Караник рассказал, что во время подавления протестов на военных скорых ездили военные медики и оказывали помощь

Вчера, 17 августа, министр здравоохранения Владимир Караник встретился возле здания Минздрава с медиками и протестующими гражданами. Конструктивного диалога не получилось – толпа практически не давала Владимиру Каранику сказать и слова.

Как сообщает TTT.BY, министр здравоохранения прислал к ним в редакцию открытое письмо, в котором отметил, что ему приходится с болью и разочарованием смотреть на то, что сейчас происходит в системе здравоохранения и медицинской среде.

«Мы заменили нормальное человеческое общение ядовитыми постами в социальных сетях, причем за спиной, исподтишка, без возможности выслушать мнение второй стороны. Конструктивное обсуждение заменили обменом петициями и пресс-релизами», — написал министр здравоохранения.

Он отметил, что вчера пытался пообщаться с людьми, «которые в сети позиционировали себя, как представители всего медицинского сообщества», но диалога не получилось.

«И я даже не могу подобрать определение, того, что происходило около Минздрава, где собственно, представители медицинского сообщества были далеко не в большинстве», — уточнил Владимир Караник.

«Да, я пытался сказать, что ни одна наша машина скорой помощи не использовалась сотрудниками МВД для их перевозки к местам задержаний, что похожую раскраску имеют машины медицинской службы внутренних войск, где находятся военные медики, естественно в военной форме, и именно они оказывали медицинскую помощь своим пострадавшим коллегам в самом эпицентре, что могло и породить эти слухи. Если есть иные факты предъявите их, и мы разберемся, потому что даже предположение того, что в машине скорой помощи могут находиться представители силовых ведомств может взывать агрессию протестующих и поставит под угрозу безопасность наших сотрудников, а это недопустимо. Надеюсь, будут представлены конкретные факты или этот вопрос будет окончательно снят с повестки дня», — объяснил в письме министр здравоохранения, потому что вчера ему этого сделать не дали.

Владимир Караник также написал, что «9 августа, для оказания медицинской помощи задержанным в каждом РУВД в Минске и крупных городах дежурила скорая помощь», что «в местах временного содержания работают медицинские работники не системы здравоохранения, а пенитенциарной системы, и что есть постановление Министерства здравоохранения, которое регламентирует наше взаимодействие и устанавливает правила оказания помощи задержанным».

«Поэтому мы плотно взаимодействовали с МВД, чтобы максимально быстро решить вопрос оказания медицинской помощи нуждающимся и обеспечить человеческие условия пребывания в местах временного содержания. Результатом этой работы явились переводы задержанных граждан, нуждающихся в оказании медицинской помощи, из мест временного содержания в стационары, а также оперативное освобождение задержанных из мест, где условия содержания не соответствуют нормативам», — уточнил Владимир Караник.

Также в своем письме министр здравоохранения рассказал о том, что «система здравоохранения не проводит судебно-медицинскую экспертизу в принципе и не имеет права направлять на нее (за исключением случаев смерти в стационаре, когда есть подозрения о внешних причинах смерти)», что «что все пациенты, обратившиеся с травмами, фиксируются, и информация о них передаются в органы правопорядка», что «в патологоанатомических бюро (моргах) нет неопознанных трупов, что туда доставляются только умершие в медицинских учреждениях, а погибшие, либо умершие вне больничных стен, направляются судебно-медицинским экспертам, которые находятся вне юрисдикции Министерства здравоохранения».

Полностью открытое письмо Владимира Караника можно прочитать тут.

Продолжали бить, даже когда приехала «Скорая»

В то же время, Анастасия Калашникова, фельдшер скорой помощи, рассказала, что задержанных жестоко избивали даже в присутствии врачей.

«В пять утра 12 августа нас вызвали на Окрестина. Вызов формальный, не конкретно на фамилию, а на статус – «избитый». Нам в тот момент повезло со старшим врачом-куратором, дежурившей на центре, которая сказала вывозить людей по максимуму, оказывать помощь, что сильно способствовало нашим целям», — передает слова врача kyky.org.

«Нам разрешили везти людей не по разным больницам, а в одну, чтобы не терять времени после осмотра. Вообще-то нам разрешено вывозить одного пациента, не больше. В то утро мы вывезли четверых ребят из СИЗО на Окрестина. Когда мы въехали в ворота, справа от нас внутри лежали ребята, которых продолжали бить, даже когда мы заехали. Они очень сильно кричали и половина из них стояла лицом в пол на коленях, в позе эмбриона, кто-то стоял возле стены с расставленными руками и ногами — и их продолжали бить», — рассказала Анастасия Калашникова.

В то же время в телеграм-каналах начали собирать доказательства, что министр здравоохранения не сказал всей правды.