“Давайте мы не будем никому из них верить!” — Мацкевич рассказал о президентской кампании и претендентах. Большое интервью

01.06.2020 06:10
Политика Мнение
Белорусы выстраиваются в массовые очереди, чтобы отдать свою

2020 год, с самого начала отметившийся пандемией коронавируса, не перестает держать в напряжении белорусское общество. В стране стартовала президентская избирательная кампания. Десятки человек изначально изъявили желание стать кандидатами. Из них 14 прошли фильтр ЦИК и смогли начать сбор подписей.

Белорусы выстраиваются в массовые очереди, чтобы отдать свою подпись за протестных кандидатов. Не утихают споры, есть ли среди претендентов реальные лидеры? И есть ли подставные “спойлеры” от власти, призванные создать видимость массовости и демократичности? Принесет ли эта избирательная кампания сюрпризы?

Эти и другие вопросы мы обсудили в большом интервью с белорусским философом и методологом, общественно-политическим деятелем Владимиром Мацкевичем.

Все идет по сценарию властей Беларуси. У Кремля денег нет, а Запад разочарован

— Порой складывается впечатление, что избирательная кампания развивается не совсем предсказуемо. Считаете ли вы, что выборы в этом году могут выйти из-под контроля властей? Какие шаги они могут предпринять, чтобы взять избирательную кампанию под контроль? Где у власти красная линия?

— У кого такое впечатление складывается? У меня нет. Пока всё идёт по сценарию, который я описывал в общих чертах еще в декабре-январе 2019 года. С небольшими отклонениями и импровизациями.

Пока режим сохраняет полный контроль за всем процессом даже в незначительных деталях. Иностранной помощи, кстати, в этом году не предвидится. Во всяком случае с Запада. И дело не только в пандемии и глобальной рецессии.

Запад полностью разочарован в традиционной оппозиции. А тот фарс, которые они устроили с праймериз, ещё больше подорвал интерес Запада к этим «выборам». Сценаристы режима это понимали. Поэтому затягивая назначение даты «выборов», они объявили их в самый удобный для себя момент. Зная длительность процесса, в котором принимаются решения о выделении политических грантов в Европе и США, режим объявляет дату тогда, когда доноры просто не успеют ничего решить и предпринять.

В России всё решается быстрее, политические деньги Кремля выделяются без бюрократических проволочек. Но денег нет. И Кремль тоже не успевает подготовиться. А та «пятая колонна» Кремля, которую здесь создавали заранее, ни на что не способна. Ну, разве что, на мелкие провокации и неэффективные информационные вбросы.

«Красная линия власти совмещена с горизонтом»

Мы должны исходить из того, что эта «красная линия» у нашего режима совмещена с горизонтом, с линией, к которой нельзя приблизится, она отодвигается по мере приближения. Даже если это не так, и у режима есть граница, правовая, моральная или бюджетная, мы, как реалисты обязаны исходить из того, что границы нет.

В арсенале режима все средства: обман, подкуп, шантаж, компромат, насилие. И все эти средства будут пущены в ход, если режим почувствует необходимость. У режима в репертуаре весь административный ресурс, неограниченный бюджет, доминирование в СМИ.

Вот доминирование в СМИ надо анализировать специально. Тотальная монополия в медиа-пространстве в эпоху интернета и цифровых технологий невозможна. Поэтому доминирование достигается средствами информационной и консциентальной войны, ну и грубым давлением и запугиванием. Помните о «деле БелТА»? Тогда «красная линия» была прочерчена для ТUТ.BY, а на его примере — для всех независимых СМИ.

Арестом Тихановского власти говорят: Смиритесь и не предпринимайте ничего

— Могли бы вы прокомментировать арест Тихановского? А также то, что президент публично оскорбил претендентов? Это игра или эмоции, ошибка?

— Ошибки бывают разные. Случайные, непродуманные действия — ошибки, совершённые нечаянно. Но бывает, что продуманные спланированные действия не достигают поставленных целей.

Бывает, что Лукашенко что-то говорит непродуманно. Но не в этот раз. Когда он ошибается случайно, то эту ошибку вырезают из репортажей телевидения, и не упоминают в информационных сообщениях. На этот раз всё развивалось по плану.

