"Первое время в пустой квартире было одиноко". Минский врач рассказал об изоляции семьи от коронавируса, предложениях жилья и отсутствии паники

08.04.2020 08:05
Недвижимость
Белорусы решили не оставаться в стороне, предлагая свою

Белорусы решили не оставаться в стороне, предлагая свою помощь врачам, которые оказались на передовой борьбы с коронавирусом: кто-то готовит обеды, кто-то предоставляет жилье бесплатно, кто-то перечисляет деньги на благотворительные фонды, а кто-то просто сидит дома, проявляя сознательность. Каждая помощь ценна по-своему. Портал Realt.by решил поговорить с одним из столичных врачей, чтобы узнать, как относятся к такой помощи те, кому она адресована. 

Белорусы решили не оставаться в стороне, предлагая свою помощь врачам, которые оказались на передовой борьбы с коронавирусом: кто-то готовит обеды, кто-то предоставляет жилье бесплатно, кто-то перечисляет деньги на благотворительные фонды, а кто-то просто сидит дома, проявляя сознательность. Каждая помощь ценна по-своему. Портал Realt.by решил поговорить с одним из столичных врачей, чтобы узнать, как относятся к такой помощи те, кому она адресована. 

Фото использовано для иллюстрации. Источник: expert.ru

«Люди сами снижают свой иммунитет, находясь в стрессе продолжительное время»

Я не преувеличу, если скажу, что все внимание сейчас приковано к врачам. Буквально за несколько недель из обычных «бюджетников» они стали самыми главными людьми в стране. Медики превратились в того самого бегуна на финишной прямой, который после передачи ему эстафетной палочки может вырвать победу у любого противника. И весь мир с надеждой смотрит, как врачи раз за разом вырывают эту победу для каждого отдельно взятого человека.

— Вы работаете врачом в одной из столичных больниц. Как изменилась обстановка внутри отделения в последнее время? 

— Я хирург. В мое отделение сейчас не госпитализируют пациентов с подтвержденным коронавирусом. Но, чтобы быть готовыми помочь (в том числе и оборудованием), мы отменили все плановые операции, и на данный момент делаем только экстренные, — рассказывает Виталий. — Среди коллег я не вижу паники или каких-то фатальных настроений. Скорее, большинство сейчас находятся в боевой готовности, ждут вызова и стараются собрать как можно больше информации по неотложной помощи при болезнях дыхательной системы.  

Жизнь продолжается, и сейчас я действительно переживаю за своих пациентов, которые из-за отмены плановой госпитализации могут вовремя не получить так необходимую им помощь. 

В целом сейчас действительно непростое время, но на данный момент я не вижу причин для острой паники. Во всем нужно видеть свои плюсы и минусы. Да, лучше переждать пик инфекции дома, если есть такая возможность. Не нужно сейчас ходить в торговые центры, чтобы «просто прогуляться», и следует соблюдать социальную дистанцию. Уже все об этом говорят, и я повторю, что нужно мыть руки, обрабатывать их антисептиком. Но паниковать, отслеживая каждую новость про коронавирус, действительно не стоит. Организм человека  при повышенном уровне стресса теряет часть своих защитных функций. Получается, что люди сами снижают свой иммунитет, находясь в стрессе продолжительное время. Поэтому первое, что нужно сделать, — это успокоиться. Царь Соломон был прав: «Все пройдет. И это тоже».

«Если будут болеть мои дети, я не смогу помогать другим людям»

— Отразилась ли как-то эта ситуация с коронавирусом на Вашей семье?

— Когда появились первые новости о распространении вируса в Европе, все врачи понимали, что вирус придет и в Беларусь. Поэтому я отвез свою семью в деревню к родственникам еще несколько недель назад, когда пандемия казалась для нас чем-то далеким. 

Я это сделал, в первую очередь, для собственного спокойствия: чтобы не переживать, что случайно заражу их. Потому что моя работа хирургом предполагает, что при острой необходимости я буду перепрофилирован в пульмонолога или врача-реаниматолога — и это нормально, это мой долг. В такой ситуации мне придется тесно контактировать с большим количеством зараженных людей, а значит, я могу заразиться сам и принести эту инфекцию домой. Если будут болеть мои дети, я вынужден буду помогать им, своей жене, и не смогу помочь другим людям.

— Как Вы относитесь к инициативе предоставлять жилье для врачей, чтобы они не шли после работы домой и не разносили инфекцию среди своих близких?

