«Можно было представить, что ты в Праге». Как выглядит мастерская художника в самом центре Минска, которая раньше была мансардной квартирой

Мастерские художников расположены по всему Минску. Самые известные – на проспекте Независимости, а также в башнях напротив железнодорожного вокзала. Но их больше, чем может показаться. И мастерская может быть даже в вашем подъезде. Realt заглянул в совсем не шаблонную мастерскую – в дореволюционный домик в исторической части Немиги. Здесь на мансардном этаже по 500-летним технологиям печати работает белорусский график Роман Сустов.

«Машеровский треугольник» и искусство в СССР

Этот дом приметишь не сразу. Он скрывается в глубине Раковского предместья и окружен посольством Италии, зданием Белгосстраха, кафе и гостиницей. Даже на первый взгляд дом не кажется обычным. Но об этом мы узнаем позже.

В доме из самых верхних окон по вечерам можно увидеть свет. Именно здесь, на мансардном этаже, расположились несколько мастерских художников.

Вообще в Минске много нежилого фонда, который еще при СССР отдали художникам под мастерские. Союз художников арендует эти помещения на льготной основе. Роман проводит для нас небольшой ликбез.

– Но у Союза есть и мастерские, которые ему принадлежат. Например, в самом известном доме на улице Сурганова, где живут все художники. Идея его строительства принадлежала Петру Машерову. Тогда искусство в стране имело иное значение – это был, скажем, элемент пропаганды, а художники плотно взаимодействовали с политикой. Белорусская академия искусств, дом художников, где им выделили квартиры и мастерские, художественный комбинат – эту триаду называют «Машеровским треугольником». Идея была чисто коммунистической – художник заканчивает академию, идет работать на комбинат, и, если хорошо работает, получает квартиру и мастерскую в доме.

Кстати, на одном из ребер этого треугольника находится сегодня Центр современного искусства, главой которого был Михаил Савицкий — хороший друг Машерова.

– Когда идею воплотили в жизнь, все получилось очень своеобразно. Когда художников селят под одной крышей – это не всегда хорошо закончится. Быт, разумеется, у всех общий. Поэтому и случались ситуации, когда один художник в халате выносил мусор, а рядом мог пройти знаменитый лауреат премий. Бывало, что дети этих лауреатов между собой дрались. Короче говоря, было весело и странно.

«Сначала получил здесь же мастерскую на 8 «квадратов»

Роман знает район Раковского предместья почти как родной. Мастерскую в этом же доме изначально получил его отец – Николай Романович Козлов. Тогда Роману было 6 лет.

– Интересно, что в те времена ценились просторные мастерские, от 40-50 квадратных метров. В моей около 24 «квадратов», и она здесь самая большая. В соседней, где работал папа, 16 «квадратов». Другие художники отказывались от нее. Но когда СССР распался и цены на аренду выросли, отцу все завидовали: площадь меньше, платить, соответственно, тоже немного. Тем более для графика большая мастерская не нужна. Мы занимаемся либо книгами, либо печатной графикой небольшими командами.

Роман часто приходил к отцу в мастерскую после школы и делал домашние задания. Он знает этот квартал с другой стороны. Помнит жильцов дома, которые много рассказывали об истории района.

В некоторых квартирах живет третье поколение семей. Раньше в этом дворе была школа. А в части заброшенного до сих пор здания – маленький спортзал.

Здание Белгосстраха, вид на которое открывается из окон мастерской, было когда-то жилым. Роман рассказывает, что на первом этаже жила большая цыганская семья. После распада СССР здание выкупили. С тех пор район постепенно начал меняться. Сделали его чистеньким, построили здания, срубили деревья.

– Раньше вид из окна был совершенно другой, аутентичный. Можно было фантазировать, что ты где-нибудь в Праге. Но крыши накрыли жестяными листами. Они полностью поменяли характер района, украли у него аутентичность. И от ветра эти крыши теперь вибрируют.

Роман заканчивал художественную школу и параллельно с папой работал в его мастерской. Членом союза художников он стал в 2005 году. И получил здесь же самую маленькую мастерскую – на 8 «квадратов» и с маленьким окошком, за что прозвал ее кельей. 

– Потом мы поменялись мастерскими с художником Владимиром Круковским. Он теперь в маленькой, а я в этой. Оборудовал ее полностью сам.

Техника печати за 500 лет практически не изменилась, говорит художник.

— Графика довольно редкое направление, но, если в него погружаться, понимаешь, что есть огромное количество людей, которые этим занимаются. Много также и коллекционеров. 

Самый большой музей, посвященный печатной графике, находится в Китае. По размеру он как Дворец республики в Минске. Роман должен был поехать преподавать в академии Ухани, но пандемия планы перечеркнула.

Сейчас Роман в мастерской бывает чаще на выходных, потому что в будни работает с компанией Wargaming. Кстати, он стоял у ее истоков.

 – Тогда офис компании был на улице Захарова в трехкомнатной квартире. Я ушел из компании 12 лет назад, но сейчас решил совмещать работу там со своим творчеством. С весны в мастерской буду бывать гораздо чаще.

«Самый забавный вопрос, который мне задают, это есть ли здесь туалет»

Раньше на мансардном этаже в этом доме была обычная жилая квартира. В 1980-х здесь провели капитальный ремонт, после которого этаж отдали Союзу художников.

– К дому с двух сторон пристроили лестничные пролеты. А изначально вход был с другого коридора. Его заложили. Из-за такой рокировки архитектура дома изменилась не в лучшую сторону. Оказалось, что пристройки спроектированы неправильно – появились трещины.

— Когда идешь вверх по лестницы, есть ощущение, будто падаешь.

– Верно. И 10 лет назад мы, художники, начали паниковать. Было ощущение, что лестница вот-вот отвалится, а в трещину можно было спокойно засунуть руку. Тогда собрали архитекторов, которые придумали, как все отремонтировать. Накинули стяжки на пристройки. Но стены все равно расходятся. Будто дом отторгает их, как организм инородное тело.

Несмотря на небольшие площади, эти мастерские одни из самых дорогих в Минске. Все дело в отоплении, больших радиаторах и ценах на коммуналку. Художники даже часто шутят между собой, что главное зиму пережить.

– Самый забавный вопрос, который мне задают, это есть ли здесь туалет. Я всегда отшучиваюсь, мол нас, людей творческих и возвышенных, все эти потребности не беспокоят.

«Молодым художникам выделяют «колясочные» мастерские»

Кстати, собственной мастерской могут обзавестись не только знаменитые художники, но и молодые выпускники академии.

– Есть довольно большой фонд «колясочных» мастерских в Минске. Это маленькие квартирки в подъездах домов 80-90-х годов. У отца первая мастерская была как раз именно такой.

«Колясочные» получают молодые художники, которые много работают и выставляются. Мастерские эти маленькие и далеко не в центре города. Иногда выпускники академии собираются в коллаборации и снимают квартиры без ремонта, чтобы там работать. Они делят стоимость на 3-4 человека.

– Нынешнее поколение художников очень аккуратное и относится к рабочему месту ответственно. Нет уже того стереотипа – постоянно пьянствующий художник в берете. Молодым просто некогда это делать, особенно если они хотят остаться в теме творчества.