Бодибилдер из Глубокого рассказал об «общении» с силовиками, протестах и сутках

03.03.2021 08:34
Общество Мнение Редакция
«В Глубоком меня называют Арни. В городе, в

Александр Шарабайко живет в районном центре Глубокое Витебской области. Профессионально занимается бодибилдингом, мастер спорта и бывший десантник. Его узнают на улицах, а еще он участник протестов. В интервью Радио «Свабода» он рассказал о жизни после августа 2020 года.

«В Глубоком меня называют Арни. В городе, в котором живет около 20 тысяч человек, проходя мимо, одни улыбаются (и от этого на душе всегда становится светло, как во время встречи со Светланой Тихановской, когда понимаешь, сколько людей рядом, которым небезразлична судьба Беларуси), у других улыбки натянуты. Но таких мало, и на них я не обращаю внимания», — рассказал Александр.

Вечером 9 августа он приехал на площадь своего города и включил Цоя «Перемен». К нему сразу начали подтягиваться люди.

«Милиция попросила разойтись, мол, музыка кому-то мешает. Присутствующие ответили, что никому ничего не мешает, и начали скандировать «Жыве Беларусь!» Позже нас предупредили еще раз, мол, не разойдетесь через пять минут — будем наказывать. Я сел на велосипед и в 23:54 был уже дома», — рассказывает житель Глубокого.

В тот же вечер к нему приехало два «уазика» и около десяти силовиков.

«Мы стояли на улице. Жена не хотела отпускать меня с силовиками. Один из милиционеров, случайно или нет, ударил жену. После небольшой схватки я закрыл калитку, пошел домой, переоделся, выпил кофе и сел в «уазик», — рассказывает Александр.

«В участке я, конечно, высказал все, что о них думаю. Мне дали пять суток. Сначала посадили в камеру с журналистом. Потом пришел какой-то начальник и приказал, чтобы я сидел один и никто со мной особо не общался», — поделился житель Глубокого.

Статья 363 УК Беларуси. Сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу, охраняющим общественный порядок

1. Сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу при выполнении ими обязанностей по охране общественного порядка наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или арестом, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же действие, сопряженное с применением насилия или с угрозой его применения, либо принуждение этих лиц путем применения насилия или угрозы его применения к выполнению явно незаконных действий наказываются ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок.

Фото: радио Рацыя

«За «участие в несанкционированных акциях» я побывал в изоляторе еще несколько раз. Однажды силовики приехали за мной прямо в школу, куда я пришел за восьмилетней дочерью», — рассказал Александр.

«Десять метров от школьных ворот! Ко мне подходят два клоуна в масках и в форме. Не представляясь, не показывая документов, хватают за руки, пытаются куда-то тянуть. Сами не справились — вызвали второй наряд. Потом пришел третий», — делится историей бодибилдер.

«Люди ходили, снимали на видео, спрашивали: «Что он сделал? Он пришел за ребенком! Вы сначала задерживаете, а потом люди пропадают» В ответ-отмазки, мол, никто не исчезнет, все нормально. Но я позвонил жене, сказал, чтобы пришла за дочерью. А им сказал, что никуда не поеду до ее прихода. Когда жена пришла, отдал ей телефон, спокойно сел с ними и поехал», — рассказал Александр.

«Судья во время процесса смеялась и долго не могла понять, как это три наряда не смогли задержать одного человека и зачем вообще было столько милиции, если я потом последовал за ними сам. Они не нашлись, что ответить», — поделился историей Александр.

О том, как Александр проводил время в изоляторе, как его судили за БЧБ-флаг и историю жизни читайте на сайте Радио «Свабода» (бел.)

Мнение авторов или участников интервью может не совпадать с позицией редакции! Если вы эксперт в своей области, пишите нам, предлагайте свое собственное мнение.