилья. 

— В Англии современные новостройки обладают рядом преимуществ: консьерж, бассейн, лобби, и даже несмотря на это, дома Викторианской эпохи там стоят на 20-30% дороже престижных новостроек. А в Минске разница между старой и современной застройкой — только новизна лифтов и отделка подъезда. Думаю, со временем люди предпочтут старину, и нынешние новостройки сильно подешевеют.

— Квартиру на пл. Победы я купил больше 2,5 лет назад. Во-первых, она выигрывала за счет локации: я стараюсь жить там, где можно вообще не пользоваться автомобилем, будь то Лондон, Минск или Барселона. Во-вторых, она находится довольно высоко, чтобы из окна можно было наблюдать всю городскую застройку, закаты, «Вечный огонь». В-третьих, здесь был вполне приличный ремонт, а я довольно придирчив к ремонту: если он не соответствует моему вкусу, мне хочется все поменять, на что не было времени, потому что я жил на съемной квартире. 

— Полгода назад в Минск перебралась моя мама, купила квартиру с видом на парк Янки Купалы. Так что я ориентируюсь в актуальных ценах на жилье. Знаю, что моя квартира на Площади Победы потеряла в цене 10-15%. Если бы это была инвестиция, я бы расстроился, но я живу в ней, поэтому мне без разницы. Недавно я купил квартиру по соседству и собираюсь их объединить.

— Прежде, чем обосноваться в Минске, я много путешествовал, приехал сюда на месяц и решил остаться. Теперь у меня здесь невеста, квартира, мама, я пустил корни и не планирую возвращаться. Лондон — это сумасшедший, недобрый город, там сложно найти честных людей. Там можно только работать, но даже это слишком трудно, ведь в это время ты вынужден там жить. Лондон — хорошее место для молодых, но мне уже 36, и я больше не нуждаюсь в ежедневных вечеринках. Мне не нужен потребительский рай, мне нравится, что в Минске нет стопроцентного капитализма и общества потребления. Мне кажется, люди здесь добрее, порядочнее, иначе относятся к семье. В Англии мы не любим видеться с семьей, редко собираемся на праздники, а если собираемся, то все заканчивается скандалом.

— Я редко выезжаю из центра города. Иногда для того, чтобы прогуляться по паркам. Хожу в качалку на Богдановича. В Минске нет обалденных мест, таких, чтобы прийти и крикнуть «Wow!», но все довольно приятные. Закаты, реки, парки.

В Барселоне у меня тоже есть квартира, я купил ее в качестве Holiday Home. Она очень классная, находится в центре города, прямо на берегу моря. А стоила, как самая обычная квартира в Лондоне. Правда, в Барселоне, как и в Лондоне, очень дорогая коммуналка. Даже когда я не живу в своей барселонской квартире, я все равно плачу 250 евро в месяц на ремонт подъездов и лифтов.

«Не надо строить замок, если на дворе не средние века»

Первый в нашем списке «Дом у Троицкого», где в апреле была продана квартира за $325 тыс. Речь идет об апартаментах на 126 кв.м, каждый из которых обошелся в $2579 за метр. Предположительно, квартира досталась лауреату нобелевской премии по литературе Светлане Алексиевич. О доме «У Троицкого» Ричард знает многое: когда-то он тоже присматривал здесь квартиру.

— Если бы я не знал, сколько здесь стоят квартиры, то оценил бы кв.м в $1600. Странно, что здесь до сих пор покупают такое дорогое жилье. В Барселоне за эти деньги продаются апартаменты в центре, недалеко от моря, от 60 до 100 кв.м, в зависимости от качества ремонта. В лучшем районе Лондона за эти деньги не купишь даже место в паркинге, а студия на 30 кв.м будет стоить вдвое дороже. 

— Думаю, цены в «Троицком» завышены: если дом за три года не распродан — это «фэйл», не важно, речь идет об элитке или эконом-классе. У этого дома есть свои сильные стороны: прекрасный вид, неплохая локация, окна выходят на 2 стороны. Из минусов — места общего пользования. Вместо натурального камня — обычная плитка и штукатурка. Если люди готовы платить за этот вид такие сумасшедшие деньги, что мешает отделать подъезд качественными материалами? На цене квадратного метра это почти не отразится.

