«Не время веселиться». Как белорусская индустрия развлечений переживает коронакризис

21.04.2020 08:00
Недвижимость
Владимир Кузнецов – эксперт индустрии, член международной ассоциации

Пандемия коронавируса ударила по всем сферам мелкого и крупного бизнеса не только в Беларуси, но и по всему миру. Туристическая отрасль оказалась в нокауте. Развлекательный бизнес еле держится на ногах. Мы поговорили с проект-менеджером крупнейшей белоруской сети детских развлекательных центров о том, как удается не выпасть за борт и что ожидает эту сферу бизнеса в ближайшем будущем.

Владимир Кузнецов – эксперт индустрии, член международной ассоциации IAAPA (Международная Ассоциация Парков и Аттракционов), проект-менеджер в EasternEuropeanCompany (ЗАО «Восточно-Европейская компания»), которая была основана в 1990 году. За 30 лет на международном рынке индустрии развлечений успела зарекомендовать себя как одну из ведущих компаний в области строительства тематических развлекательных центров. Специалистами ЗАО «ВЕК» были разработаны концепции и дизайн для многих игровых центров стран СНГ. Восточно-Европейская компания является создателем сети развлекательных центров «ДИНОЗАВРиЯ».

«Выручки хватило лишь на оплату электричества»

— Владимир, как сейчас бы вы могли оценить обстановку с развлекательными центрами в Беларуси? Пациент скорее мертв, чем жив? 

— Если смотреть по пирамиде потребностей Маслоу, то ступень, где мы находимся, отвалилась одной из первых. То есть людям в пандемию нужны для начала базовые потребности, которые будут давать им уверенность в защищенности: что они не заболеют, не потеряют работу и так далее. Потом уж получить эмоции и уж только после этого им нужны какие-то дополнительные чувства: отдых, развлечения, общение.

Я могу судить только по нашим развлекательным центрам, но, думаю, что у наших коллег ситуация отличаться будет несильно. Проблемы начались еще в начале марта, когда в Беларуси был зафиксирован первый случай коронавируса. Началась такая информационная бомбежка, разобраться в которой было очень сложно. Но все напряглись. Так как наши клиенты — это в основном молодые семьи, у которых, с одной стороны, есть социальная ответственность за своих детей, а с другой – за родителей, то они начали отдавать предпочтение самоизоляции. Плюс ко всему на рынке произошел еще один негативный фактор – обвал рубля. То есть покупательская способность упала. И вот в марте наша выручка упала примерно на 40-50%.

Мы продумывали разные способы работы, чтобы не закрывать центр полностью: установили специальные приборы для очистки воздуха, усилили меры по дезинфекции всех поверхностей. Меняли графики работы, сокращали часы, пробовали работать только в выходные. Однако, когда подбили очередные цифры, сумма еле покрывала расходы на электричество. Поэтому мы в начале апреля решили «уйти на карантин», предварительно до конца месяца. Далее будем смотреть на ситуацию в стране.

Знаем точно, что различным небольшим детским площадкам, таким как лабиринты, батутные центры и многие другие пришлось приостановить работу еще в марте. Кому-то и вовсе закрыть свою деятельность (крупные сети, как «Карамелька», «Йети и дети» продолжают работать. Правда, «Карамелька» оставила работать только один центр из всех своих в Минске. «Базиллион» же с регулярной работы перешел на обслуживание только дней рождений. – прим. авт.)

— У вас на данный момент в Минске два детских развлекательных центра «Динозаврия». Причем один расположен на площадке, которая принадлежит вам, второй — на «квадратах», которые приходится арендовать. Есть с чем сравнивать. Тяжело сейчас договориться по снижению арендной платы?

— Да, в ТРЦ «Тивали» наша «Динозаврия» находится на площадке, которая принадлежит нам. Мы ее приобрели через кредит на недвижимость. А вот в ТРЦ DiaMond city мы взяли помещение в аренду. Могу отметить, что между своим и арендой большая разница: разные риски и интересы.