Лукашенко публично оскорбляет политических оппонентов, это показывают по всем каналам. Фактически предсказывает провокацию против Тихановского. Всё происходящее запечатлено журналистами, оказавшимися в нужное время и в нужном месте.

Так что это не случайная ошибка, а спланированная операция. Но и спланированная операция может быть ошибочной, если цель не достигнута. Чтобы понять, достигнута ли цель, нужно знать, какова была эта цель. Вот это и нужно выяснять — в чём цель этой игры?

— Но ведь такое поведение вызывает у сторонников Тихановского ненависть?

— Не совсем так. Президент вызывает не ненависть, а совсем другое отношение, которое сочетается с ненавистью. Это чувство бессилия. Цель этой игры в том, чтобы все поняли, что режим может позволить себе все, самые грубые и примитивные поступки. И никто ничего не может этому противопоставить, поэтому не нужно даже пытаться.

Грубо говоря: «Вы можете меня ненавидеть, но вы ничего не можете со мной сделать, поэтому смиритесь и не предпринимайте ничего. Делайте только то, что мы позволим. Мы даже приказывать и указывать ничего не будем, просто откажитесь от любой инициативы. Вы уже знаете, что можно и чего нельзя».

Ведется игра на понижение. Всю политическую жизнь необходимо свести к примитиву и изобразить как нечто очень недостойное. Как беспорядки и хулиганство без всякого смысла. Формируется мнение, что политика — это грязное дело, недостойное того, чтобы ею занимались разумные люди, тем более простые обыватели. Это дело маргиналов и люмпенов. Вот этого и добиваются власти.

Почему и зачем это нужно властям именно сейчас? Они и раньше вели такую игру на понижение, на принижение политики. Но сейчас это особенно важно.

Среди потенциальных кандидатов не только маргиналы и старые оппозиционеры, но и респектабельные люди, два миллионера, банкир, топ-менеджер самой современной отрасли экономики.

Эти люди могут привлечь в политику уже не маргиналов, но социализированный средний класс, а может быть и часть элиты. Вот этим группам и даётся сигнал.

Сигнал состоит в том, что политика — это не то, чем следует заниматься. Власть как бы говорит: «Занимайтесь своими частными делами и не подражайте потерявшему здравый смысл Бабарико и скомпрометировавшему себя Цепкало. Политика не для серьёзных и нормальных людей. Пусть ею занимаются такие, как Тихановский и прочие маргиналы. Их мы будем бить и сажать, а вменяемых людей это не коснётся».

Как определить кандидата-«спойлера»: Абсолютно все кандидаты на президентских «выборах» 2010, 2015 и 2020 годов являются спойлерами

— Некоторые эксперты считают, что в выборах участвуют спойлеры от власти. Как отличить реального кандидата от «подставного»?

— Мне часто говорят, что мои объяснения очень теоретичны и малопонятны. Даже тогда, когда я использую не собственные разработки, аналитику и теорию политтехнологий третьего поколения, а, например, понятия и категории широко известной книги Ги Дебора «Общество спектакля» или метод разделения на сцену и арену профессора Гинтаутаса Мажейкиса.  Попробую объяснить образно.

В театре зрители могут заплакать, наблюдая, как Отелло душит Дездемону. Это говорит только о мастерстве актеров. Как бы ни было жаль невинно убиенной героини, никто из зрителей не собирается на ее похороны. Все знают, что убит персонаж, а исполнительница её роли жива, здорова, и в следующем спектакле умрет на сцене так же талантливо, убедительно и понарошку. Это постановка, спектакль, шоу, в нём есть персонажи и исполнители ролей.

В политике также много постановочных шоу. Но их задача состоит в том, чтобы наблюдатели не различали персонажей и исполнителей, а воспринимали их, как единое целое.

Миллионы избирателей не знакомы с исполнителями политических ролей. Всё, что они могут знать, это образы, созданные на политической сцене и в СМИ. Образы, созданные PR-специалистами, политтехнологами, журналистами.

При анализе политических игр не стоит разбираться с тем, подставные ли претенденты. Нужно разбирать и анализировать действия персонажей, и те процессы, в которые они вовлечены.

