«Города-спутники никогда не станут местом, где хочется жить». Что не так с развитием Минской агломерации

02.03.2020 08:00
Недвижимость Мнение
Что не так с «золотыми землями»? Еще во

28 февраля в Республиканском доме архитектора прошла дискуссия о Минской агломерации, организованная учреждением «Ваколица» и Белорусским союзом архитекторов. Свое мнение о развитии земель между МКАД и МКАД-2 высказали проектировщики, специалисты из БНТУ, представители академии наук и правозащитно-просветительского учреждения «Ваколица». Оказалось, что ситуация плачевная, и вопросов к освоению «золотых» земель очень много. Ответы могли бы дать чиновники, но они в последний момент отказались участвовать в дискуссии.

Что не так с «золотыми землями»?

Еще во времена БССР опытные архитекторы предсказывали большие проблемы в развитии земель вокруг Минска. А именно – бесконтрольный рост деревень и дачных поселков. Дело в том, что «золотые земли» в административном плане никто не контролирует.

Между МКАД и МКАД-2 живут, в основном, люди, которые работают в столице. Однако самому Минску, как территориально-административной единице со своим управлением до контроля развития «золотых земель» нет дела. А в Минской области, к которой принадлежат эти земли, на это не хватает ресурсов (в основном денежных). И получилось, что деревни вокруг столицы начали жить своей жизнью.

— Еще в школе нас учили, что агломерация – это место жизни, а также территории отдыха и работы людей, которые, самое главное, находятся под одним административно-территориальным управлением. Так поступили практически во всем мире: включили земли вокруг городов под управление городской администрации. То же самое планировали сделать с Минском еще во времена СССР, однако что-то пошло не так, — делится заместитель председателя Белорусского союза архитекторов, член-корреспондент Международной Академии Архитектуры Михаил Гаухфельд. – И это будет всегда, потому что все административно-территориальное деление Беларуси составлено так, что город и область должны конкурировать.

Несколько лет назад Минск и область поставили задачу специалистам «Белниипградостроительства» разработать стратегию развития «межколечья». Позже архитекторов из БСА привлекли для экспертизы результатов работы «Белниипа». И по словам Михаила Гаухфельда в документе схлестнулись интересы не только управленцев столицы и области, но и «Белниипградостроительства», который запроектировала все населенные пункты вокруг Минска, и «Минскпроектом», который занимается развитием земель Минска.

— Проект развития агломерации находится сейчас только в теоретическом виде. Для перевода его в практический – нужна подпись на самом верхнем уровне, но ее пока нет, — рассказывает Михаил Гаухфельд. – Над этим проектом работали не только специалисты из «Белниипградостроительства». 10 лет назад подобный документ разрабатывал «Минскградо», еще раньше – советские архитекторы. Но пока имеем, что имеем.

Еще одной причиной бесконтрольного развития «золотых земель» стало искусственное сдерживание роста населения столицы. Из-за этого землям минского района приходится терпеть огромный наплыв людей, которым не хватило места в Минске. Сейчас численность жителей Минской агломерации насчитывает примерно 3 миллиона людей. Из последней переписи населения мы знаем, что в самой столице проживает два миллиона жителей, значит между МКАД и МКАД-2 разместился еще один миллион белорусов.

Также на «золотые земли» распространяются льготы и другие законодательные поблажки, как на сельские населенные пункты. Многие бизнесы регистрируют свои предприятия на землях возле Минска, чтобы получить налоговую поблажку. Это привело к тому, что некоторые деревни возле столицы по населению обогнали города, которые значатся районными центрами, но социальная инфраструктура в них на уровне деревенской.

К примеру, по данным на 1 января 2019 года население поселка Колодищи составляет 21 184 человека. Город Чаусы, центр Чауского района Могилевской области — 10 505 человек. Да в самом Чауском районе живет всего лишь 18 125. Еще для сравнения (данные Белстата на 1 января 2018 года): Шклов – 16 300, Чериков – 8 144, Мстиславль — 10 343, Столбцы — 16 946, Несвиж — 15 808. Список можно продолжать очень долго.

— Понятно, что переводить такие поселки в разряд городов никто не собирается. В этом не заинтересованы ни сами жители деревень, так как получают некоторые льготы, ни бизнес, ни власти. Потому что для городов предъявляются другие нормативы по системам снабжения, улицам, тротуарам. А переделывать всю деревню, которая по площади больше города, у администрации Минской области нет денег и желания, — рассказывает Михаил Гаухфельд. – И что с этим делать – должны были рассказать специалисты из Минархитектуры, Минприроды, Мингорисполкома, Миноблисполкома, институтов «Белниипградостроительства» и «Минскпроекта», которых мы пригласили на сегодняшнее мероприятие, и они подтвердили свое участие, но почему-то не смогли прийти.

Как планировали решить эту проблему во времена СССР?

