Министр труда назвала “здоровым” уровень безработицы в Беларуси. Откуда тогда берутся тунеядцы, с которыми борется Лукашенко?

19.01.2021 18:34
Общество Мнение Редакция
По мнению министра, уровень безработицы в стране не

Министр труда и социальной защиты Беларуси, Ирина Костевич, во время пресс-презентации основных направлений Программы социально-экономического развития Беларуси на 2021–2025 годы заявила 19 января о том, что в Беларуси сложился "здоровый уровень безработицы".

По мнению министра, уровень безработицы в стране не только “здоровый”, но и снижается с 2016 года с 5.8% до 4% в 2020 году.

«Это здоровый уровень безработицы, который позволяет поддерживать здоровую конкуренцию на рынке труда», — пишет с ее слов «СБ – Беларусь Сегодня».

Озвучила Ирина Костевич и планы на пятилетку, это не более 4.2%. Планируется через центры занятости и работу частных агентств по трудоустройству контролировать этот показатель, работая по заявительному принципу.

«Трудоустраивать не менее 75% граждан, которые обращаются к государству за оказанием содействия в трудоустройстве, не менее 61% — оказывать помощь в трудоустройстве тем гражданам, которые имеют дополнительные гарантии. Уровень молодежной безработицы – не более 6,3%. Направление на обучение под заказ нанимателя – более 80%», — такие планы озвучила руководитель ведомства.

Казалось бы прекрасные показатели и вселяющий уверенность оптимизм министра, но тогда откуда берется непрерывная борьба с “тунеядцами”, декреты и резкая риторика Александра Лукашенко?

Напомним, в далеком 2015 году появился знаменитый Декрет 3 «О предупреждении социального иждивенчества». Безработных облагали специальным налогом.

В 2017 году Лукашенко также поднимал вопрос трудоустройства и требовал найти всем работу к 1 мая.

«Но люди должны понимать, что они прежде всего должны искать себе работу. А мы им должны помочь. К 1 мая все должны быть трудоустроены, — поручил Александр Лукашенко. — И запомните, в какое бы я место и район ни приехал, мой помощник выедет туда заранее и пригласит публично безработных людей ко мне на встречу. И не дай бог после 1 мая такие люди будут».-требовал глава государства.

Асоциальных элементов, не желающих работать Лукашенко выделял отдельно. С ними планировали не церемониться.

В 2018 декрет переписали, но тема “тунеядцев” никогда надолго не покидала наше медиапространство и периодически всплывала на совещаниях Лукашенко.

«Немедленно заняться трудоустройством безработных. С органами милиции, подключите того, кого вы считаете нужным. Немедленно поставить на учет всех тунеядцев болтающихся и заставить их работать», — такое резкое заявление он сделал уже в конце 2020 года.

В чем же дело, почему радужные картины со “здоровым” уровнем безработицы с одной стороны и постоянная борьба с этим явлением с другой?

Вот какие цифры приводит Минтруда: на начало октября уровень зарегистрированной безработицы составил 0,2% к численности рабочей силы (годом ранее — 0,3%). Как видим цифры не большие и даже снижаются.

“Человек в трудоспособном возрасте, умеющий и желающий работать, но не имеющий работы и трудового дохода по независящим от него причинам”, — такое определение безработного дает Международная организация труда (МОТ). По методике этой организации в Белстате считают уровень реальной безработицы. Не путайте с зарегистрированной безработицей — это только те безработные, которые подали документы для получения пособия по безработице.

Остаётся только гадать: либо реальные цифры сильно отличаются от официальных, либо безработица это просто удобный способ отвлечь внимание и свалить на нее все что угодно, от проблем в экономике до политического кризиса.

Кстати, «согласно постановлению Правительства № 252 от 23 апреля 2020 года, белорусы, которые не числятся в базе занятого в экономике населения, начнут оплачивать газ и отопление в полном размере не с 1 мая 2020 года, как это планировалось ранее, а с 1 мая 2021 года», — писали мы ранее.

Мнение авторов или участников интервью может не совпадать с позицией редакции! Если вы эксперт в своей области, пишите нам, предлагайте свое собственное мнение.