— Когда в европейском городе на таком шикарном участке строят элитный дом, там обязательно делают терассу на крыше, лобби в мраморе, холл и входную группу оформляют на уровне 5-звездочной гостиницы. Европейские застройщики понимают, что все это — добавленная стоимость. Странно, что белорусские этим не пользуются.

— Из-за своей архитектуры «Троицкий» тоже проигрывает: не надо строить замок, если на дворе не средние века.

«Если бы “Парус” стоял на месте “Троицкого”, я бы купил в нем квартиру»

«Парус» тоже оказался знаком Ричарду, впрочем, по ценам наш герой был дезориентирован: о том, что даже топовые квартиры в «Парусе» продаются по цене $900-1400 за кв.м, британец не имел представления.

— Я присматривал здесь квартиру на 18-м этаже, но не слишком задумывался о покупке: все-таки я люблю гулять пешком, а из «Паруса» особо идти некуда. Но если бы он стоял на месте «Троицкого», я бы, пожалуй, купил в нем квартиру. Здесь лучше оформлены общие места: коридоры, лифты, холлы. Внешний вид «Паруса» мне тоже нравится больше.

— Локация неплохая, но вид из окон не так хорош, как в доме «У Троицкого». Из «Паруса» тоже можно разглядеть Свислочь и Оперный театр, но они теряются среди окрестной застройки. Кстати, на последних этажах вид не очень: для того, чтобы им насладиться, нужно подойти к окну. У себя дома на площади Победы я наслаждаюсь видом, лежа в постели. 

— Предположу, что цена кв.м. здесь — $1800-2000. $1400 и ниже? Что ж, это очень дешево, вдвое дешевле, чем в доме «У Троицкого». Я удивлен. 

— Проблема маленьких детских площадок характерна не только для Минска. Лондон застроен еще плотнее, там в центре города совсем нет места для детей, поэтому туда селятся только холостяки. В Барселоне рядом с домом, в котором находится моя квартира, есть детская площадка, но по размеру она не больше, чем в «Парусе».

«Соседство с президентом стоит денег, но жить здесь я бы не стал, и инвестировать тоже»

Подъезжаем к микрорайону Дрозды, где в марте была продана самая дорогая квартира за год. Она находится в довольно неприметном доме за «Минск-Ареной», и тем не менее, кто-то заплатил за нее $435 тыс. Правда, ее площадь — свыше 200 кв.м, каждый из которых обошелся покупателю в $2049.

— Я бы не хотел жить в Дроздах — слишком далеко от центра. Я живу там, где могу передвигаться пешком, будь то Лондон, Минск или Барселона. C архитектурной точки зрения здешний дом, конечно, не очень. Кондиционеры на фасадах свидетельствуют о том, что инженерная начинка не первоклассная. Похоже, там высокие потолки, охрана, консьерж, но, если бы я присматривал квартиру в этом районе, мне бы не хотелось смотреть из окна на паркинг. Я бы купил жилье с видом на водоем, иначе зачем жить в таком районе? Думаю, кв.м здесь стоит около $2200.

Попытку Ричарда угадать цену можно считать успешно засчитанной. Узнав, что здесь была продана квартира за $435 тыс., он ничуть не удивляется.

— В Барселоне за эти деньги можно купить квартиру недалеко от центра, площадью 100 кв.м, в 10-15 минутах ходьбы от пляжа. В Лондоне это будет либо квартира в 3-й экономико-планировочной зоне площадью 70 кв.м, либо совсем тесная студия во 2-й зоне.

Рассказываем Ричарду о расценках на дроздовские коттеджи, стоящие неподалеку от многоквартирной застройки. Они не повергают его в шок, на вопрос «Стоит ли такой коттедж $2 млн?», Ричард отвечает утвердительно:

— Я понимаю, почему они столько стоят. Мне нравится, что все коттеджи здесь построены в одном стиле, в одно время, с нуля, но при этом — по индивидуальным проектам. Смотрится хорошо. Что мне не нравится, так это размер участка. Если бы я хотел потратить $2 млн на коттедж, то для меня было бы главное, чтобы из окон не было видно соседей. 

