«Они могли стоить десятки тысяч долларов, но белорусам их подарили». Раскрываем истинное значение самых топовых муралов на Октябрьской

REALT заканчивает спецпроект про самую молодежную и аутентичную улицу Минска – Октябрьскую – место, где круглыми сутками «кипит» жизнь. В проекте мы рассказывали про сердце улицы – про бизнесменов и их заведения, которые толпами притягивают к себе людей со всего города. В последнем материале мы же хотим показать душу Октябрьской, которая в свое время и вдохнула в старые заводские закоулки вторую жизнь. Все началось с фестиваля Vulica Brasil. Именно тогда на Октябрьской появились два мурала, которые стали визитными карточками современного города. Сегодня их тут насчитывается больше 20, а Минск с тех пор неформально называют столицей Urban-арта. Какая тайна хранится в каждой работе, о чем хотели рассказать нам художники, спросили у Оксаны Манкевич, экскурсовода фестиваля. 

«Мурал – это не вандализм, а санкционированный вид искусства»

По сравнению с сегодняшней популярностью до 2014 года Октябрьская казалась необитаемой. Тогда по ней ходили лишь заводчане и то после смен. Изредка попадались посетители «Хулигана», которые не вписывались в местный антураж. Старые и обшарпанные стены зданий скорее отпугивали, чем привлекали.

Vulica Brasil не задумывался как фестиваль преображения Октябрьской. Изначально все началось с огромной любви к Бразилии Милы Котки, в последующем –  одного из главного автора арт-проекта. Она много раз ездила с культурными исследованиями в Бразилию и по возвращению хотела привезти кусочек Бразилии в Минск.  Познакомить местных с их культурой, рассказать, как там живут люди и как они украшают свои города. Иногда тематические сходки устраивали в NewTon. 

— Люди постоянно спрашивали, как туда дойти. Удивлялись и пугались заводским постройкам. Идея показать на примере Октябрьской бразильскую культуру возникла позже, когда в Минск приехал бразильский дипломат Данило Коста и предложил привезти художника из Бразилии. До этого Мила привозила в Минск только мастеров капоэйры, музыкантов и танцоров, — вспоминает, как зарождался проект Оксана Манкевич. – Это и дало первый импульс для создания фестиваля. Бразильские художники начали приезжать в Минск и вместе с белорусскими авторами превращали нашу «вуліцу» в один большой арт-объект. 

В первый год фестиваля в Минске появилось 4 мурала. Два из них живут на Октябрьской, два – на улице Фабричной. 

— Мурал – это не вандализм, а санкционированный вид искусства. Эти работы представляют художественную ценность, в них есть идея и философия, — объясняет экскурсовод. — Они стали украшением улицы, ее светом. Здесь теперь вечерами не страшно ходить. Это уже не забытое Богом место. Тут любуются искусством.

В 2015 году фестиваль начал набирать обороты и тогда появилась идея сделать улицу на время пешеходной, чтобы провести полноценный фестиваль. В 2016 приняли решение добавить к арт-фестивалю еще урбанистов, архитекторов и экологов, и сконцентрироваться в одном месте, чтобы были видны преобразования. Этим местом окончательно стала Октябрьская и ее окрестности.

Мурал с обезьяной – иллюстрация слов Ницше

В рамках проекта было создано более 50 работ. На самой фестивальной улице их больше 20. 

– Первый мурал, который появился на Октябрьской, узнают все благодаря персонажам.  Бразильский художник Раджерио Фернандес изобразил на стене корпуса Фриду Кало и Ван Гога. Мурал так и называется – «Любовь Фриды и Ван Гога». 

Расставим точки над «i»: в жизни художники не пересекались, так как творили в разные века. У этих исторических личностей очень сложные судьбы, такие же, как и их работы. Поэтому бразильский автор решил совместить героев в один сюжет. 

— Символику объяснил художник так: ребенок много фантазирует, благодаря чему он развивается. В старшем возрасте у нас появляется много источников для получения ответов. Мы получаем информацию у людей, ищем ее в интернете. Раджерио предлагает взрослым остановиться, рассмотреть все и задуматься, поискать ответ внутри себя. Через призму своей жизни каждый воспринимает мурал по-своему, находит в судьбах Фриды и Ван Гога что-то свое. 

Одной из визитных карточек Октябрьской является мурал с «создателем». Седовласого мужчину – великого создателя — нарисовал белорусский художник Евгений Матюто (Cowek). В руках он держит гусли. От его игры исходят звуковые волны, а из них рождаются камни с орнаментом, маски, различные персонажи. 

