«В первую очередь нас учили думать» — бывший ОМОНовец рассказал, как прослужил 6 лет

22.09.2020 08:41
Общество
«У нас была хорошая огневая подготовка, при этом
Фото: kp.by

36-летний белорус Павел Кулаженко 5 лет отслужил в ОМОНе после службы в спецназе внутренних войск. В 2011 году он переехал жить в Нью-Йорк по грин-карте. По его словам, ОМОНовцев учили противодействию криминалу и терроризму, они «занимались задержанием серьезных криминальных элементов, проводили сложные спецоперации».

«У нас была хорошая огневая подготовка, при этом физической подготовки фактически не было – разве что несколько раз в год мы сдавали нормативы. В первую очередь нас учили думать, чтобы мы могли быть автономными и не подставляли подразделение во время операции. В остальное время мы были загружены командировками, взаимодействовали с другими службами. Адская физическая подготовка – по шесть часов в день – у меня была в армии в спецназе, особенно на сержантских сборах. Нас заставляли бегать с голым торсом 7 километров – даже когда однажды на улице было -26, отжиматься на кулаках или на запястьях кистями внутрь, прыгать на кулаках 100 метров… Помню, стоим на плацу во время занятий по тактической подготовке в экипировке со щитами, а по щитам течет кровь струйками с разбитых рук. Помню, в тот момент я осознал, что могу здесь умереть – и никто даже глазом не моргнет», — рассказал Кулаженко в интервью «Комсомольской правде».

По его словам, разгонять протестные акции учили во время службы в спецназе – каждый день, а в ОМОН за все время такие занятия проводили всего 2 – 3 раза.

«Думаю, сейчас многое поменялось в ОМОНе, поскольку вижу тенденцию, что омоновцев стали часто использовать на массовых акциях. Почему? Мне кажется, потому что стали сильно расширять штат. Я приходил служить в ОМОН, в котором было 70 человек и два взвода. Через 5 лет штат расширили до 120 человек, в ОМОН стали брать женщин, переводить людей из других подразделений, в том числе более слабых. Уровень спецподразделения, по моему мнению, начал падать», — считает бывший ОМОНовец.

Павел Кулаженко не смог «найти ни одной причины», чтобы объяснить насилие со стороны ОМОНовцев во время событий августа-сентября. По его словам, «сотрудников ОМОНа на протяжении последних лет убеждают в одних и тех же идеологических догмах», что «Беларусь нужно защищать от угроз Запада и НАТО», что «у врага нет ни пола, ни возраста».

«После 2010 года квалифицированные кадры начали уходить (из ОМОНа – Телеграф), а на их место приходить люди – в основном из глубинки, с соответственным просоветским менталитетом, они все это время были условно изолированы и не видели мира», — считает бывший сотрудник.

Полностью интервью читайте по ссылке.