«Живем в центре Минска, но как в первобытном мире». Побывали в частном секторе со столетними домами за железнодорожным вокзалом

18.11.2021 08:00
Недвижимость Фото Realt.by
Кто-то скажет, что жить рядом с железной дорогой

Кто-то скажет, что жить рядом с железной дорогой — романтично. Изо дня в день наблюдать, как едут поезда, бегло рассматривать лица в окнах, пока проносящиеся вагоны сотрясают стены домов. Это все будоражит воображение одних, но сильно мешает жить другим.  Правда, даже этот гул со временем может стать каплей в нарастающем изобилии городских звуков. Так случилось и с частным сектором недалеко от железнодорожного вокзала в Минске. Окруженный шоссе и стальной магистралью, он незаметно для всех доживает последние годы. И, если десятки домов не уйдут под снос по воле властей города, то точно рухнут из-за сгнивших досок. Realt съездил на небольшой островок с деревенскими домами, где котиков больше, чем местных жителей. 

«Бомжи собираются, но, главное, в дома к нам не лезут»

Несколько десятков жилых домов возвышаются над дорогой в районе улиц Толстого и Могилевской. Все они прячутся за общим зеленым забором и старыми деревьями.

На первый взгляд, там так тесно, будто бы город затягивает ремень потуже — и все не может попасть в точку. Состояния, когда можно будет выдохнуть, ждут и местные жители. Пока одни обустраивают свои столетние хаты, другие даже не пытаются отремонтировать обвалившуюся крышу, хотя во второй половине дома живет 85-летняя женщина.

Обойдя несколько дворов, понимаешь, что кроме тишины в этих стенах никто давно не живет. Даже удивительно, как дома еще не заняли местные бомжи, которые развели костер у железной дороги и то и дело таскают воду с колонки.

— Они частенько собираются, но нам не мешают. В дома, главное, не лезут, — рассказывает местная жительница Галина. — В этой части переулка живет три семьи. Чуть дальше — жителей больше. Слухи о сносе ходят с 1980 года. Некоторые построили квартиры, переехали и забросили дома, но по-прежнему прописаны тут. Они-то и ждут сноса.

Женщина утрирует, что из-за перспективы попасть под бульдозер, им не разрешали даже лишний гвоздь вбить. Коммуникации и газ в дом семья проводила самостоятельно, когда в другой части переулка власти это сделали бесплатно. Дело в том, что дома Галины и соседей планировали сносить.

— Нашему дому 100 лет. Здесь выросло несколько поколений, а вот месте домов по улице Жуковского когда-то было болото.

«Я сноса не хочу, честно»

К шуму от поездов жители привыкли так, что уже и не замечают его. А вот к звукам внутри панелек они привыкнуть не могут.

— Приезжаю к сыну, но никогда не остаюсь ночевать. Шум лифта меня убивает, — говорит женщина. — Раньше над нами еще и самолеты летали, когда аэропорт работал. К тому же, поезда сейчас бесшумные. Не то, что несколько лет назад: тепловоз идет и за несколько километров слышен гул.

Напротив частного сектора строится ТРЦ Minsk City Mall. Галина иронизирует, что уж сейчас то их точно должны снести, «чтобы не позорить этот центр».

— Я сноса не хочу, честно. Мы сейчас здесь живем с мужем. Во второй части дома — сестра мужа со своей семьей.

И такая жизнь их вполне устраивает. Рядом остановки транспорта, метро, вокзал, магазины.

Про частный сектор знают и жители высоток. Некоторые приходят выгуливать собак на небольшое поле напротив дома Галины.

— Знаем уже всех собак и их хозяев в лицо. За водой чужие, бывает, приходят. У нас же она такая чистая, не представляете. Водоканал поснимал ручки и дал их только местным, а то люди приезжали сюда машину помыть. Интересно и весело — не то, что в городе. Когда молодыми были, каждый жил сам по себе, а сейчас нас осталось мало — и мы стали более дружными.

