Разрозненными колоннами против монолитной стены: как оппозиция подходит к президентским выборам

07.05.2020 13:17
Политика Мнение
А нужен ли мальчик? Необходимость участия оппозиции в
Протест на выборах 2010 года. Фото: REUTERS/Gleb Garanich

Не позднее 30 августа в Беларуси должны состояться президентские выборы. Избирательная кампания должна быть объявлена уже в ближайший месяц. Кандидат от власти на них известен – это несменяемый 26 лет президент Александр Лукашенко. Но кто бросит ему вызов? Тем более, в условиях коронавирусной эпидемии.

А нужен ли мальчик?

Необходимость участия оппозиции в выборах не столь однозначна. В Беларуси, в том числе среди политиков и противников действующих властей, популярна идея их бойкота и игнора. Свою позицию их сторонники объясняют нечестностью выборов, отсутствием справедливого подсчета голосов, равных возможностей и так далее, и приводят в пример множество свидетельств как национальных, так и международных наблюдателей.

Однако пропагандисты бойкота не говорят о том, что же все-таки тогда делать. Вариант по примеру Лао Цзы сидеть у реки и ждать, когда приплывет возможность честных выборов, многих не устраивает. Кроме того, что мешает в условиях наличия приписок и административного ресурса не заметить и тотального отсутствия людей на избирательных участках?

Таковы официальные данные выборов 2015 года. Инфографика БелТА

Да и прошлые президентские выборы 2015 года и так фактически прошли без участия оппозиции (участвовавших тогда в качестве альтернативных кандидатов в президенты Сергея Гайдукевича, Татьяну Короткевич и Николая Улаховича остальная часть противников нынешних властей в свои ряды не включает).

В свою очередь сторонники участия в выборах говорят о важности коммуникации с обывателями, возможности бесплатно и без уведомления проводить уличные акции, пробиваться на госТВ и так далее – то есть участвовать в учениях в условиях, максимально приближенных к боевым. А там, как говорится, чем черт не шутит.

Первые праймериз комом

Белорусская оппозиция подошла к этим выборам раздробленной, несмотря на очередную попытку объединения. Уже в январе этого года было объявлено о проведении совместной кампании праймериз по выборам единого кандидата на предстоящую президентскую гонку. В кампании подключились Белорусская социал-демократическая партия (Грамада), Объединенная гражданская партия, Партия БНФ, оргкомитет партии «Белорусская христианская демократия», Движение «За Свабоду» и частично Белорусская партия «Зеленые».

Был разработан общий план, который предусматривал разделение голосов по результатам четырех этапов:

  • поездок по регионам,
  • онлайн-голосования,
  • разделения партийных голосов
  • итогового голосования на конгрессе.

Кандидатами на праймериз были зарегистрированы 5 человек: сопредседатели БХД Павел Северинец и Ольга Ковалькова (идет как самовыдвиженка), лидеры ОГП Николай Козлов и ДЗС Юрий Губаревич, зампредседателя ПБНФ Алексей Янукевич.

Сама идея праймериз с поездками по регионам оживила многие города, в которых политической  жизни не было давно. Безусловным фаворитом этого этапа являлся лидер декабрьских протестов против интеграции с Россией Павел Северинец, выигравший со значительным перевесом в шести из семи городов на Витебщине и в первых двух городах на Брестчине. Но затем он неожиданно проиграл в трех городах подряд Юрию Губаревичу, который шел на втором месте. Местные блогеры заметили среди голосовавших чиновников. И хотя механизм праймериз не предусматривал запрета на их участие, Северинец увидел в этом попытку властей повлиять на результаты голосования и вышел из гонки с частью партийного актива. Вслед за ним последовали аутсайдер праймериз Алексей Янукевич и вся ПБНФ.

Оставшиеся участники праймериз. Фото: facebook.com/adziny2020

В итоге в праймериз остались лишь три кандидата. А поездки по регионам, как и традиционные уличные акции оппозиции, вскоре были отменены из-за начавшейся эпидемии коронавируса. Отбор между тем перешел в онлайн, но из-за ухода почти половины кандидатов общественный и медийный интерес к нему значительно упал. К тому же, умы людей больше стали интересовать события, связанные с COVID-19, падением курса рубля и карантином. Да и само голосование предусматривало необходимость оставлять контакты и признавать незаконным выдвижение Александра Лукашенко, к чему многие белорусы пока не готовы.

Онлайн-голосование завершилось 30 апреля. Его победителем стал Николай Козлов, набравший почти 40% голосов. Но здесь процедура столкнулась с новыми вызовами: зачастую спорной интерпретацией результатов, обвинениями в накрутках и различными сливами в СМИ и соцсети.

