«Время пряников закончилось» — Шрайбман рассказал, как санкции могут повлиять на политику Лукашенко и почему, «как раньше», уже не будет

07.07.2021 11:48
Политика Мнение Редакция
Новое восприятие белорусской власти Он отметил, что если

Вводя секторальные санкции против официального Минска, Европейский союз больше не учитывает «побочный вред, вроде издержек для простых белорусов». Об этом заявил политический обозреватель Артем Шрайбман, комментируя возможное влияние новых санкций на политику белорусских властей.

Новое восприятие белорусской власти

Он отметил, что если до сих пор у ЕС «были лишь многочисленные пакеты не слишком болезненных точечных санкций против белорусских чиновников и близких к власти компаний», то теперь в Брюсселе ситуацию сравнивают «с омлетом, который нельзя приготовить, не разбив яиц».

«Это важный маркер нового восприятия белорусской власти. Для Запада Лукашенко больше не донор региональной стабильности и даже не легитимный собеседник, а нарушитель всех правил, которого надо сдерживать и принуждать к капитуляции. Время пряников закончилось, теперь ЕС и США готовы варьировать лишь жесткость кнута», — рассказал он в статье на сайте московского центра «Карнеги».

Тем не менее, пока «Брюссель сформулировал санкции с изъятиями и отсрочками, чтобы оставить себе пространство для их ужесточения и дать Минску время подумать о своем поведении».

«Но то, что санкции вступают в силу автоматически по истечении действующих контрактов, делает их более серьезным инструментом давления. От Лукашенко ждут, что он начнет уступать, причем уступать так заметно, чтобы в Евросоюзе созрел консенсус, что санкции надо заморозить. Это намного более высокая планка, чем если бы Брюссель просто угрожал новыми санкциями. Отменить уже вступившее в силу решение сложнее, чем просто забыть про политическую риторику», — отметил Шрайбман.

Освобождение политзаключенных не удовлетворит Запад

Обозреватель напомнил, что в 2008 и 2015 годах удавалось отменять западные санкции в обмен на освобождение политзаключенных.

«Но сейчас это вряд ли удовлетворит Запад. В третий раз торговаться с Лукашенко – значит опять согласиться играть по его правилам. Для западных лидеров будет слишком унизительно отмотать назад непризнание его легитимности и позволить ему опять торговать свободой своих оппонентов», — считает он.

По его мнению, в ответ на санкции в краткосрочный период власти могут лишь ужесточить репрессии и эскалацию отношений, «чтобы показать Западу цену его давления». Однако «в среднесрочной перспективе последствия санкций не так однозначны».

«Белорусские экономисты оценивают потенциальный ущерб от уже введенных санкций в 3-7% ВВП. Это хоть и не смертельно, но явно не способствует спокойной конституционной реформе, которую Лукашенко хочет провести как раз в 2022 году, когда санкции заработают в полную силу», — заявил Шрайбман.

По его словам, в истории есть случаи, когда различные режимы как выстаивали под санкциями (Куба, Венесуэла), так и падали под их давлением (ЮАР, Сербия). Обозреватель подозревает, что действующие власти смогут некоторое время опираться на поддержку России, попав при этом под ее дополнительное влияние, в том числе экономическое.

«Вряд ли архитекторы санкционного давления на Лукашенко хотят такого исхода, но у них нет других инструментов реакции на его действия. Западным политикам сложно игнорировать самые масштабные репрессии в Европе с начала века, особенно когда Лукашенко настойчиво не дает о себе забыть, перехватывая европейский самолет. А сам он не может просто уйти в сторону, отделив свою судьбу от судьбы страны», — считает аналитик.

Опосредованный эффект санкций

При этом Шрайбман полагает, что политический эффект от санкций может опосредованным: «не через принуждение Лукашенко к уступкам, а через выведение его из равновесия».

«Жесткие санкции провоцируют его на повышение ставок и новые эмоциональные, часто – саморазрушительные ответные шаги. Например, если слишком активно забрасывать Литву мигрантами, распространить эту практику на Польшу или начать пропускать в Евросоюз наркотики, там могут решить прекратить действие тех же калийных контрактов раньше, чем Минск успеет к этому подготовиться», — считает он.

А испугавшись чрезмерной привязанности к Москве, «Лукашенко может начать метания в другую сторону и на каком-то этапе амнистировать политзаключенных, ослабить репрессии и дать тем самым новый импульс протестам», полагает обозреватель.

«Валюта» Лукашенко будет девальвироваться

При этом он не исключает того, что издержки от поддержки Лукашенко для Москвы могут значительно вырасти под влиянием санкций.

«Чем конфликтнее атмосфера между Россией и Западом, тем больше у Кремля стимулов назло врагам стоять до конца в поддержке своих даже строптивых сателлитов. Если же Москве и Западу удастся запустить новую разрядку, основная сегодняшняя валюта Лукашенко – его демонстративная антизападность – будет девальвироваться в глазах Кремля», — заявил Шрайбман.

Пока же, по его словам, «именно Лукашенко с его осмысленными или эмоциональными шагами остается главным драйвером белорусского кризиса и его будущего разрешения».

«Из-за того что белорусский режим чрезвычайно персонифицирован и герметичен, все внешние силы – как Россия, так и Евросоюз с США – вынуждены в первую очередь создавать стимулы для того, чтобы направить действия лично Лукашенко в нужную им сторону. Это тонкая и рискованная игра – рискованная в первую очередь для белорусского общества и государственности. Шансов на успех в ней будет больше у того, кто будет готов уделить белорусскому кризису больше внимания и формулировать свои интересы так, чтобы они выглядели наименьшим из возможных зол для остальных», — подытожил политический обозреватель.

Мнение авторов или участников интервью может не совпадать с позицией редакции! Если вы эксперт в своей области, пишите нам, предлагайте свое собственное мнение.