Уплотнять Минск или строить в областях: «Люди в провинции лишают себя нормальной жизни» против «Набирайтесь опыта в Минске и возвращайтесь в регионы»

Каждый год в Минске увеличивается количество жителей, и не только за счет студентов. Сегодня многие белорусы из регионов едут в столицу за работой и перспективами. При этом провинция перестает развиваться. Тем временем Минск застраивается под завязку. Так продолжать уплотнять Минск или нет? Известный журналист и блогер Денис Блищ уверен, что нужно продолжать, а вот архитектор Антон Гарустович выступает за развитие регионов и считает Минск не резиновым.

Денис: Я думаю, что Минск нужно уплотнять, не нужно этому препятствовать. Это нормальный процесс, когда люди из регионов стремятся переехать в административный центр страны. Образование, карьера, бизнес, развлечение — все это можно получить только в столице. Каждый имеет право приобрести это здесь и сейчас. Если человек живет в Жабинке и хочет оттуда переехать, ни в коем случае нельзя его ограничивать.

Жизнь слишком коротка, чтобы строить будущее для кого-то. Я бы не хотел оставаться, например, в Жабинке, тратить всю свою жизнь, чтобы сделать из этого населенного пункта экономический центр. К сожалению, такой центр у нас один и все к нему стремятся, это нормально.

Антон: Существует график нерентабельного роста. У нас любой город призван закрывать некие потребности — базовые, социальные и самореализационные. Город растет, а базовые потребности он уже не закрывает. Например, строящееся жилье не покрывает базовые потребности — безопасность и экологичность.

Во многих европейских странах активно развиваются регионы, тем самым увеличивается доход всей страны. Например, многие известные бренды, такие как Apple, Macdonald`, Harley-Davidson, начинали свою деятельность в маленьких провинциальных городах, а потом уже развивались в больших городах. Многие российские проекты отрабатываются в Беларуси, а потом начинают работать в Москве, потому что стоимость ошибок в Беларуси ниже.

Так почему бы не начинать создавать проекты в наших регионах? Минск нельзя назвать слишком плотным городом. Другой вопрос, как у нас строят и уплотняют. В счет парков, зеленых зон, детских площадок? Во многих европейских городах застройка низкоэтажная. Даже в программе развития ООН было принято, что в городах высота жилых объектов должна быть не выше пяти этажей. Мы идем по пути развития Москвы, где люди часами стоят в пробках. Это ждет и нас, что неправильно. 

Денис: Если вы начинаете говорить о потребностях человека, то у каждого они индивидуальные. Если человек, приезжая из провинции, живет в плохом жилье и его это устраивает, так как у него первостепенные ценности другие, то это его право.

Что касается низкоэтажной застройки, то Минску никто не мешает строиться на окраине на свободных площадях. Вокруг нашего города есть много земель, где можно строить низкоэтажные дома.

Антон: Вы говорите об индивидууме, а я говорю о нарушении базовых потребностей группы людей. Почему бы нам не развиваться по пути США, например, где у каждого города есть своя «фишка». Там люди в зависимости от потребностей едут в определенный город. Так должно быть и у нас, чтобы вся территория Беларуси развивалась равномерно. 

Денис: Вы говорите все совершенно верно с точки зрения экономики и логики. Даже на уровне главы государства идут разговоры, что хватит растить Минск, пусть люди сюда больше не едут. Но так проблема не решается. Прямо сейчас ситуация такова: прекратить переселение людей в центр страны нет никакой возможности. Им нечего делать в маленьких городах, они не могут там развиваться.

В других странах, да, ситуация несколько иная. Я бывал на заводе по производству солнечных батарей в Германии, в маленьком городке. Половина населения работает на этом заводе. Там очень здорово, может быть, я бы и жил там, но не в 35 лет. Выйдя на пенсию, возможно, я поселился бы в таком месте. Желание жить в маленьком городке в 35 лет в нашей белорусской реальности — полная деградация.

Антон: Категорически не согласен. У меня есть ряд молодых семей, которые осознанно переехали в маленькие города, например, в Сморгонь, так как там свежий воздух, здоровый климат, естественное дворовое общение. Плюс нужно думать о своем родном регионе, развивать его, делать лучше. Получив опыт в Минске, возвращаться в родной город, учить там чему-то молодое поколение. Ведь именно оно в будущем будет управлять страной. 

