“Я не могу оказывать помощь тем людям, которые бьют свой народ”. Минский врач отказала в обслуживании сотруднику ОМОНа. Что с ней стало потом?

17.02.2021 17:31
Общество
“Это был обычный день приемов. Где-то к концу

Побывавшая на Окрестина, врач отказала в медобслуживании сотруднику ОМОНа “по своим убеждениям”. Об этом она рассказала корреспондентам Naviny.by.

“Это был обычный день приемов. Где-то к концу смены ко мне пришел пациент по записи. Прием я вела одна, без медсестры. Посмотрела его карточку и увидела место работы — ОМОН. Мы же врачи, по идее, должны беспристрастно относиться к пациентам. Но мне не хотелось помогать ему абсолютно. Если бы там было что-то экстренное, я была готова оказать помощь, хотя и скрипя зубами”,- рассказывает врач.

Силовик пришел уже после стационарного лечения. Ничего не угрожало его здоровью и особых серьезных состояний не было. Пациент просто хотел получить больничный, но врач отказалась оказать ему помощь, сославшись на свои убеждения и предложила обратиться к другому врачу.

“Лицо у этого омоновца окаменело, а глаза, как мне кажется, покраснели. Он с самого начала понял, что за убеждения — у меня бчб-браслет на руке. Говорил: «Понимаете, у меня работа такая…» Я отвечала, что понимаю, но так как объективно никакой медицинской помощи не было нужно, я посоветовала записаться к другому врачу”,-вспоминает женщина.

На следующий день ОМОНовец пришел к главврачу с жалобой и врача лишили существенной части заработка. Врач сама побывала на Окрестина и запомнила то насилие ОМОНовцев, пишет Naviny.by.

“Понимаете, просто я не могу оказывать помощь тем людям, которые бьют свой же народ, которому они присягу давали. На самом деле я не представляю, как они могут приходить домой, обнимать своих детей, готовить еду… Просто живут обычной жизнью, а на работе такое творят?!”

Медик вспомнила, что происходило на Окрестина: «Били всех. Девчонок, мужчин, взрослых женщин. Угрожали на бутылки сажать. Разговоры матами, челядь подневольная — это самое минимальное. По сравнению с другими людьми, я не пострадала. Пару синяков было. Там при задержании били без разбору. Повыскакивали из рейсового автобуса и стали хватать… Били в бусе. Это в августе всё было».

Полностью интервью можно почитать тут

1. Ст. 18 Кодекса врачебной этики. Врач в исключительных случаях вправе отказаться от работы с пациентом, перепоручив его другому специалисту в трех случаях. Среди них: при противоречии данного вида медицинской помощи нравственным принципам врача; а также: при невозможности установить с пациентом терапевтическое сотрудничество.

2. Ст. 17 закона «О здравоохранении» В случае несоблюдения пациентом врачебных предписаний или правил внутреннего распорядка организации здравоохранения для пациентов лечащий врач с разрешения руководителя организации здравоохранения может отказаться от оказания медицинской помощи пациенту, если это не угрожает жизни пациента или здоровью окружающих. Ответственность за организацию дальнейшего оказания медицинской помощи пациенту возлагается на руководителя организации здравоохранения.

Ранее Телаграф сообщил, что отношение к силовикам в белорусском обществе изменилось. Об этом даже говорил Александр Лукашенко. А вот что рассказывают сами белорусы.

Участница всех маршей пенсионеров и председатель инициативы «Наше поколение» 67-летняя Татьяна Зелко рассказала, что живет через дорогу от дома сотрудников ОМОНа.

«Так они, бывает, в балаклавах выгуливают детей. Они боятся показать лицо. Ставят свои машины возле нас и обходят десятой дорогой, чтобы попасть в свой дом. Они боятся, потому что начальники уедут, а они останутся», — сказала Татьяна Зелко.