"Богом забытое место" с экспериментальными домами. Как живут люди в районе возле будущей большой стройки "Айрона" в Минске

07.10.2021 08:00
Недвижимость Фото Realt.by
Новостройки, промзоны, усадьбы, железнодорожные пути, старый советский стадион,

Новостройки, промзоны, усадьбы, железнодорожные пути, старый советский стадион, довоенная водонапорная башня и послевоенная малоэтажная застройка – не иначе, как архитектурной «солянкой», не назовешь район за ТЦ Outleto в Минске. Многим он знаком по заводу «Горизонт», а водители часто отрабатывали здесь маршруты перед экзаменом в ГАИ. Но город решил, что район давно требует обновления. В марте 2021 года администрация Московского района на общественное обсуждение вынесла Генплан. Часть домов на улице Минина уже снесены застройщиком «Айрон». А что дальше – пока не известно. Realt прогулялся по району и узнал, как местные относятся к сносу и за что любят свои дома.

Две тысячи новых квартир, сокращение производств, усадьбы – живите. Что изменится по Генплану?

Район возле Железнодорожной – это такой маленький промышленный рай по советским меркам. По словам местных, трудовая жизнь здесь по-настоящему кипела (к промзоне даже проложены ж/д пути). Но производства закрылись, а те, что остались, сильно сократили как рабочие места, так и выпуск продукции.

Примерно треть территории занимает частный сектор и в основном это двухэтажные жилые дома, в которых до сих пор живут люди.

По Генплану в границах пр. Жукова – железная дорога Минск-Брест – пер. Софьи Ковалевской – ул. Попова – границы производственной зоны 175 ПЗ-в – ул. Железнодорожной хотят сократить производственную территорию, тем самым увеличив жилую более чем на 10 гектаров. А за счет строительства нового многоквартирного жилья вместо 2,7 тысяч человек здесь будут проживать почти 7 тысяч. Планируется построить детский сад на 320 мест, реконструировать хореографическую школу под общеобразовательную.

Что касается частного сектора возле железной дороги и станции «Столичный», то усадебную застройку здесь хотят сохранить и выделить участки для новых домов. Стоит отдать должное Генплану – скверы на ул. Малой, Минина и Железнодорожной останутся. Да и в целом, производства давно «используются неэффективно и не соответствуют экологическим регламентам на территории жилой зоны». Территория осваиваться будет в два этапа – до 2025-го и 2030 годов.

Еще в марте на участке между улицами Железнодорожной и Минина стояли двухэтажные бараки, но сейчас территория обнесена забором, а на месте домов – голая земля. Лишь одно здание под номером 13 стоит, как одинокий воин.

«Почему бы здесь не сделать магазин? Много ведь людей живет»

Во дворе возле дома 28 на переулке Софьи Ковалевской лишь парочка прохожих. Попытки позвонить в домофон жильцам закончились лишь одним сухим ответом мужчины: «Сносить нас никто не будет».

Возле соседнего 25 дома нас заприметила приятная старушка. Она наводит порядки на клумбе под окнами дома.

– Живу я здесь с 1962 года, а дом построен в 1957-м. Но удобства все есть, — рассказывает Зинаида Никандровна. – Вода и отопление у нас от газа, поэтому не страдаем – в любое время года можно включить тепло. Но обеспечение совсем никакое. От «силиката» (Минский комбинат силикатных изделий – прим. ред.) магазин бестолковый какой-то. Есть еще два маленьких магазина в новом здании в одной остановке отсюда. Но хотя бы один другого дополняют. А чтобы хорошо закупиться, надо ехать на Уманскую. Почему бы здесь не сделать магазин? Много ведь людей живет.

Зинаида Никандровна показывает на недострой возле своего дома. Говорит, в таком состоянии его оставила какая-то компания два года назад. И якобы им то ли запретили строить, то ли деньги закончились.

Она по-хозяйски показывает свой участок клумбы. Говорит, решила посадить тюльпаны. И очень не согласна со своими молодыми соседями.

– Они выйдут на скамейку сидеть вечером, а чтобы порядок навести у дома, такого не бывает. Я в этом доме самая молодая и энергичная, – улыбается женщина.

Вообще самое удивительное в разговоре со старичками – это то, как они за 10 минут разговора на отвлеченную тему умудряются воспроизвести большую часть истории своей жизни. Зинаида Никандровна работала в Минске на хлебозаводе 55 лет. Квартиру получили от силикатного завода. Муж давно умер, в квартире она живет одна.

– В этой жизни я наказана почему-то – деток нет. Поэтому квартиру я переписала племянникам мужа. Они с уважением ко мне, посещают часто. А дом если и снесут, то только в году 2030-м. Не раньше.