Не все политические фигуры подставные. Это похоже на интерактивный театр, или шоу фокусников, когда на сцену приглашаются зрители из зала и вовлекают в шоу. Иногда это действительно подсадные актёры. А иногда это реальные, наивные зрители, которых выводят на сцену, ставят в срежиссированные ситуации. Расчет здесь на то, что обычные люди будут предсказуемо вести себя в этих ситуациях и демонстрировать реальные эмоции.

Исполнители политических ролей могут быть такими подсадными актёрами, и тогда их называют спойлерами — если удаётся разоблачить и докопаться до сути. Но если «актеры» талантливы, а сценарий хорошо продуман, то это не так просто.

А иногда исполнителей используют «втемную». При этом люди думают, что они ведут себя так, как сами хотят. Так, как они и вели бы себя в таких обстоятельствах. Но дело в том, что эти обстоятельства были специально созданы для них.

Политическое шоу с использованием политтехнологий третьего поколения в Беларуси (и в России) срежиссировано так, чтобы финал был абсолютно предсказуем. В процессе могут быть импровизации, но результат известен заранее.

Поэтому все, абсолютно все кандидаты на президентских «выборах» 2010, 2015 и 2020 годов являются спойлерами. Я и Козулина в 2006 году вижу спойлером, но не стану настаивать на этом. И вопрос может состоять только в том, играют эти кандидаты свои роли по согласованию со сценаристами этого шоу, или их «играют втемную».

Поэтому отвечая на вторую часть вашего первого вопроса, я могу сказать достаточно точно. Все 14 кандидатов (кроме известного «победителя» этих «выборов») — это спойлеры.

Про одного из них точно можно сказать, что он играл свою роль, согласовав её с администрацией президента. И вышел из процесса, когда в его роли отпала необходимость. Большинство же остальных используют втемную.

Бабарико и Цепкало управляют умелые руки режиссеров этого спектакля

Сомнения могут быть только в отношении Валерия Цепкало и Виктора Бабарико. Зная биографию, карьеру и литературное творчество Валерия Цепкало, я не могу поверить, что он искренне и серьёзно ввязался в эти «выборы». Если бы это было так, то нужно было бы предположить у него ограниченные умственные способности.

Виктор Бабарико. Многие пытаются развеять мои сомнения, утверждая, что он решился на такой шаг от отчаяния. То есть, приняв решение на эмоциях. Всё возможно.

Однако, как бы то ни было, уже видно, как персонажем в исполнении Виктора Бабарико управляют умелые руки режиссёров этого спектакля. Хочет он того сам или нет, его ставят в такие обстоятельства, которые делают его несвободным в решениях.

«Ермошина зарегистрирует тех, кого ей прикажут, а не тех, кто подписи собрал»

— Кто, на ваш взгляд, сможет собрать 100 тысяч подписей? И кого ЦИК зарегистрирует кандидатом?

— Соберут или нет — я гадать не стану. Возможности собрать необходимые 100 тысяч определяются ресурсами инициативных групп. Учитывая условия не закончившейся эпидемии, эти ресурсы можно определить в 5-10 тысяч сборщиков и бюджет порядка 100 тысяч и более. Люди есть у двух-трех кандидатов, и бюджет тоже у двух-трех. И то, и другое есть только у Бабарико и Цепкало.

Но и этого недостаточно. Насколько я успел убедиться, значительная часть записавшихся в инициативные группы Бабарико и Цепкало ничего не умеют, и не собираются ничего делать. Но, возможно, я ошибаюсь.

Вторая часть вопроса требует специальной отбивки и рефлексии. Вы же понимаете, что кандидаты, даже собравшие подписи с запасом и избытком, полностью подконтрольны ЦИК и Лидии Ермошиной?

Ермошина зарегистрирует тех, кого ей прикажут, а не тех, кто подписи собрал. Может забраковать и найти нарушение у того, кто наберёт больше всех подписей. И может закрыть глаза на то, что кто-то немного недобрал. Это ведь уже было в 2010 году.

И эта подконтрольность намного важнее того, кто и как соберет подписи.

Судя по анализу сценария 2020 года, могу предположить, что режиму нужны Цепкало и Бабарико в качестве кандидатов. Во всех остальных никакой нужды нет. Поэтому Гайдукевич и отказался от участия.

“Кандидаты могут рассчитывать только на прекариат, на маргиналов оппозиции и неопределившуюся молодёжь”

— Вопрос как к специалисту-политтехнологу. Сейчас уже можно понять, на какой срез общества рассчитывает тот или иной претендент? Как могут разделиться электоральные предпочтения белорусов? И смогут ли претенденты объединиться в команду?

