«Краеугольный элемент национальной мифологии» — Историк Пашкевич рассказал, почему неудача БНР все равно важна для Беларуси

23.03.2021 10:03
Общество Мнение Редакция
Белорусская Народная Республика была провозглашена 9 марта 1918
Фото: wikimedia.org и svaboda.org

25 марта в Беларуси будет неофициально отмечаться День Воли – 103-я годовщина провозглашения независимости Белорусской Народной Республики. Однако какова роль БНР в истории нашей страны.

Белорусская Народная Республика была провозглашена 9 марта 1918 года, а 25 марта была объявлена ее независимость. БНР предъявляла претензии на Могилевскую, Минску, Витебскую губернии, а также на белорусские части Гродненской, Виленской, Смоленской, Черниговской и соседних губерний. Но добиться полноценной независимости молодая белорусская республика в условиях постоянных войн и оккупаций так и не смогла.

БНР стала первым опытом становления белорусской государственности в 20-м веке. Только 1 января 1919 года была провозглашена Социалистическая Советская Республика Беларусь – предшественница БССР.

О роли Белорусской Народной Республики в истории Беларуси Telegraf.by поговорил с кандидатом исторических наук, заместителем главного редактора журнала “Наша гісторыя” Александром Пашкевичем.

— Какую роль сыграла Белорусская Народная Республика в истории Беларуси? Насколько значительна ее роль, особенно в связи с ее недолгим существованием?

— Роль БНР в истории Беларуси прежде всего идейно-символическая. Её провозглашением было впервые во весь голос заявлено право белорусского народа на своё собственное государство, притом этот вопрос был поставлен и на международной арене. Этим примером белорусские деятели вдохновлялись в последующие годы, в том числе и новые их поколения. Институты БНР в изгнании стали одним из центров, вокруг которых объединялась белорусская эмиграция. И в уже независимой Беларуси идея БНР была хорошо воспринята, став одним из краеугольных элементов национальной мифологии. Для нациетворения это очень важно.

Карта БНР. Фото: wikimedia.org

— Можно ли считать БНР полноценным государством? Какие атрибуты государственности у нее были, а каких не было? Насколько сильно она отличалась от других государств, возникших в то время на просторах бывших империй (Российской, Германской, Османской и Австро-Венгерской)?

— К сожалению, полноценным государством БНР стать в то время не смогла, поскольку созданные ею органы власти не смогли даже на короткое время установить контроль даже над частью заявленной территории. В самом лучшем случае учреждения БНР действовали параллельно с органами какой-либо оккупационной администрации, притом находясь в подчинённом по отношению к ним положении. А неудачи в попытках создания собственной армии не позволяли рассчитывать на перелом ситуации в этом отношении. Отсутствие же контроля над территорией де-факто не давало возможности добиться признания Белорусской Народной Республики де-юре, особенно со стороны великих держав.

Другие провозглашённые в то время на руинах бывших империй национальные государства были в этом отношении куда более успешными, в том числе и созданные нашими соседями. Поляки, литовцы, латыши и эстонцы, как известно, не только провозгласили независимость, но и смогли её отстоять, существуя и развиваясь как самостоятельные государства до начала Второй мировой войны.

Украинцам повезло меньше, они по результатам военных действий в нашем регионе в 1914—1920 годах тоже остались, как и белорусы, без национального независимого государства. Но те государственные образования, которые они пробовали создавать – Украинская Народная Республика, Западно-Украинская Народная Республика, Украинская держава гетмана Скоропадского,  – были всё-таки не только символическими. У них были армии, при помощи которых хотя бы на непродолжительное время устанавливался контроль над определёнными территориями, где действовала реальная украинская администрация, которая исполняла все необходимые функции. Соответственно, с украинскими государствами больше считались и на международном уровне. Хотя в конечном итоге удержаться и они не смогли.

— Могла ли возникнуть БССР без существования БНР?