Денис: Если люди еду в Сморгонь за чистым воздухом, то они немного предвзято относятся к чистоте воздуха в Минске. Сморгонь — это же не Альпы швейцарские. Люди, которые выбирают жизнь в большом городе, они должны понимать, на что идут. Большой город предполагает какие-то неудобства. Если вам не нравятся пробки, загазованность воздуха, плотная застройка, то да, вы можете ехать в Сморгонь, это ваше право. Но если у человека совсем другие ценности и приоритеты, не нужно заставлять его оставаться в регионе.

По поводу того, что Минск развивается по примеру Москвы, скажу следующее. Я, конечно же, не хочу стоять час в пробке или в миллионных очередях за жетоном в метро. Но я к этому отношусь с абсолютным пониманием. Я знаю, что я нахожусь в городе, где живет несколько миллионов человек, этот город неудобный, и в одно мгновение его перестроить нельзя, но я принимаю это как данность. Я был в разных городах мира. Жесточайше стоит в пробках Париж, Нью-Йорк. Рассказы про то, что на западе все хорошо — абсолютно неправдивы. Вообще, городов с идеальным движением я не видел, хотя был во многих странах мира. 

Антон: Если человек хочет не жить, а существовать ради какой-то одной цели, то здесь большой вопрос в системе ценностей. Проживая в огромном городе, где идет жесткое уплотнение, где очень мало места, мы получаем разные массовые болезни и другие вещи, которые невозможно исправить.

Денис: Возьмем в пример Китай, где живет очень много людей, где самая большая плотность населения, при этом продолжительность жизни там постоянно растет. Хотя, казалось бы, страна покрыта смогом, скученная, сбитая, с не очень развитой медициной между прочим, но с высокой продолжительностью жизни.

Антон: Были времена, когда в Беларуси была самая высокая продолжительность жизни среди стран СНГ. После она стала падать из-за того, что люди стали много пить, курить — вредить своему здоровью. Это случилось потому, что стал развиваться только экономический центр. Регионы просто не знают, что им делать. Если бы у них было развито свое хозяйство, такого бы не произошло.

Денис: Согласен с этим полностью. В районах, где есть только две основные точки притяжения: диван и магазин — люди начинают пить.

Антон: Другой вопрос — это жилье. Этот вопрос довольно остро стоит сегодня в Минске. Сейчас в среднем один «квадрат» в Минске стоит $1000. И то речь идет не о самом лучшем жилье. Почему бы не построить свой частный дом за $300-400 за «квадрат», но в регионе? И перестать существовать ради «квадратов» в минской «панельке». 

Денис: Я не согласен с тем, что жилищный вопрос так уж демонизирован в Минске. А если у человека этого вопроса в принципе нет? Ну, допустим, что многих людей он все же волнует. Вы предлагаете обзавестись жильем в регионе. Вот что вы там будете делать? Вот там вы точно будете существовать. Другое дело — это города-спутники. Проблема лишь в скоростном транспорте.

Антон: Согласен в этим. Вообще, это решило бы проблему с регионами, если создать транспортные коммуникации между ними и Минском. Живя где-нибудь в Могилеве, садишься в скоростной поезд и через час ты в Минске. При этом в Могилеве развивается обслуживающая сфера, социальная инфраструктура.

Денис: Ничего не имею против такого плана. Скоростной транспорт решил бы многие проблемы.

То, как сейчас развивается Минск с появлением больших районов — это неправильно. Это позволяет паковать людей на ограниченной территории. Это очень плохо со всех сторон. Это некие геттообразные процессы, районы превращаются в отделенные друг от друга сообщества, где народ действительно спивается. Плюс миграция людей с окраин в центр города каждое утро. Рано или поздно это все придется реконструировать.

При этом каждый человек, каждый белорус имеет полное право жить, где он хочет. В Минске, в Каменной Горке? Это его право. Если бы я родился в Калинковичах, я бы сел на первый поезд и уехал бы в Минск, так как здесь больше возможностей. Люди, которые выбирают жизнь в регионах, особенно в маленьких городах, они лишают себя нормальной жизни. Я — коренной минчанин, говорю — приезжайте все в Минск!

Фото: Павел Садовский 

А как вы считаете, стоит ли Минск уплотнять дальше или пора остановиться? Голосуйте за эксперта, мнение которого вы разделяете, а в комментариях поясните свою позицию.