— Мне в детстве рассказывали притчу про веник, который очень сложно разломить пополам, если он связан. А вот если разобрать его по отдельным прутикам, то сделать это легко. Так и здесь: люди вспомнили, что если сплотиться и помогать сообща, то сломить такую «команду» будет почти невозможно. Это действительно радует. Я не сентиментальный человек, но на глаза наворачиваются слезы, когда я читаю новости о взаимовыручке людей, о том уровне поддержки, который простые люди готовы оказать врачам. 

Поэтому к такой инициативе я отношусь очень хорошо — врачу не придется думать, как обезопасить свою семью, придя домой после контакта с заболевшими людьми. Можно будет спокойно принять душ и лечь отдохнуть — это дорогого стоит. Правда, насколько мне известно, есть приказ, который запрещает врачам, контактировавшим с зараженными людьми, выходить из больницы. Но могу ошибаться, лично этого приказа я пока не получал.

— Но если врачи будут оставаться в больнице, то где они будут спать, переодеваться, жить в конце концов?

— Все не так фатально, — улыбается Виталий. — В больницах есть специальные небольшие комнаты, где врачи могут передохнуть и даже поспать. Это не комфортабельные номера класса «Люкс», а обычные «дежурки». Но поспать и переодеться там можно. Этого пока достаточно. Правда, если дежурить будут все врачи отделения, то места для сна всем не хватит и придется отдыхать по очереди. Именно тогда есть смысл в том, чтобы предоставлять врачам жилье рядом с больницами. Если врачей из здания больницы выпускать не будут, то, на крайний случай, можно использовать раскладушки и надувные матрасы.

Источник фото: www.kti.ru

«Солдаты не берут отпуск во время войны»

— Не давит ли морально пустая квартира, куда Вы возвращаетесь каждый день с работы?

— Понятное дело, что без семьи тоскливо и дома первое время было непривычно тихо. Но потом я понял, что это время нужно использовать с максимальной пользой. Сейчас большой нагрузки на работе нет, потому что больница находится в режиме ожидания. Мы проводим экстренные операции, ведем только «острых» пациентов. Поэтому сейчас после работы я снова занимаюсь английским, читаю доклады зарубежных коллег, увеличил количество физической нагрузки: езжу на велосипеде, устраиваю пробежки. Конечно, я скучаю по своим близким, но понимаю, зачем это нужно. Мы часто созваниваемся, устраиваем видео-конференции среди родных. Для детей это весело. Поэтому нет, отсутствие семьи в квартире пока на меня не давит. 

— Не могу не задать вопрос: Вы не думали взять отпуск за свой счет и отсидеться там же, у родственников? У Вас маленькие дети, есть и другие веские причины так сделать…

— Я бы слукавил, если бы сказал, что такие мысли меня вообще не посещали. Они посещают, наверное, каждого врача в такие моменты. Но давайте представим, что все врачи вдруг решат взять отпуск за свой счет. В отличие от какой-либо другой специальности, обучить любого человека врачебному делу быстро не получится. Сейчас медики нужны стране, простым людям, которые болеют. 

Но все врачи — тоже обычные люди и каждый человек принимает собственное решение, за которое несет ответственность. Что важно: здесь нет правильного ответа. Для себя я решил, что не смогу сейчас отсиживаться в тылу, пока мои коллеги сражаются на передовой. Солдаты не берут отпуск во время войны. 

— Как Вы думаете когда закончится пандемия? Когда можно будет вздохнуть с облегчением и, не думая, браться за поручни в троллейбусе или ходить на концерты любимых групп?

— Я не могу сказать, когда это закончится. Пожалуй, сейчас этого не может сказать никто. Интересно, что мы оказались в ситуации, когда развитие эпидемии происходит внутри очень информированного общества: люди коммуницируют между собой, передают информацию о заболевших и умерших, делятся своими страхами. Такого никогда до этого не было. В связи с этим, помимо пандемии коронавируса, в обществе растет эпидемия паники.  

Серьезная опасность коронавируса заключается в его высокой скорости передачи от человека к человеку. Здесь вопрос в том, чтобы замедлить рост количества вновь зараженных людей. Чтобы у больниц была возможность предоставить помощь заболевшим людям.

Одно я могу сказать точно: после этой ситуации многие люди всерьез задумаются о своем здоровье, и это очень радует. Ситуация с коронавирусом вновь расставила все по своим местам: обозначила, что действительно важно, что нужно по-настоящему ценить, а что — нет. Конечно, по прошествии времени кто-то забудет все полученные уроки и будет поступать по-прежнему, но я думаю, что мир «встряхнулся» не зря. В конце концов, серьезные скачки в развитии происходят только в тяжелые времена.