— В то же время через дорогу можно построить копию такого коттеджа, и его цена значительно упадет. Здесь же куча свободного места. И так не только в Дроздах. Даже в историческом центре есть свободные участки Ч завод им. Кирова, троллейбусный парк на Красной. Квартиры в Минске не будут хорошей инвестицией до тех пор, пока вся его территория не будет застроена. Вот когда здесь не останется свободного клочка земли, как в Лондоне, появится причина для инвестиций.

«В Лондоне такой квартал за пару лет бы изуродовали граффитисты»

Мы проезжаем по кольцевой и просим Ричарда угадать, сколько стоят дома в ее пределах. Речь идет о типовых «брежневках», которые расставлены, как коробки, вдоль трассы. Ричард дает им $600-700 за кв.м.

Подъезжаем к «Маяку Минска», где в этом году была продана квартира за $250 тыс. Покупка заняла 10-ю строчку топ-листа сделок за 2016 год, каждый квадратный метр обошелся в $3351. Ричарду знаком микрорайон Восток, главной достопримечательностью которого британец считает природу, парки, каналы.

— Я бы не хотел жить ни в одном из этих домов, — говорит он о «Маяке Минска». — Их слишком много. Мой кошмар — это когда я живу в подобном районе, где окна выходят в окна соседей. Они так близко стоят друг к другу! Здесь что, 20 метров между ними? Все люди на работе, а во дворе нет ни одного свободного места. Здесь нет подземного паркинга? Это кошмар. Не вижу ни одной детской площадки… О, зато здесь есть велосипедная парковка!

— Кажется, это для мусорных контейнеров…

— Оо…Внешне дома выглядят неплохо, потому что они новые, но через 10 лет они потеряют всякое очарование. В Англии места по типу этого быстро уродуют граффитисты, такая застройка сразу обрастает грязью и мусором. Хорошо, что в Минске нет места вандализму. Думаю, кв.м здесь стоит в районе $1080.

— На самом деле, одна из квартир в этих 10-этажках недавно была продана за $250 тыс., $3350 за кв.м.

— За такие деньги можно было бы купить похожую, только в Барселоне. 

«Корабль? Это больше похоже на поезд»

Приближаемся к «Аквамарину», квартира в котором ушла в феврале за $281,8 тыс. Общая площадь — 125 кв.м, $2247 за «квадрат» и окна с видом на Слепянскую набережную. 

— Здесь миленько. Спокойный район, вид на реку, но главное — это лесная опушка. Для меня это огромный плюс: видеть из собственного окна уголок природы, встречать рассвет. Придомовая территория выглядит гораздо лучше. Локация не очень, далековато от центра, если хочешь сходить в кафе или пошопиться, то опций в этом районе немного. Тем не менее, это лучшее из того, что я видел. Отличное место для семей с детьми, чтобы жить на лоне природы, гулять в парках и не беспокоиться о собственной безопасности. Думаю, кв.м здесь стоит $2800, на последних этажах может и $3000

А вот архитектурный замысел Ричард не прочитал: «Выглядит неплохо, но… корабль? Это больше похоже на поезд».

На вопрос, есть ли в Минске жилье, которое можно назвать элитным, Ричард отвечает, что ближе всего к этой концепции подобрались клубные дома на Румянцева, но даже в них миллионер не стал бы инвестировать деньги:

— Я, конечно, люблю жить в Минске, но инвестировать в недвижимость здесь бессмысленно. Судьба твоих денег слишком сильно зависит от проблем с рублем. Да и кредиты здесь слишком дорогие. Вот в Испании проценты по кредитам ниже дохода от арендных ставок — 1,5-2,5% годовых. А доход от аренды — 4-5% от цены квартиры в год. Там это отличный бизнес: купить квартиру в кредит и сдавать ее в аренду.

 Фото: Павел Садовский