«Новый Освенцим». Задержанный в августе фотограф рассказал о необычном месте под Слуцком

20.01.2021 11:26
Общество Мнение
Высокий забор и вышки Дмитрий рассказывает на своей

Фотограф издания “Новы Час”, бывший сотрудник милиции Дмитрий Дмитриев, задержанный на избирательном участке 9 августа, сразу после Окрестина побывал в необычном месте. Рассказать о случившемся он решил после публикации аудиозаписи, с голосом похожим на голос Николая Карпенкова, где идет речь о создании в Беларуси лагерей для протестующих

Высокий забор и вышки

Дмитрий рассказывает на своей странице в Facebook, что 13 августа его вместе с другими задержанными погрузили в машины и повезли, как им сразу показалось, в Жодино. В те дни из печально известного Окрестинского ИВС многих свозили именно туда, в Жодино, освобождая места.

Они долго ехали и слышали, как сигналят машины по пути, при перевозке никто не “жестил” и даже само размещение людей в транспорте было щадящим, без давки, отметил фотограф.

По приезду, людей выгрузили и построили в “коробки” по 40-50 человек,  уже тогда стало понятно, что это не Жодино.

Первое, что пришло Дмитрию в голову по приезду, это то что место похоже на воинскую часть. Правда немного странную, с непонятными постройками в виде длинных одноэтажных бараков, передает Радио «Свобода».

«Было видно, что всю территорию только-только оградили высоким забором — рассказывает Дмитриев. — Свежая древесина совсем, еще даже не потемнела. Забор высотой метров пять, не меньше. И вышки совсем свежие вокруг. Как в лагерях, там охранники еще стоят. Все абсолютно свежо. Первая мысль была, что это какая-то воинская часть. Что-то непонятное, какие-то постройки. Но мы сильно там не думали тогда, не до этого было. Конвоиры к нам не подходили. Через каждые метров 10 стояли автоматчики с собаками. Территория очень большая там. К нам подходили люди в военной форме, такой цифровой светло-зеленый камуфляж. Внутренние войска, скорее всего. Переписывали всех нас-имена, адреса. Потом всех по очереди завели в одноэтажное здание. Там уже сказали, что мы находимся на территории Слуцкого ИВС и будем отбывать там административное наказание, кому сколько осталось. Но какой же это ИВС?»

Охрана и военные вели себя корректно, особенно в сравнении с тем местом откуда приехали люди, а место в целом не было похоже на подобные милицейские учреждения. Прежде всего это был комплекс строений никак не напоминающий СИЗО или ИВС.

В первый же вечер их осмотрели медики, пишет фотограф, судя по всему они были поражены тем следам, которые находили на телах задержанных. Всем разрешили принять душ и накормили, а затем отвели на ночлег.

“Новый Освенцим строим”

«Для ночлега нам дали очень большое помещение, — продолжает Дмитрий. — Я так понимаю, это какой-то актовый зал был. На стенках еще можно было заметить следы от телевизоров. От стендов с наглядной агитацией. Народу там очень много помещалось. В нашем зале, как охрана говорила – «отряде», располагалось 93 кровати. Двойные, со вторым этажом. Это 186 человек. Матрас, одеяло, подушка. Без постельного белья. Но нам и это было за счастье. Скомандовали отбой и выключили свет».- вспоминает Дмитрий.

Утром раздали мыло и спросили, кому чего не хватает. Охрана вела себя вполне доброжелательно и нормально контактировала с задержанными без уже им привычных криков. Тем, у кого ОМОН забрал одежду, дали какую-то другую, раздали постельное.

“Так полдня прошло. Люди помыли свои вещи, вынесли их на улицу сушить. Как раз тогда пришли на территорию какие-то местные мужички соответствующего вида и запаха. Они начали копать ямы, вставляли в ямы свежие деревянные столбы, натягивали между ними колючую проволоку. Все это для того, чтобы отгородить большие помещения на территории друг от друга. Говорили нам, что строят новый Освенцим. Когда шли в столовую, то уже было светло. Мы увидели, что все большие здания ограждают колючей проволокой. А по периметру, у высокого забора, ставят огромные армейские палатки, кровати двухэтажные таскали. Строили надолго все это, и на большое количество людей было рассчитано”, -вспоминает Дмитриев.

Проект не удался?

Внезапно, на второй день, задержанных стали отпускать. Военные выводили людей, предупреждали, чтобы те больше не ходили на протесты и давали подписать соответствующую бумагу. Милиционеры говорили, что всех задержанных развезут волонтеры.

«Тогда мы не думали, что это какой—то концлагерь, — вспоминает Дмитрий. — Вырвались из Окрестина, и хорошо. Тем более там отношение было нормальное. Никто не кричал на нас, кормили. Но я уже тогда понимал, что это место какое-то непростое. Чтобы все это соорудить, организовать-не один день нужен и даже не неделю. Было видно, что они готовились. Сколько таких лагерей могло бы быть еще, неизвестно. Тогда я подумал, что это, возможно, временный лагерь. Что людей задержанных очень много, и их куда-то надо будет деть».

После освобождения, Дмитрий еще раз был задержан и отбывал 10 суток, но нигде больше не слышал про это странное место под Слуцком и чтобы кто-то там побывал. По мнению Дмитрия, власти могли заморозить проект по причине лояльного отношения охраны и высокой стоимости таких учреждений.

«Такой лагерь требует много людей для организации охраны, — говорит Дмитрий. — Когда военные там с нами столкнулись, они увидели, что мы нормальные люди, что с нами можно нормально разговаривать. Что мы адекватные. Они с нами пошли на контакт. Возможно, это кому-то не понравилось. Но неизвестно, что произошло на самом деле. Думаю, такой лагерь очень дорого содержать. Охрана должна быть переменная, нужно достаточное количество офицеров. Их нужно возить откуда-то каждый день. Все это деньги»

Узнать больше о предполагаемых планах по созданию лагерей можно тут:

Мнение авторов или участников интервью может не совпадать с позицией редакции! Если вы эксперт в своей области, пишите нам, предлагайте свое собственное мнение.