О возможности возникновения такой проблемы архитекторы говорили еще 40 лет назад. По словам доктора архитектуры БНТУ Георгия Потаева, который на протяжении почти 20 лет был замдиректора института «Белниипградостроительства», еще во времена БССР специалисты анализировали разные модели развития агломераций Европейских столиц и сошлись во мнении, что для Минска наиболее подходящей будет поясно-лучевая схема агломерации.

Это такая схема, когда упор делается на развитие поселений у крупных дорог и у крупных рекреационных зон. Отдельным пунктом должно было стоять развитие специализированных населенных пунктов, таких как Боровляны (медицина) или Самохваловичи (сельское хозяйство). После таких деревень обязательно должен был идти зеленый пояс шириной не менее 15 километров. За ним кольцо городов-спутников, которые должны были располагаться вдоль трасс и так далее.

При этом очень важно было дифференцировать подход к крупным поселениям ближе к Минску, а также к дачным кооперативам, где живут круглый год, и где живут только летом, чтобы это все не переросло в сплошное заселение вокруг города.

Ядром агломерации была бы территория от «зеленого кольца» до МКАД-2, куда должны были войти специализированные населенные пункты (Боровляны, Самохваловичи, Колодищи и др.), аграрные центры (Прилуки, Михоновичи и др.), рядовые аграрные поселения (Слобода, Семково и пр.), поселения с капитальной застройкой (Сенница и пр.), поселения с усадебной застройкой – неузаконенный тип поселений, в которых нет ничего кроме усадьб (Тарасово и пр.), садоводческие товарищества и прочее. Границами агломерации должны были стать такие города как Борисов, Молодечно и Марьина Горка. Именно в них видели потенциал центров притяжения жителей «золотых земель» градостроители в БССР.

— Когда мы разрабатывали план развития минской агломерации, то выбрали следующие критерии, которым она должна была советовать: затраты времени на доступность к социальным объектам, затраты времени на доступность к производственным объектам, затраты времени на доступность к загородным паркам, экологические условия проживания населения и наличия в этих зонах того самого населения, — рассказывает Георгий Потаев. – И вот 45-50 лет назад мы разработали этот документ, а также документ по взаимодействию властей Минска и области. Основным результатом стало то, что нужно объединить органы власти городов и районов. Но это настолько сокращало бюрократический аппарат, что эту работу сразу же отложили в сторону. А можно было бы чуть ли не вдвое сэкономить на аппарате управления и решать проблемы города и его окружения одной головой и одними руками.

Попытки вернуться к этому документу были, однако они еще ни разу не принесли плодов. По словам специалиста градостроители сейчас совсем не анализируют ситуацию: что и где целесообразнее разместить на «междумкадье», чтобы это принесло пользу.

— Доходит до смешного. Знаете, как создавались города-спутники? По приказу главы государства. И по приказу, а не по воле, туда отселяют людей. Поэтому спутники никогда не станут местом, где хочется жить. Потом власти поняли, что для того, чтобы туда поехали жить люди, там нужны места приложения труда. Следующий приказ – перенести туда заводы, особенно которые загрязняют воздух в Минске. Сейчас для их переезда готовятся площадки, — рассказывает Михаил Гаухфельд. – Однако проблема оказалась куда шире. Даже если там появятся предприятия, то минчане все равно туда не поедут жить. Зато переедут люди из других регионов: Витебск, Могилев, Гомель. И этим мы еще больше усугубим ситуацию.

И пока градостроители разрабатывают локальные генпланы отдельных поселений, деревни вокруг Минска по территории и населению переросли в города, но так и не обзавелись инфраструктурой, поэтому остались деревнями.

— Практически во всех крупных поселках нет централизованной канализации, инженерно-технической инфраструктуры, системы очистки стоков. Хотя проблема очистки существуют на всей территории страны. На глубине до 40 метров практически все подземные воды загрязнены, — делится Георгий Потаев. – Однако это не останавливает застройку. Идет дикий капитализм со всеми вытекающими.

Почему нельзя строить вокруг Минска?

Помимо населенных пунктов развития требуют рекреационные зоны. В советских планах развития Минской агломерации существуют два зеленых кольца отдыха вокруг Минска: одно на расстоянии до 20 километров от столицы, второе до 40. В первой линии идет Тростянец, Станьково, Линия Сталина. Во второй Силичи, Логойск, Дудутки.

— Формирование природно-экологического каркаса Минска нужно развивать. Однако в новой схеме, которую разрабатывала «Белниипградостроительства», эти две зоны, наоборот, сокращены. Жаль, сегодня не смогли прийти авторы этого проекта, так бы они пояснили что к чему, — рассказывает Георгий Потаев. – Я не буду вдаваться в подробности этого проекта, оставим это для специалистов «Белниипа». Думаю, общественность до них доберется, и им придется объяснить – что учтено, а что нет.

Также Минский регион является уникальным из всей территории страны по количеству краснокнижных растений и животных. Такого скопления редких видов на небольших территориях наблюдается очень редко. Об этом рассказал руководитель сектора растительного мира института экспериментальной ботаники Академии Наук Олег Масловский.

