06.12.2019 00:00
Недвижимость
«Если включить газ и духовку, то можно догнать до 18 градусов». Как живется в домах, где температура редко поднимается выше минимально допустимого уровня

Скачки температуры воздуха этой осенью вызвали у многих минчан кучу дискомфорта: когда столбик термометра опускался ниже +10, а отопление только «раскачивалось», люди жаловались на холод. Когда температура повышалась, а батареи начинали работать «на всю», минчане жаловались на жару в квартирах. Но есть пару домов в Дзержинском районе, где 18 градусов тепла в квартире зимой – праздник «покруче» Нового Года. Как живется в таких домах читайте в нашем материале.

Город в деревне

К нам в редакцию написали жители домов №2 и №4 деревни Скирмантово Дзержинского района (30 км от Минска). Эти два дома раньше числились на балансе Министерства обороны как «Дома офицерского состава» (сокращенно ДОС): служебное жилье для офицеров воинских частей, которые раскинулись неподалеку. Именно поэтому эти два дома и не носят названия никакой улицы (а в Скирмантово их целых 10). По документам эти две трехэтажки образуют военный городок в деревне.

— Квартиры в этих домах использовали как перевалочный пункт для военных. То есть пришел офицер в часть, ему выдали жилье. Так как во времена СССР офицеры «путешествовали» по стране вместе со всей своей семьей, то военным выделяли не комнату в общежитии, а полноценную квартиру в ДОСе. По крайней мере так старались сделать, где были ДОСы. Офицеры обычно долго не задерживались на одном месте, поэтому квартиры переходили из рук в руки, — рассказывает жительница одного из домов Елена.

После распада СССР военнослужащих перестали «перекидывать» с одной части союза в другую. В один прекрасный момент офицерам, которые «осели» в ДОСе и прослужили в войсках не менее 10 лет, дали возможность приватизировать жилье. Так поступила добрая часть владельцев квартир. Другая часть осталось в разряде арендного (коммерческого) жилья. Дома ушли из баланса Министерства обороны и досталась администрации Дзержинского района. Поэтому в ДОСы начали селить не только военнослужащих, но и простых тружеников местных предприятий. Существует негласное правило: «военных в первую очередь», но выполняется оно едва ли.

—  Администрация закрывает все дырки вначале многодетными семьями и другими категориями льготников, а когда военнослужащие обращаются, то жилья уже нет, — рассказывает Елена. – Знакомая военнослужащая добивалась тут квартиру недавно. Жил здесь один «социально неблагополучный» гражданин, которого через суд пришлось выселять. Вот знакомая узнала, стала первой на очередь на эту квартиру, мониторила обстановку по выселению каждый день, а потом узнала, что исполком вместе нее заселил многодетную семью.

В целом, в деревне есть все для спокойной жизни: несколько магазинов, детский сад, школа, фельдшерский пункт, дом культуры. Практически в центре разместилось большое озеро, которое планировали облагородить и создать полноценную зону для отдыха, но, по словам местных жителей, дальше пары дней работ по очистке водоема дело не дошло. Озеро вновь заросло камышами.

— Здесь отличное место для жизни, особенно если есть дети. Их можно отпускать на улицу, и не бояться, что они куда-то залезут. Практически вся деревня просматривается из окна. Летом можно жарить шашлык прямо во дворе, — продолжает Елена. – Все есть для жизни. Однако это «все» сделано спустя рукава. Начиная от обслуживания наших домов и заканчивая освещением улиц.

Ваши батареи – вы их и топите

Основные проблемы двух ДОСов, да и всей деревни, особо остро проявляются зимой. Главная, из-за которой местные жители устали обрывать телефоны ЖКХ Дзержинского района, — это отопление. Зимой столбик термометра редко превышает отметку в +18 градусов. Батареи едва теплее воздуха в комнате. Даже у закалённых прогулками по зимним стройкам журналистов через 15 минут сидения на одном месте начинают замерзать ноги. Хозяйка несет нам толстые вязаные носки.

— Здесь только так можно. Это при том, что я специально с самого утра включила все конфорки и духовку, чтобы квартира чуть прогрелась. Поэтому почти жара, — шутит Елена. – Спать приходится в штанах, носках, халате. И такое продолжается из года в год. Как только начинается зима, мы начинаем воевать с ЖКХ. Оставляем заявки каждый день. Мне кажется, что в администрации района меня уже в черный список занесли, потому что на звонки перестали отвечать. Причем страдают только наши два дома. В остальной деревне, в школе и садике все отлично. А мы живем как моржи.

Владельцем квартиры Елены является ее мама. Покупала женщина уже приватизированное жилье. Сколько стоила «двушка» в то время девушка не помнит. Но в среднем сейчас здесь можно купить такую же квартиру за 17-20$ тысяч. В техпаспорте на жилье есть упоминание о том, что в квартире должна быть горячая вода, однако, по факту, за все время жизни в ДОСе из «горячей» трубы не упало ни капли.

— Да мы уже и демонтировали эту трубу. Зачес нам лишняя? Только место занимает. В каждой квартире давно стоит по бойлеру, только оттуда идет горячая. Мы уже и не обращаем внимание, что прописано в техпаспорте, — рассказывает местная жительница. – Знаю только, что у новых жильцов ДОСа, кто покупает здесь квартиры, в техпаспортах этот пункт вроде как убрали.