В хорошее время с арендными площадями ситуация не очень выгодная — выплачивается аренда и за кредит, который был взят на оборудование центра. Но вот в такое время, как сейчас, я несу большие риски именно за свою собственность, нежели за аренду. Необходимо выплачивать кредит, платить за коммуналку, и от этого никуда не деться. Нельзя сказать, что «я в домике» и все. Если я перестану платить кредит за площадку, то банк заберет у меня не только ее, но и все оборудование, которое есть в залоге.

Небольшие объекты не делают значительных вложений в капитальные улучшения помещений. К примеру, детские батутные центры, небольшие детские лабиринты и прочие объекты такого плана собрали свое оборудование и съехали на склад до лучших времен. Пришел, поставил, не понравилось – ушел.

К чему я это все? Если говорить простым языком, то в случае аренды – потерял, но съехал, а в случае с владением – все либо ничего.

Что касается попыток арендаторов договориться с арендодателем по поводу снижения аренды, то здесь все индивидуально. Собственник площадей никогда не придет к своим арендаторам с предложением, он, наоборот, будет всячески оттягивать такой разговор. Но когда к нему обратятся сами предприниматели, которые арендуют у него «квадраты», то арендодатель будет смотреть по степени важности. Если арендатор «привлекательный» — пойдет навстречу, если нет — 10 раз подумает. Но знаю много случаев, когда арендодатель пошел навстречу и договорился с арендаторами об оплате через процент от выручки: ничего бизнес не заработал – арендодатель ничего не получает, что-то получил – поделился процентом с владельцем площадей.

«Власти боятся взять на себя ответственность»

— А как дела обстоят с банками по поводу снижения процентной ставки по кредитам? Власти же отправляли свои рекомендации. Они действуют?

— Это очень интересный момент. Если так рассуждать, то пандемия – это форс-мажор. И если бы у нас был бы объявлен карантин, то государству пришлось бы как-то покрывать все эти издержки, потому что это форс-мажор на государственном уровне. Но карантин не объявляют. Объявление пандемии ВОЗом тоже можно назвать форс-мажором, но, условно, если я сейчас приду в банк и скажу, что так и так, платить не могу, пандемия, форс-мажор, то все закончится расторжением договора. И, естественно, никто так делать не хочет и не пытается.

Каждый раз, когда ты ведешь деловые отношение с банком, у тебя выстраивается кредитная история. Мы, как честный бизнес, ведем эту безупречную историю, пытаемся всякими способами ее не запятнать, выплачивать всегда вовремя, чтобы не подводить наш банк. И ждем, что банк будет в ответ нам оказывать повышенное доверие. И при реализации каких-то наших проектов всегда оказывал его и выделял необходимые кредиты. Ну и если сейчас прийти к нашему партнеру и сказать, что выплачивать не буду – форс-мажор, то это совсем не по-деловому будет. Пострадает наша репутация.

Все стараются как-то договориться со своими банками, а не ставить вопрос ребром. Я не буду рассказывать, как мы работаем, но точно могу сказать, что хоть и так называемые «кредитные каникулы» пока официально не объявлены, но некоторые банки с некоторыми клиентами идут на такие шаги. Конечно, на взаимовыгодных условиях. Знаю пример, когда банк пошел на шаг, когда клиент на это время выплачивает только проценты, но не гасит тело долга.

Банки также идут на разговор неохотно. Не буду, правда, говорить за всех. Да, есть рекомендации от властей, но это лишь рекомендации. Ситуация мне видится таким образом: если прийти в банк и вопрос поставить ребром, мол, «денег нет, платить не буду, идите на уступки или я банкрот», то банк, конечно, рассмотрит, что можно сделать. Ни одному банку не захочется терять своего клиента, даже с неидеальной кредитной историей. Но и предлагать какие-то уступки банки тоже сами не хотят, потому что понимают, что чем раньше предложат, тем больше потеряют своей прибыли. Поэтому стараются отложить этот вопрос. Власти же со своей стороны не пытаются выступить инициаторами всего процесса, так как понимают, что после такого придется брать на себя ответственность.