— Здесь автор говорил о нашей истории, традициях, культуре – о великом наследии, которое у нашей страны есть. Создатель – это олицетворение человека, который принимает участие в формировании всего этого. Далее идут два дерева. Они отражают наших предков. В Беларуси почитают предков. Это видно по количеству праздников –  Дзяды и Радоница. Лица наших предков выглядывают из корней. Дальше стволы – это настоящее, а зеленые кроны зарождают будущее, которое мы видим своими глазами.  Птица перелетает с одного дерева на другое, связывая между собой эпохи. На деревьях нарисованы скворечники, они же и в реальности висят на стене. Там живут птицы.

Камень, вокруг которого люди водят хороводы, – важный языческий символ. Все обряды совершались в замкнутом кругу. Люди боялись разрывать руки, так как за этим последует кара богов. Так художник сравнил отношение народа к культуре: пока мы держимся за руки, наши традиции будут жить.

Полномасштабного фестиваля уже не было два года. Всему виной пандемия и политическая ситуация в стране, но это не мешает появлению новых муралов на улице. 

— Недавно Дима Кашталян закончил «Обезьяну в посудной лавке». Стилистика очень любопытная, как и сама задумка. Он иллюстрировал слова Ницше, который сказал, что «человек – это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью». Все то, чем мы наполняем жизнь, влияет на наш облик. Важно, чтобы обезьяна не перетянула канат на себя, ведь это точка невозврата. Если мы будем руководствоваться худшими своими инстинктами и потеряем облик человека. 

⠀- Все люди рождаются пустыми сосудами, невинными вазами, прекрасными чашками и изящными кубками. Мы все оказываемся в одной лавке и стремимся созидать, познавать мир и развиваться, но у всех разные условия, разное количество полученной любви и разный пройденный путь. Всех объединяет одно: от каждого тянется тот самый канат к животному. В зависимости от наполнения сосудов, от проделанной над собой работы эта обезьяна может быть спрятана глубоко, а может выглядывать из-под маски. Важно это помнить и не идти у нее на поводу. Иначе обезьяна может окрепнуть и оборвать последнюю нить с разумом, гуманностью и добротой. Оказавшись в лавке, обезьяна будет следовать самым низменным животным инстинктам, — так описывает работу сам Дмитрий.

«Любил котов больше, чем некоторых кровных родственников»

В рамках проекта художники работают 2 недели, но есть исключения и оба связаны с одним бразильским художником, который подарил Минску аж две своих работы.  «Девушка с котами» была нарисована за несколько дней. Идея возникла стихийно, и она была связана с личными переживаниями автора. Рамона Мартинса в Сан-Паулу  ждали два кота. И одного из них не стало пока он был в Беларуси. 

— Он признался, что любил их больше, чем некоторых кровных родственников. Рамон хотел уехать, но в тоже время понимал, что ничего сделать уже не сможет. Ему предложили выплеснуть свои эмоции, свою любовь на стене. Так и появился мурал. Девушку художник изобразил спиной, чтобы не идентифицировать ее с определенной национальностью. Ну и конечно, на здании красуются два кота: Синди и Лаупер. Один из них – в лучшем мире.

Самое интересное, что Рамон приехал на фестиваль ради другого мурала. Он создавал его больше месяца, но результат того стоил. Работа «Калейдоскоп Беларуси» год держалась в книге рекордов Гиннеса как самый большой мурал в мире. На стене Минского станкостроительного завода площадью более 3 000 квадратных метров красуются краснокнижные животные Беларуси: зубр, благородный олень и черный аист.

— Рамон был восхищен зубром, но также опечален,  что олень – промышленное животное и на него разрешена охота, — вспоминает Оксана. — Белорусы тогда ему говорили: «Я никогда не видел черного аиста» . А он отвечал: «Теперь ты его видишь» . Многие никогда не видели зубра. А теперь зубр «поселился» в городе так же, как черный аист, олень и петух. Мы должны учиться сосуществовать рядом с животными, уважать их. У них есть права. К сожалению, они не разговаривают. Но Рамон Мартинс хотел сказать за них, попросить об уважении к ним.

Композицию мурала завершает петух — домашняя птица, обитающая везде. Она связывает в одно звено многие народы, поэтому перья хвоста украшены орнаментами разных стран. 

Оксана признается, что несмотря на поддержку множества спонсоров фестиваля, самые важные из них – художники и волонтеры. «Они дарят это нам, белорусам, бесплатно. Хотя некоторые муралы могли бы стоить десятки тысяч долларов».

Особенность уличного искусства в том, что сегодня оно есть, а уже завтра работа может исчезнуть.

— Коммунальщики порой закрашивают важные детали, не осознавая ценность картины. Так, например, был закрашен мурал Римона Жиморайса на мосту, который ведет к стадиону «Динамо». Не тронули только часть парапета со стороны Октябрьской. 

Несмотря на «эпик фейлы», фестиваль показал многим, что баллончики с краской – это не средство для порчи имущества. Это вид искусства способный превратить в нечто новое любую улицу. Да что там улицу, весь город!

Видео: Дарья Загорская, Евгений Шмель