— Мы столкнулись с тем, что строительство тех или иных объектов в минской агломерации идет без учета объектов животного и растительного мира. Без учета, как это мы сейчас говорим, экологии. – рассказывает Олег Масловский. – Сам Минск является уникальной зоной, которая расположена на стыке таежных и широколиственных лесов. В результате исследования, которое проведено в рамках кадастра, в самой столице выявлено более 90 видов «краснокнижников». И вот проекты, которые сейчас реализовывается, да и реализовывались раньше, не учитывали экологию.

По словам специалиста из Академии наук, если развитие агломерации в западном направлении идет еще в рамках экологических норм, то вот в восточном и северном направлении (Молодечно, Жодино, Логойск) это происходит в разрез с природой. Лучевая модель развития агломерации в этих направлениях уже в плотную соприкасается с зелеными охраняемыми зонами (кольцами), а в некоторых местах и разрезает их. Это нарушает всю экосистему, а иногда даже приводит к деградации природы.

— Все проекты, которые разрабатываются, должны это делать с учетом природных объектов. То есть не просто физически сохранять зеленые территории, а обеспечивать стабильность существования природы. Для этого градостроители должны заказывать экологическую экспертизу, однако этого не происходит. Либо происходит постфактум, когда поднимается общественность, — делится Олег Масловский.

Проблема заключается в том, что у Академии наук недостаточно ресурсов, чтобы исследовать на предмет «краснокнижников» всю территорию минской агломерации. А проектные организации не обращаются за экспертизой земель под новый проект к эклогам. Но если их интересы сталкиваются, всегда победителями выходят «зеленые».

К примеру, совсем недавно градостроителям пришлось переделать проект продолжения ветки метро в сторону Малиновки, так как на пути строителей встретилось небольшое болотце с редкой Европейской орхидеей. Вспомнив историю с вырубкой деревьев в Беловежской пуще, когда ЮНЕСКО на время лишило эту территорию статуса «Природного наследия», чиновникам пришлось изменить проект.

Такая же история была и со строительством технических прудов «Амкадор» в Колодищах. Казалось, что проект одобрен на всех уровнях и его ничто не сможет остановить. Однако Специалисты Академии наук обнаружили на этой территории большое количество краснокнижных растений, и инвестору пришлось уйти ни с чем.

— Но вот появилась новая напасть: рядом с этой территорией, которую мы отвоевали, планируется вырубка большой территории леса и строительство многоквартирных домов. Такая же ситуация идет и с Боровлянами.  Массивы, где планируют эту жесткую застройку, являются центрами поддержания разнообразия и устойчивости. Если мы эти центры перекроем, то произойдет очень быстрая деградация экосистем и комплексов. Мы получим просто мусорные кусты, чем уже сейчас славится юг Минска, — рассказывает Олег Масловский.

Почему проблему решить сложно?

На самом деле скопление населения вокруг Минска не носит такой критичный характер, как, к примеру, в Армении. Вокруг Еревана проживает 50% жителей всей страны. Однако тенденция в Беларуси усугубляется и, по мнению Академии наук, через определенное количество лет ситуация может догнать Армению.

— У минского правительства есть простая установка сверху – привлечения инвестиций. И вот за эти инвестиции чиновники потом отчитываются. Что такое инвестиции? Это строительство. Чем больше застроил, тем больше инвестиций, тем больше ты молодец. Они готовы вырубить все! Если останется такая тенденция, то до МКАД-2 не будет ни одного зеленого островка, — рассказывает специалист отделения гуманитарных наук Академии наук Наталья Захарова. – Хорошо, что при проектировании кроме красных линий появились и зеленые, но ведь за них все равно заходят. Это все не соблюдают. А в 2015 году вышел закон, которым сократили лесную полосу вокруг Минска с 15 до 5 километров. То есть это уже не рекреационная зона, а… даже не знаю, как назвать.

Михаил Гаухфельд рассказал, что как эксперты они написали создателям последнего проекта Минской агломерации рекомендации: начать надо хотя бы с того, что не делать много разрозненных генпланов на эту территорию, а все-таки создать единый.

— В этом году должен корректироваться Генплан Минска. Но если в этой корректировке не будет упоминания Минской агломерации, то ничего не изменится, — пояснил архитектор.

Олег Масловский рассказал, что, по его мнению, достучаться до чиновников может только народ. Пока власти не хотят замечать огромные проблемы в экологии, урбанистике, развитии регионов, не слушают специалистов, внимание может привлечь только общественность, если изменит свой подход в решении этих вопросов.

— Проблема взаимодействия власти и общественности в том, что общественность всегда защищается. Она реагирует на те решения, которые уже приняты и отменить их уже сложно. Поэтому надо переходить от обороны к наступлению, но прежде, чем митинговать, нужно писать запросы, — подытожил Олег Масловский.