— Вопрос многосоставной. Буду отвечать по частям. В том числе и по тем частям, которые вы, может быть, и не считаете вопросами, но на которые нужно отвечать.

Сначала отвечу вопросом на вопрос. А что даёт основание обращаться ко мне, как к специалисту-политтехнологу? Я ведь не политолог, и даже не политтехнолог. Я философ и методолог. Иногда, наоборот, сначала методолог, а уж потом всё остальное. Итак, если я специалист, то чем отличаюсь от многих других, кого журналисты считают ещё большими специалистами?

Ведь я говорю то, что не совпадает с мнениями других специалистов, даже сильно им противоречит. Эти расхождения и противоречия — самое важное моем ответе. Исходя из этого, я и буду отвечать дальше.

Вы спрашиваете, можно ли понять, на какие общественные группы могут рассчитывать кандидаты. А что мы знаем про белорусское общество, про его стратификацию, социальные группы и слои?

Я, как специалист (если вы ещё не готовы взять свои слова обратно), могу сказать, что мы не знаем белорусского общества. Во всяком случае, мое знание об этом не более, чем гипотеза. У других специалистов и этого нет, они пользуются заимствованным знанием про другие общества, или вовсе архаичными представлениями.

Так вот, кандидаты — все до одного, могут рассчитывать только на прекариат, на маргиналов оппозиции и неопределившуюся молодёжь. О прекариате можно поговорить отдельно, это бедные в сфере традиционной занятости, фрилансеры, тунеядцы и ещё многие группы белорусского общества, которые никогда еще не изучались и не исследовались.

Вот здесь нужно кое-что объяснить. Наивные политологи (как бы специалисты) после самовыдвижения Цепкало дружно заявляли, что за ним пойдут айтишники, ПВТ и другие кампании. Так вот нет. За Цепкало пойдут те, кто думает, что за ним пойдут айтишники и всё такое. Именно на этом и построен сценарный замысел. Это эффект избыточной рефлексии. Помните: «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я»? И так далее.

Айтишникам нет дела до Цепкало, но прекариат должен думать, что он ставленник ПВТ.

С Бабарико примерно то же самое, но не так выразительно. Все, кто в эйфории записывался в его инициативную группу, должны думать, что за Бабарико стоит бизнес, и что бизнес поможет ему на «выборах».

Думать можно всё, что угодно. А как оно на самом деле? Банкир Бабарико и топ-менеджер Цепкало — это медийные образы в шоу, на экране массового сознания. Они персонажи и роли на политической сцене. А как обстоят дела на политической арене, где происходят реальные процессы, а не их медийное отображение? Думаю, совсем не так.

Все кандидаты призваны по сценарию сначала стянуть на себя протестные настроения, которые в этом году очень сильны, а потом раздробить и канализировать этот протестный потенциал — «выпустить пар».

И если это так, то зачем им объединяться в альянсы? Не будет никаких альянсов. Разве что для видимости, на экране. И очень ненадолго, на пару дней, не больше.

Их альянсы в этой игре не предусмотрены, и мало интересны. Интереснее их комплиментарность.

Бабарико — не уличный лидер. Он не поведет людей на «плошчу»

Только один аспект. Бабарико — не уличный лидер. Он не поведет людей на «плошчу». Но, чтобы бы ни делал Бабарико, на площадь людей призовут Тихановский и Статкевич. По наиболее вероятному сценарию именно в этом их комплиментарность. Можно рассмотреть ещё несколько возможных комплиментарных комбинаций. Но наше интервью и так рискует стать очень длинным.

— Есть ли вероятность, что зарегистрированные кандидаты смогут повлиять на организацию честного голосования и подсчет голосов. Что им для этого нужно? Способны ли они? Могут ли нас ждать сюрпризы?

— Нет. Такая вероятность стремится к нулю. Тут даже обсуждать нечего. Сюрпризов не будет.

«Самый плохой сценарий — это кровь при разгоне возмущенных и отчаявшихся граждан 9-10 августа. Всё идет к этому»

— В целом, какой ваш прогноз по президентской кампании этого года?