— Это очень сложный вопрос, на который вряд ли можно дать абсолютно однозначный ответ. Создание квазигосударственности для разных народов на советской основе было в те времена в практике российских большевиков очень распространено, и Беларусь здесь не была какой-то аномалией. Обычно форма не просто автономии в составе Советской России, а формально независимой ССР, накрепко связанной с РСФСР различными договорами, действительно использовалась там, где для советской государственности была альтернатива в виде национальной.

С другой стороны, влияло не только это, но и географическое размещение республики, соображения стратегического порядка. Где-то больше проявлялось одно, где-то другое.

Почтовая марка БНР. Фото: wikimedia.org

В случае БССР похоже, что куда больше всё же повлияло желание Москвы иметь на границе с Польшей формально независимое буферное государство, которым в случае чего можно было бы прикрываться. А необходимость давать альтернативу БНР была фактором вторичным.

Вспомним хотя бы ситуацию с передачей в 1919 году восточных губерний БССР – Витебской и Могилёвской – в состав РСФСР. Аргументом за это стало то, что эти губернии, мол, ни с кем, кроме РСФСР, не граничат, значит и смысла в их нахождении в составе буферного государства нет. А потом, несомненно, принималось во внимание, что много белорусов осталось после советско-польской войны в составе Польши, и БССР должна была играть роль определённого магнита для них.

— Депутат Ленчевская заявляет: «БЧБ-символика — знак беды. Она почему-то появляется всегда в нашей стране, когда на нашу землю приходит беда». Как так получилось, что возникновение белорусской государственности в 1918 году и ее восстановление в 1991-м для белорусского депутата стали «знаком беды»? Почему власти дистанцировались от БНР?

— Это заявление депутата свидетельствует прежде всего о её весьма поверхностном знании истории или о сознательной манипуляции. Впрочем, одно другому совершенно не противоречит.

Что касается восприятия провозглашения БНР в 1918-м или объявления Беларусью независимости в 1991-м как какой-то беды, то здесь проявляется нахождение в плену российско(советско)-имперской исторической парадигмы. В ней Беларусь выступает как неотъемлемая часть так называемого «русского мира», и единство с Россией воспринимается как что-то совершенно естественное. Ну а всё, что это единство реально или потенциально подрывает – беда.

К сожалению, многие люди у нас разделяют такие взгляды совершенно искренне, что неудивительно, учитывая, что у нас с Россией даже в годы независимости осталось общее информационное пространство. И Лукашенко людьми с такими взглядами все без малого 27 лет своего правления себя окружает. Поскольку и сам, по большому счёту, в основе своего мировоззрения носитель таких же взглядов.

— Среди обвинений в адрес БНР – телеграмма немецкому кайзеру от членов белорусского правительства. Чем так страшен был кайзер для белорусов?

— Ничем особенным он страшен не был. Во всяком случае, не страшнее других оккупантов, которые сменялись тогда на территории Беларуси очень регулярно.

Немецкая администрация не препятствовала деятельности Рады БНР, которая направила кайзеру телеграмму, где благодарила его за освобождение Беларуси от большевиков и просила помощи в укреплении её государственной независимости в союзе с Германской империей. Наибольшее влияние на посылку этой телеграммы оказало признание Германией независимости Украины и Литвы.

Немцы времён Первой мировой войны и немцы времён Второй мировой на нашей территории – две большие разницы. И кайзер Вильгельм ІІ совсем не Адольф Гитлер.

Другое дело – что времена тогда были такие, что в чести были социалистическая идеология, при которой монархи особенно не ценились. Поэтому отправка кайзеру этой телеграммы немедленно аукнулась самим же белорусам тем, что вызвала раскол в их собственных рядах. Далеко не все из белорусских национальных деятелей, идейных социалистов, это смогли понять и принять. Ну, а потом уже этот факт приняла на свои знамёна и большевистская пропаганда. Которая в силу своей мощи смогла убеждать целые поколения белорусов, что это что-то вообще из ряда вон.