Но в целом общий язык и с банками, и с арендодателями найти можно. Поссориться и уйти – еще проще. В целом вся эта ситуация будет полезна бизнес-аналитикам, чтобы взглянуть на риски еще раз и под другим углом. При пандемии вскрываются все слабые стороны каждого бизнеса, которые можно и нужно учесть на будущее всем. А еще больше сложившаяся ситуация показывает истинные лица всех игроков: как кто к кому относится, что от кого ожидать и так далее.

Опять же, некоторые наши крупные конкуренты продолжают работать и по сей день. В отличие от нас они были открыты по франшизе. То есть, помимо аренды, возможно, кредитов, им еще приходится платить процент за пользование франшизой. И вот предоставил ли им франчайзер так называемые «кредитные каникулы» или нет – мы не знаем.

— А чего бизнес боится лишится больше всего в это неспокойное время?

Себя. Денег. Времени. В целом – бизнеса. Когда люди вкладывают все силы и средства, чтобы построить свое дело, а потом оно рушится за пару недель – это очень больно.

Не буду говорить за всех, но нам больше всего страшно в это время потерять наших работников. У нас в стране развлекательная сфера развита не очень широко и высоко, поэтому администраторы, официанты, уборщики и прочие приходят, обычно, из кафе и ресторанов. Диснейленда у нас нет, с его институтами и школами управления. И если быть откровенным, то все эти кадры недостаточно квалифицированы, чтобы работать в развлекательных центрах. То есть уборщица из ресторана будет также хорошо убирать и в детском центре, но как она поступит, если произойдет зрительный контакт во время уборки с ребенком или его родителями? А это очень важная часть: сказать правильное слово, сделать правильный жест и обыграть это все. Поэтому приходится вкладывать очень много времени и денег, чтобы подготовить человека к работе в «Динозаврии».

У человека, который пришел в Диснейленд, глаза на лбу не только от каруселей, декораций и так далее. 60% успеха зависит от аниматоров и другого обслуживающего персонала, начиная с того человека, который продал тебе билетик. Это повышает лояльность клиентов и делает их пребывание более приятным.

И мы понимаем, что сейчас эти люди все уйдут. И мы также понимаем этих людей, потому что им нужно что-то есть, за что-то жить, а у нас, как и у всех, нет этой огромной, как сейчас принято говорить, «кубышки», которую можно открыть и отправить всех работников в оплачиваемый отпуск. Как бы это было не прискорбно, но сейчас бизнес даже идет на такие жертвы – прощаются с работниками. Взять ту же IT-сферу: у них существует много лабораторий, где готовят специалистов, но из-за этого всемирного кризиса и там отказываются от своих же кадров.

И если подытожить, то мы всячески стараемся не упустить наши главные кадры, замену которым будет найти очень сложно, если, к примеру завтра все завершиться и придется открываться. Но и в тоже время мы понимаем, что не можем их держать долго. Просто не за что. И что получит любой бизнес после выхода из пандемии: недостача кадров, так как их не заморозишь, долг по кредитам, аренде и прочему, так как это тоже не заморозишь, расходы на запуск — первая закупка продуктов для кухни и т.д., а это немалые суммы, ну и долги, долги, долги.

— Ну а «сверху» не прилетало никаких бумаг, указов, типа «людей не увольнять», «Минздраву денег сдать», «аренду снизить»?

 — Нет, грубо говоря, ничего такого не приходило. Все в рамках обыденного: за это отчитайтесь, это покажите, это предоставьте. Я видел, как в Полоцке один бизнесмен ответил, что ребята, ну вы тоже что-то сделайте, а не требуйте. И я полагаю, что это очень честное замечание. Если там власть ставит какое-то задание, цель и требования, она тоже должна что-то делать. Это не должно быть простым указанием выделить средства, — а где их взять?