На центральной площади деревни разрыта небольшая яма. Рядом стоят 5 работников коммунальной службы и трактор. Решили узнать, может произошла авария и отопления у людей нет именно из-за этого? Но работяги неохотно идут на диалог:

— Мужики, что случилось? Авария?

— Да.

— Так отопления из-за этого нет?

— Да.

— А через сколько ждать горячие батареи?

— Да.

— Да какая там авария? Сколько здесь живу и себя помню – там всегда эта яма! – Злится местная жительница. – Из года в год их ремонт идет по одному и тому же плану: за ночь яму заполняет вода, приезжают рабочие, откачивают воду, долго смотрят вниз, в 15.00-16.00 уезжают. Повторяют все тоже на следующий день. Была авария у нас в подвале, когда прорвало трубы и воды собралось так, что невозможно было войти. Из-за сырости появились блохи и проникли в квартиры жильцов. Вот даже справки есть из санстанции. Травить в квартирах живность пришлось за свой счет, а в подвале обработку сделал ЖЭС за свой счет. Но чего было тянуть до появления этих блох, а не устранить течь сразу?

Претензии у жителей домов есть и к «капитальному ремонту». Несколько лет назад дома решили немного отремонтировать. Получилось это так: сняли старые швы между плитами, положили новые и все. Только вот из-за этой перекладки сырость начала проникать в комнаты. На стенах появилась плесень.

— Мы и на эти швы уже несколько лет жалуемся, и про аварийное состояние крыши. Оттуда постоянно падают кирпичи, так как она разваливается, – продолжает Елена. – Про батареи вообще уже говорить устали. Нам отвечают в стиле: «Ваши батареи – вы их и топите. Ну или обогреватель поставьте». Куда мне его ставить? Один бойлер сколько электричества мотает. А если еще и по обогревателю в каждую комнату…

ГАИ штрафует всех жителей за то, что на дороге нет ни знаков, ни переходов

Как мы уже говорили, что жизнь в деревне полностью устраивает местных жителей. Однако во всех прелестях жизни чувствуется какая-то издевка от их создателей. К примеру: возле ДОСов есть площадка для сбора мусора. Площадка не ограждена, и дырявые контейнеры стоят почти среди поля.

— Смотрите, контейнеры прямо у озера. Тропинка идет к ним через овраг с кустами. Весной, как только озеро разливается, то к контейнерам пройти нельзя. В этом овраге воды по грудь. А если зимой снега выпадает очень много, то контейнеры просто смывает в озеро, — рассказывает Елена. – Я уже не говорю о состоянии этих контейнеров. И когда приезжают коммунальные службы, то они отказывают забирать мусор, потому что контейнеры все дырявые и все оттуда вываливается, когда их поднимают. Жаловались об этом много раз в 115, но…

Рядом с ДОСами, за домом культуры расположена, как этот объект называют местные, — «гордость деревни»: сельский кирпичный полуразваленный туалет. Свою функцию он уже давно не выполняет, но летом о себе дает знать запахом на весь военный городок. Жители ближайших домов давно просят местные власти демонтировать строение, однако никаких движений со стороны последний замечено не было.

Зато сельсовет недавно решил снести более-менее свежие гаражи, которые соседствуют с «гордостью деревни», но еще полностью эксплуатируются. Причину сноса власти жителям объяснить так и не смогли, поэтому местные вышли на улицу и отвоевали гаражи, за которые они заплатили свои деньги.

— На центральной площади у нас есть «прикол». Тут, якобы, организовано круговое движение. Хотя ни одного знака, который об этом говорит нет. Но когда приезжает «Стрела», (Спецподразделение ДПС МВД – прим.ред) то начинают всех штрафовать за нарушение ПДД, — возмущается Елена.

Еще один повод для штрафов от ГАИ – это переход дороги в неположенном месте. На въезде в деревню стоит детский сад. Чтобы к нему подойти со стороны некоторых жилых домов, нужно перейти дорогу. Вот только пешеходного перехода для этого нет в пределах видимости ни с одной, ни с другой стороны. А штрафы за это появляются.

— А еще фонари в деревне. Они то есть, но они никогда не светят. И вот представьте, как можно дойти из детского садика до дома, через эту дорогу без перехода и круговое движение в полной темноте? – Рассказывает местная жительница. — А недавно приехали из ЖКХ, или из другого подразделения администрации люди отстреливать бездомных собак. С ружьями, но без каких-либо опознавательных знаков. Представьте встретить такую вооруженную компанию в темноте? Они тогда всю деревню напугали.

Приятный итог

Нам не удалось получить комментарий ни у администрации района, ни у сельсовета. Телефоны всех специалистов либо молчали, либо отправляли нас к специалисту, которого сейчас нет на месте.

Однако спустя несколько часов после того, как мы уехали из Скирмантово, нам позвонила Елена, которая проводила нам экскурсию. Девушка рассказала, что после нашего отъезда ЖКХ района обзвонило практически всех жителей домов, чтобы узнать: кто это приезжали с фотоаппаратом, зачем приезжали и кто их пригласил? А ночью того же дня жителям ДОСов дали долгожданное отопление. Совпадение это, или что-то другое – остается только гадать.