Военно-дипломатическая миссия БНР в Латвии и Эстонии. Фото: wikimedia.org

Сама же по себе телеграмма никакого существенного влияния на ситуацию не оказала. Непосредственно до кайзера она, скорее всего, вообще не дошла. Надо сказать, что с её отправкой – впрочем, как и с провозглашением самой Республики – деятели БНР вообще очень опоздали, поскольку по условиям Брестского мира немцы обязались не признавать никаких государственных образований на обломках бывшей Российской империи, и нарушать это обязательство ради белорусов не собирались. Поэтому составление и отправка телеграммы кайзеру было, конечно, политической ошибкой Рады БНР. Пользы от этого никакой в результате не было, а вред был. Но и не более того, чем просто ошибка.

— Большевики отдали белорусские земли немцам еще 3 марта 1918 года. Почему к ним нет такого негативного отношения, как к телеграмме БНР, написанной через несколько месяцев после Брестского мира между РСФСР и Германией?

— Всё очень просто: историю пишут победители. Большевики держали власть в своих руках более 70 десятилетий, всё это время они фактически имели монополию на формирование исторической памяти, выжигая калёным железом любую альтернативу. Соответственно, имели возможность составить выгодную себе картину того, что происходило в те времена, и навязывать её обществу через систему образования, полностью подконтрольные СМИ, массовую культуру и т. д.

После падения коммунизма возможность распространения альтернативного видения на исторические процессы, конечно, появилась, но всё-таки настоящего коренного перелома у нас не произошло. По-прежнему преобладающей на массовом уровне осталась модифицированная советская концепция. Этим и объясняется то, что по существу советские оценки и подходы по-прежнему в массовом сознании живы и достаточно крепки.

Отцы-основатели БНР. Фото: wikimedia.org

— Как относились к белорусской государственности руководители Компартии на белорусских землях (Кнорин, Ландер, Мясников и другие) в 1917-1919 годах? Какова их роль в становлении белорусской государственности?

— Эти люди были на наших землях чужаками, в Беларусь их забросила Первая мировая война. Поэтому специфики местного общества они не знали, белорусской национальной идеологии были чужды. Соответственно в отдельной белорусской государственности смысла не видели и её идею не поддерживали.

Другое дело – что как правоверные большевики подчинялись партийной дисциплине, и если партия сказала «надо» — то проводили её указания в жизнь. Но не более того. Памятников или улиц своего имени в белорусских городах они явно за свою кипучую деятельность не заслуживают.

— Часто можно услышать, что за свою государственность белорусам следует благодарить Ленина и Сталина. Насколько это правда?

Паспорта БНР. Фото: svaboda.org

— За свою государственность белорусам следует благодарить деятелей своего национального движения, которые в конце ХІХ – начале ХХ веков сформулировали белорусскую национальную идею и всеми силами и способами старались поставить её на ноги, в том числе и во время революционных событий в Российской империи. Благодаря их самоотверженной работе те же Ленин, Сталин и другие большевистские вожди знали, что существует отдельный белорусский народ, соответственно этот фактор вынуждены были учитывать в своих планах и действиях. Специально для нас, с благотворительными целями, они ничего не создавали.

— Когда история БНР займет должное место в истории Беларуси?

— По-моему, мы сейчас находимся на пороге этого. В противостоянии с нынешним режимом в Беларуси быстро формируется гражданское общество, которому чужды ценности режима. И то, с чем режим принципиально борется, завоёвывает популярность у его оппонентов. Мы видели, насколько ярко это проявилось на примере национальной символики.

Историческая память – на очереди, и процесс здесь идёт. Это если говорить о настроениях в обществе. Но на государственном уровне, несомненно, какие-то подвижки могут быть только после ухода Александра Лукашенко. Это обязательное условие.

Мнение авторов или участников интервью может не совпадать с позицией редакции! Если вы эксперт в своей области, пишите нам, предлагайте свое собственное мнение.