«Упал Китай и потянул за собой весь мир»

— В «ВЕК» есть свое производство, а также вы являетесь операционистом во множестве развлекательных центров в разных странах. Как за рубежом обстоят дела с развлекательной сферой в этот период?

— Да, мы делаем аниматронику, мы делаем декорации и прочие всевозможные вещи на заказ для кого-то. В Беларуси эти вещи в основном потребляем мы сами в развлекательных центрах. Мы создаем аниматронные фигуры, в частности готовую линейку динозавров. Программируем движения, специальное световое шоу, звуковую подложку.

Если не брать Беларусь, то основным нашим потребителем до недавнего времени была Россия. Там по всей стране построено около 8-ми Динозаврий разного масштаба, от мала до велика. Это не копия тех Динозаврий, которые в Минске. Мы поставляли туда аниматронное шоу и декорации, как готовую концепцию, но делали это с учетом формата их заведения. Одним из заказчиков было китайское казино в Лас-Вегасе, в традициях которых было ежегодно украшать казино в соответствии с их календарем. И там эти декорации устанавливаются на целый год. У нас с ними был контракт, и мы ежегодно поставляли туда продукцию. Знаковой нашей работой был пятиметровый петух, покрытый 50 тысячами страз.

Китайский рынок также являлся нашим непосредственным потребителем. И вот Китай начал страдать от коронавируса первым. Продажи туда начали значительно снижаться. В феврале в Японии прошла тематическая выставка, где мы принимали участие. Наша продукция пользовалась неподдельным интересом со стороны посетителей. При общении мы понимали, что компании готовы приобрести нашу продукцию, но не сейчас. Как раз в это время все начинало разгораться в Европе. Многие компании готовые начать сотрудничество, решили повременить — кто знает, что там будет через месяц. Были такие фразы, что из-за сложившийся ситуации мы не ждем большого наплыва посетителей в наши центры в этом году.

То есть все замыкаются и встает вопрос: что делать с производством? Оно не может простаивать постоянно. У нас разработан такой план, что производство работает на заказы, когда заказов нет, то на пополнение склада. Когда реализуется следующий заказ, склад опустошается и так далее. Так вот февраль мы работали на склад, он переполнился, а новых заказов не появилось.

Резюмируя, могу сказать, что международный рынок развлечений «лег» раньше национальных. Первыми закрыли свои двери всемирно известные парки, такие как Disney, а за ними и все остальные.

«Теперь о радужном»

— А что ждет развлекательный бизнес после пандемии?

— После окончания пандемии люди, надеюсь, пересмотрят свое отношение к близким. Они захотят больше времени проводить с семьей, родными. Если раньше все сидели и что-то копили, зарабатывали и откладывали, то после вируса все пересмотрят свое отношения и начнут довольствоваться тем временем, что им дается. Это произойдет точно в европейских странах, где введен карантин, но, может, затронет и Беларусь.

Поменяется и отношение людей к себе и окружающим. Более тщательно следить за чистотой и гигиеной. Когда я впервые попал в США я наблюдал антисептики везде, где только можно: на заправках, в магазинах, на входе и выходе из метро, в ресторанах. А к нам это пришло только с бедой. Надеюсь, бутылочки с антисептиками так и останутся висеть даже после пандемии, а люди продолжат ими пользоваться.

Возможно, нам удастся сплотиться с другими операторами развлекательных центров и продумать какие-то антикризисные меры. Не только же нам конкурировать. Было бы хорошо создать какой-то союз, который продумал бы варианты действий на случай такой ситуации, как сейчас, и похожих. То есть если бы создали какой-то конгломерат представителей индустрии развлечений, то нам бы было легче сейчас дать какой-то толчок, как это делают наши коллеги из тех же штатов, и выйти более безболезненно из этого кризиса. Да и предсказывать какие-то риски для нашего бизнеса было бы куда проще. А здоровая конкуренция пусть остается здоровой. Мы только «за».