Репортаж с мусоросортировочного завода: «Уже через 7 лет в Минске негде будет хранить мусор»

Вы сортируете мусор дома? Дайте угадаем: 83% из вас точно этим не занимается. Причины на это могут быть самые разные: на кухне нет места для трех урн, под домом нет специальных контейнеров, вам просто лень заморачиваться этим. Мы решили узнать, каковы последствия того, что мусор в белорусских семьях сортировать не принято, съездили на мусоросортировочный завод и узнали, на сколько хватит уже единственного в столице мусорного полигона.

В Минске проблемой сортировки мусора активно занимается «Оператор вторичных материальных ресурсов». У них для этого есть целое общественное движение — «Цель 99». Движение существует порядка двух лет. Оно призывает людей правильно осуществлять сбор и сортировку мусора, а также отправлять их не на полигон, а в специальные контейнеры, которых в городе, к слову, установлено более 12 тыс. Устанавливают их в основном ЖЭСы. Контейнеры устанавливаются, как правило, для групп домов. В домах, где создано ТСЖ, жильцы сами решают, устанавливать ли им контейнеры для раздельной сортировки мусора. Кстати, у каждого из нас в жировке есть пункт: «Обращение с твердыми коммунальными отходами». В эту услугу включен и вывоз раздельно собранных отходов. И, что важно, доходы от продажи вторсырья, которые получает организация ЖКХ, вычитаются из стоимости этой услуги. Мы все за это платим!

— Наша организация хочет научить белорусов правильно собирать отходы. Еще в 50-е гг. Нильс Бор сказал, что человечество не сгинет в пучине атомных взрывов, а захлебнется в собственных отходах. Население растет, промышленность развивается. Еще в 50-е было понятно, что отходы представляют большую опасность. До 90-х гг. в СССР их просто собирали и закапывали. Никто не переживал за окружающую среду. Сегодня мы активно пользуемся полигонами. Они заполняются крайне быстро. Задача на сегодня — сократить объем мусора, чтобы мы не жили на свалке. Необходимо сортировать мусор, чтобы впоследствии делать из него вторичное сырье, — рассказал Вадим Зубрицкий, ведущий специалист ГУ «Оператор вторичных материальных ресурсов».

Пройдемся по цифрам. Чтобы получить тонну сырья для производства ПЭТ-бутылки, нужно извлечь и переработать порядка 280 тонн нефти. В процессе производства тоже образуются отходы, которые нужно утилизировать, сжигать, захоранивать — тоже нагрузка на окружающую среду.

В среднем один житель Минска в год выбрасывает 500 кг мусора. 1 100 000-1 200 000 тонн мусора выбрасывает весь Минск в год. Из этого огромного объема было отсортировано и отправлено на переработку только 43 тыс. тонн стекла, 106 тыс. тонн бумаги и картона, 10 тыс. тонн полимерных отходов, 7 тыс. тонн изношенных шин, 1,5 тыс. тон отработанных масел, 1,6 тыс. тонн электрического оборудования. Это цифры за 2016 год. Для сравнения, в Китае один человек выбрасывает 200 кг мусора в год. 

— Например, в Германии культуру сортировки мусора начали прививать населению в 50-х гг., после окончания Второй мировой войны. Европа — территория густонаселенная. Свободных земель нет, поэтому правильная утилизация отходов стала для них вынужденной мерой. Просто они столкнулись с этой проблемой быстрее, чем мы. В СССР пустых земель было много, никто не задумывался о сортировке мусора, так как проблема не была острой. После распада СССР люди больше переживали об инфляции. Сейчас же самое время задуматься об окружающей среде, — подчеркивает Вадим Зубрицкий.

Сортировка мусора — это не только сбор вторсырья, но и опасных отходов. Собранные батарейки — это значительные объемы тяжелых металлов, которые не попадут в почву, в питьевую воду. Кажется, что нет ничего сложного в том, чтобы положить использованную батарейку в карман и по дороге на работу выбросить в специальный контейнер. 

— Очень часто люди нас спрашивают: «Что, мне заводить дома три разных урны? У меня нет столько места на кухне!». Никто не просит вас заводить много урн. Я не вижу ничего сложного в том, чтобы бутылку из-под молока не пихать в мусорное ведро, а выбросить ее по дороге на работу в специальный контейнер, — считает Вадим Зубрицкий.

Очень распространенный способ избавляться от мусора — это сжигать его. Вадим объясняет, что при сжигании 100 тонн отходов мы получаем 20 тонн токсичной золы, с которой тоже нужно что-то делать. В мире пока нет технологии, которая бы на 100% позволяла утилизировать отходы. У каждой есть свои достоинства и недостатки. 

— В Беларуси на сегодня шесть заводов по сортировке мусора и более 100 линий сортировки. Мы сейчас находимся на одном из участков УП «Экорес», который расположен рядом с полигоном «Тростенецкий». Здесь оборудованы две линии сортировки, которые сортируют как твердые коммунальные отходы, так и частично смешанные. Из груды мусора извлекается стекло, пластик, ПЭТ-бутылки, алюминий. Затем это все прессуется и отправляется на перерабатывающие заводы. Все, что осталось, отправляется на полигон, — рассказала Инна Савелова, заместитель главного инженера по производству УП «Экорес».  

Заметим, что сортировка происходит вручную. На одной ленте работают пять сортировщиков. Смена длится 11 часов. Они работают два через два. В месяц за такой труд работник в среднем зарабатывает Br500. 

— Вы, наверное, слышали, что с октября 2017 года полигон «Северный» больше не будет функционировать. Весь мусор из Минска будет привозиться сюда, в полигон «Тростенецкий». На данный момент заполняется вторая его очередь. С увеличением нагрузки в два раза этого полигона хватит максимум на семь лет. Глубина полигона, как у 9-этажного дома. Мусор здесь будет храниться вечно, пока не найдется способ его переработать. Рассматривается возможность строительства мусоросжигательного завода, но эти вопросы пока решаются на высоком уровне, — рассказала Инна Савелова.

Фото: Павел Садовский