— Я не делаю прогнозов. Это дурной тон в методологии той школы и подхода, который я использую. Я просчитываю варианты, анализирую возможные сценарии, отталкиваюсь от самых плохих, чтобы разрабатывать порядок действий по хорошему сценарию.

Так вот, самый плохой сценарий — это не тогда, когда «выборы» состоятся, и Лукашенко останется и.о. главы государства. Останется легитимным в собственных глазах, в глазах подавляющего большинства населения (легитимация силой, или право силы нельзя сбрасывать со счетов), и даже в глазах политиков Европы.

Самый плохой сценарий — это кровь при разгоне возмущенных и отчаявшихся граждан 9-10 августа. Всё идет к этому. И вот этого точно следует избежать. И это ещё возможно.

Впрочем, как и срыв этих «выборов», который тоже еще возможен. Вероятности разные. И работать нужно на повышение вероятности хороших сценариев, и уменьшение вероятности плохих.

— Какими вы видите первые несколько дней после объявления результатов выборов. Что будет в стране?

— Разочарование и апатия. Так было и после всех прошлых «выборов». Но, я не хочу сеять негативные настроения заранее. Почти с мизерными шансами, но всё ещё возможен позитивный поворот в ситуации. Я его описывал в тексте «Моя предвыборная программа». Понимаю, насколько это маловероятно, но всё же возможно.

Меньше всего мне хотелось бы, чтобы из моих разъяснений про ПТ-3 возникало впечатление, что режим непобедим и ничего сделать нельзя. Непобедимых режимов не бывает. КГБ не всесилен. Лица, принимающие решения, время от времени ошибаются. Режим можно победить. Как? Это можно решать по ситуации. Но есть и общий принцип.

Победить любой режим можно только не допустив того, чего этот режим очень хочет. Сломать сценарий. Не делать того, чего режим от вас добивается, а вы не хотите. Вот и создаётся ситуация, когда «низы не хотят, а верхи не могут».

Вот об этом и надо заботиться. Не делать того, чего именно сейчас режим от вас добивается.

В 2020 году режиму необходимо провести «выборы», обновить легитимность Лукашенко. Пусть это и сомнительная легитимность, но режим сам в неё верит, поэтому считает, что властям, режиму и Лукашенко позволено и можно всё.

Если «выборы» провести не удастся, они будут сорваны, то режим сам усомнится в собственной легитимности и вседозволенности. В глазах общества, как в Беларуси, так и за рубежом, подрыв его легитимности станет всем очевидным. Режим будет в смятении.
Вот в этот момент и нужно решительно действовать.

Реально ли это? Да, реально. Но маловероятно. И с каждым днём «предвыборной кампании» в том виде, в котором она протекает, эта вероятность уменьшается.

Власти, выборы и пандемия: «Наказание невиновных, награждение непричастных»

— Насколько важной будет роль эпидемии коронавируса в этой избирательной кампании?

— Ну, я не думаю, что это будет очень важный фактор в этой кампании. Да, он есть, и отрицать это глупо, даже невозможно.

Тут немного другой аспект имеет значение. Все участники этой кампании будут преувеличивать этот фактор, педалировать его.

С одной стороны, все будут пытаться использовать его в своих интересах. Но ни у кого из этого ничего не выйдет. С другой стороны, все будут пытаться списать на эпидемии свои ошибки и неуспех. Будут выдавать свои неудачи за форс-мажор, вызванный эпидемией.
Давайте мы не будем никому из них верить! Это они сами «плохие танцоры», а не коронавирус им помеха.

— Будут ли наказания и последствия для вертикали и президента из-за того, как власть отнеслась к эпидемии коронавируса?

Если «выборы» состоятся, и он (действующий президент — ред.) останется, то железно – нет. Чтобы выправить пошатнувшуюся репутацию, он найдет на кого свалить ответственность и вину. Полетят некоторые головы, «виновные» будут наказаны.

Наверное, эти «виновные» будут и из вертикали. Хотя, мы же помним, как он обвинял и простых медиков. Их нужно героями признать, а их совершенно по-хамски оскорбляют.

Впрочем, правильнее формулируется это в советской поговорке: «наказание невиновных, награждение непричастных».

Мнение авторов или участников интервью может не совпадать с позицией редакции! Если вы эксперт в своей области, пишите нам, предлагайте свое собственное мнение.