«Живем в центре, но как в первобытном мире»

Местами переулок напоминает дворы Сайлент Хилла: за спутавшимися ветками еле видны крыши, а белая краска на рамах выделяет дома среди зарослей. Единственные, кто чувствуют себя здесь хозяевами — это коты. Они пересекают один двор за другим, словно ходят друг к другу в гости.

Обходя жилую застройку со стороны железной дороги, замечаем минималистичную чилаут-зону: диван у забора, откуда открывается вид на проезжающие поезда. Один ее посетитель так расслабился, что еле передвигал ноги. Вечером ходить здесь даже жутко с учетом того, что вокруг ни души, да еще и фонарей нет. Чуть дальше замечаем две двухэтажки. В одной находятся офисные помещения, а вот в доме №30 кипит жизнь.

— Я здесь живу уже 34 года. Получала жилье от УДМСиБ (Управление дорожно-мостового строительства и благоустройства Мингорисполкома. — Прим. Realt). Они за столько лет все здесь запустили. Мы вместе с другими жителями дома собрались и поставили новую дверь, навели красоту в подъезде. Посмотрите, правда, у нас уже несколько месяцев нет света в подъезде, — рассказывает Валентина. — Примерно месяц наш восьмиквартирный дом передали ЖЭУ №1 Октябрьского района. Мы устали звонить, но за это время так никто и не пришел проведать нас и включить свет. Спасибо, что хоть мусорные баки поставили, а то раньше каждый выносил туда, куда мог.

— Живу в центре Минска, а мусор дети на машине вывозили, — присоединяется к разговору соседка.

— Да, в центре города, но живем как будто в первобытном мире. Мы никому не нужны и нас никто не знает, — продолжает Валентина.

По словам местных жителей, территорию двора тут тоже давно никто не убирает. Полтора года назад Валентина сломала ногу из-за того, что не увидела бордюр в зарослях травы. Листву они собирали по двору самостоятельно, но что толку, если через час ветер все разносит в стороны. Поблизости нет и фонарей. Женщины признаются, что им иногда страшно заходить в подъезд, а сейчас — без света — тем более. Ведь туда могут зайти бомжи, когда дверь открыта.

«Нас сносят уже 30 лет»

— Я уже 30 лет вижу этот забор, — показывает Валентина на границу, отделяющую двухэтажку от частной территории. — Еще при УДМСиБ просила починить, но ничего. Из всех ремонтных работ, которые проводили, заменили лишь крышу. Она на те времена обошлась в 70 миллионов. За такие деньги она должна была быть золотой, но — какая есть.

Местные жители сделали у забора небольшую зону отдыха с мангалом, а в будущем хотят поставить и беседку.

До того, как дом перешел в УДМСиБ, тут жили работники железной дороги. Валентина признается, что к шуму поездов уже привыкла — и в тишине ей жить будет уже даже дискомфортно.

— О сносе я слышу с того момента, как только въехала. Переезжать мы не хотим, тут хорошо, просто нам нужна помощь привести все здесь в порядок.

Уже начало темнеть и мы решили вернуться назад. Острых ощущений прибавилось от громкого лая бродячих собак, которые нас заметили. По пути встречаем двух женщин. По их словам, до того, как поставили забор у железной дороги, здесь, в переулке, у бомжей был проходной двор. Но сейчас их стало меньше.

— Нас сносят уже 30 лет, а мы ведь провели воду, газ, канализацию — вложили деньги, чтобы жить нормально. Я родилась и выросла здесь, — говорит Ольга, которая живет в доме 1905 года постройки.

Она вспоминает, как тут было красиво во времена ее юности.

— Старый переезд, частный сектор и черешня с сиренью цветут во дворах — красота. Здесь находились самые старые улицы. Молодежи было много. Мы ходили все на поезда смотрели. Было прекрасно, но и сейчас хорошо.

Но кто-то из владельцев частного сектора все же ждет сноса. И их можно понять.

— У многих дома требуют вложений, а тут до сих пор непонятно: снесут или нет, — говорит Ольга.