«Даже если нашу квартиру разрушат, новую дадут! Выгодно»

Когда заходишь во дворики двухэтажек, есть ощущение, что время здесь остановилось в 90-ых. Обветшавшие кирпичные фасады, гаражи, за которые мамы говорили не ходить, гнилые и ржавые «бэхи», игрушечные пистолеты и сдутые мячи, едкий запах вареной рыбы и белье на веревках. И все это приправлено осенней листвой.

– Говорили месяца четыре назад, что нас будут сносить, но все затихло. Никаких писем не присылали, конкретики нет, – делится Людмила, жительница 26-го дома. Она вышла покурить крепкую сигарету на скамейке у подъезда.

Она купила здесь квартиру и переехала в 1996 году. Соседи, которые живут здесь долгие десятилетия рассказывали, что дома эти построили немцы после войны.

– Все рушится, валится. Со стороны улицы только неделю назад утеплили фасад. Дома-то уже на износе. Неизвестно, сколько этот дом простоит. О сносе говорят с тех пор, когда я сюда заселилась. Подвал закрыли на замок лет 20 назад – боюсь представить, что там творится. Но по воде, отоплению ничего плохого сказать не могу. Пару лет назад только батареи не грели, вызывали с соседкой ЖЭС.

– Переехали бы в новостройку жить?

Людмила сменяет категоричный тон и тихо с сожалением произносит:

– Я уже привыкла здесь жить. Живешь и живешь… Нормально.

За сквером Минина, в котором мужики на троих сообразили бутылку дешевого вина, и стадионом, который раньше принадлежал заводу, стоят две старенькие двухэтажки – 13 и 13А. На подоконнике в окне первого этажа сидит паренек лет 10 и машет нам рукой. Просим его открыть форточку. На кухне вся семья в сборе. Оказалось, сидят втроем на самоизоляции из-за коронавируса, поэтому общаемся через окно.

– В ТЦ Outleto висит проект по этому району. Там вроде бы указано, что наш дом не снесут, а реставрируют к 2030 году, – говорит папа Андрей.

Оказалось, семья купила квартиру год назад за смешные деньги. По умолчанию здесь не было ни туалета, ни ванны. Все установили и провели водоснабжение своими силами и средствами. Но некоторые их соседи до сих пор в туалет ходят на улицу.

– Даже если нашу квартиру разрушат, новую дадут! Выгодно, – заявляет юный и мозговитый Лешка.

«Наш район будто заброшен. Пока это богом забытое место»

Собравшись уезжать, мы с фотографом решаем проехать дальше по переулку Софьи Ковалевской. И не зря. Внимание привлекает совсем уж необычная панельная двухэтажка. Во дворе на удачу встречаем седовласого Виталия, который чинит что-то в своем стареньком Форде. Мужчина живет здесь всю жизнь. Его родители работали в институте стройматериалов, который раньше находился на Минина, 21, и получили квартиру в доме 34А к.1.

– Институт разрабатывал разные проекты домов и планировок. И наш дом, и те, что в округе, стали экспериментальными. Они построены в 1968 году. Например, у нас в каждую квартиру отдельный вход, даже в те, что на втором этаже. И в целом дома добротные, кирпичные. Лет 15 назад нам утеплили фасад. У нас все условия, а на переулке Вавилова раньше жили родственники в доме барачного типа и ходили к нам мыться по выходным.

О проектах по сносу Виталий слышит уже лет 30. Когда-то говорили, что как только закроют аэродром рядом, то возведут многоэтажки вместо нынешней малоэтажки. И сюда стараются скорее прописать больше людей, чтобы получить «лишние» квадратные метры.

– Я ремонт затеял, а соседи в недоумении: «Зачем, если снесут?» Ну а что делать? Хочется же в комфорте жить. И когда снесут? Тоже не понятно. Ни за что бы не променял эту квартиру на новую. Здесь всегда было хорошо, даже когда этот район был блатной, бандитский. Ощущение, что живем в частном доме – тихо, спокойно, все соседи друг друга знают, даже оплачиваем земельный налог. Тут раньше и огороды были.

Рядом стоят сараи, а точнее дровни – раньше отопление в доме было на дровах. Виталий говорит, что люди держали здесь кур и свиней. По его словам, сараи хотели снести и построить большую стоянку. А чтобы понять, как в районе «продвигается» снос, он рассказывает историю.

– В 1995 году я работал крановщиком и ставил забор вокруг клуба. Хотели там сделать капремонт. Так он и простоял, а в этой весной его снесли. Можно сказать, что наш район будто заброшен, поэтому исполкому и нет особого дела. Пока это богом забытое место.