Остается пока неясным вопрос с утверждением результатов так и не завершившихся поездок по регионам. Непонятно и то, как провести массовый оппозиционный конгресс в условиях эпидемии. Изначально он был запланирован на конец мая, но именно в эти дни в Беларуси ожидается самый пик заболеваемости.

На коронавирусных фронтах

Выйдя из праймериз, сопредседатель БХД Павел Северинец ушел в соцсети и занялся организацией «народного карантина», призывая в своих трансляциях игнорировать требования и инициативы властей и пытаясь раскопать правду о ситуации с заболеваемости.

Политик также выпустил несколько совместных заявлений с коллегами по улично-радикальному лагерю: Владимиром Некляевым, Андреем Санниковым, Николаем Статкевичем, Геннадием Федыничем, режиссером Юрием Хащеватским, а также блогером Nexta. Однако других общих действий между ними пока не видно.

Кроме того, лидер «Народной Громады» Статкевич ранее заявлял о намерении выдвинуть около 30 кандидатов на президентские выборы, чтобы воспользоваться возможностями агитации в ходе кампании. А Северинец призывает бойкотировать выборы. И хотя вероятность того, что кого-либо из кандидатов Статкевича зарегистрируют, близка к нулю, пока тактика политиков отличается.

Особняком стоят сторонники бойкота, бойкотирующие не только выборы, но и своих коллег по оппозиционному лагерю – Консервативно-христианская партия-БНФ Зенона Позняка, представители которой традиционно клеймят всех остальных псевдооппозицией, и кампания «Свежий ветер» Владимира Мацкевича, призвавшего к буллингу всех участников выборов. Однако какой-либо заметной активности за этими организациями в последнее время нет.

Предвыборный плакат Сергея Череченя. Фото: facebook.com/zache2020

Нет единства и среди «конструктивной» оппозиции. Так, председатель Белорусской социал-демократической Грамады (бывшая партия Станислава Шушкевича) Сергей Черечень уже официально начал свою президентскую кампанию. «Говори правду», от которой в 2015 году баллотировалась Татьяна Короткевич, пока не озвучила свой формат участия, но ее лидер Андрей Дмитриев пытается ущипнуть коллег из праймериз, то называя его объединением националистических организаций, то привлекая внимание к склокам в Штабе единого кандидата.

От Либерально-демократической партии на выборы в этот раз пойдет Олег Гайдукевич – сын предыдущего лидера партии, который бессменно выдвигался кандидатом в 2001-2015 года и которого представители других партий называли спарринг-партнером Александра Лукашенко.

Между тем пока традиционная оппозиция уходит в онлайн, оттуда на улицы выходят популярные блогеры. Так, одними из лидеров протеста в Бресте являются блогеры Сергей Петрухин и Александр Кабанов. Nexta в 2019 году собрал акцию протеста в ходе парламентских выборов, а MozgON уже в этом году привел разгневанных пользователей к «Белнефтехиму». Объезжает регионы страны, собирая там массовые акции, и авторы «Страны для жизни» Сергей Тихановский, который накануне заявил о своих президентских амбициях.

На парламентских выборах 2019 года попробовали свои силы и представители пророссийской сил (Сергей Лущ, Эльвира Мирсалимова и другие), но пока о своих планах на президентскую кампанию они молчат.

Одни в поле не воины?

Таким образом, к президентской кампании белорусская оппозиция подходит разрозненными колоннами и разными путями. Надеяться на то, что удастся объединиться в оставшееся время, тоже не приходится.

Да и вероятность того, что в условиях апатии населения и эпидемии коронавируса разрозненно кто-либо из претендентов соберет самостоятельно 100 000 подписей, необходимых для регистрации кандидатом в президенты, невелика.

При этом никакого раскола властных элит и крена зацементированной вертикали не видно. И хотя среди противников действующих властей и есть надежда на то, что денег на силовиков может не хватить, нельзя исключать варианта, при котором денег хватит именно на них, но не хватит на кого-нибудь другого.

Однако ситуация с эпидемией коронавируса и вызванным им кризисом вкупе с не всегда эффективными решениями руководства страны не прибавляет популярность действующему президенту. А президентская кампания может помочь канализировать имеющийся протест.

Если же верить фразе, которую приписывают первому президенту посткоммунистической Чехословакии Вацлаву Гавелу, «никогда не знаешь, когда и где упадет та снежинка, с которой начнется лавина».